ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ловушка архимага
Сила притяжения
Тролли пекут пирог
Список ненависти
Груз семейных ценностей
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Укрощение дракона
Второй шанс
Его кровавый проект

Салли рассказывала мне, что студенты Данкена увлекаются играми в драконов, таящихся в подземельях, и тому подобной чушью, но сейчас мне совсем не хотелось заниматься этой чепухой.

— А я Иисус Христос, — ответила я. — Я бы с радостью задержалась, чтобы побеседовать с вами, но должна поспеть на Тайную вечерю до того, как ваши друзья расхватают все до крошки. Прошу прощения. — И я направилась к столу с закусками.

— Но вы понимаете, кто я, Хариэт?

Откуда он узнал мое имя? Я уставилась на него. По виду незнакомец ничем не отличался от других студентов, но в нем было нечто неуловимо странное, нечто такое, что мне не удалось бы выразить словами.

— Наверное, вы заметили, что я отличаюсь от других? Может, он псих? Один из подопечных Салли, птичек с перебитым крылышком, таких же как я?

— Я пришел от самого дьявола предложить вам то, чего вы желаете больше всего на свете.

Я рассмеялась:

— Вы здесь никого не удивите своим откровением. Теперь никто не верит в дьявола.

— Ах вот как? Тогда почему же все так боятся его? — Незнакомец пристально и холодно смотрел на меня. — Почему все в мире прилагали столько усилий, чтобы оградить себя от него? Зачем постарались создать цивилизацию? Кажется, вы так это называете? Разве не из страха перед Сатаной? Искусство, общество, религия — ведь все это защита от ада. Защита от хаоса. Вот в Бога-то они как раз и не верят, поскольку в людях есть глубоко затаенное знание, что они сами его придумали.

Я замерла. Конечно, он просто студент, болтающий вздор, возможно, наглотавшийся наркотиков, но в его словах есть смысл. Я испытала потребность поговорить с ним на его языке. Принять вызов — показать незнакомцу, что я достойный противник.

— Ну, если вы и в самом деле дьявол, то что делаете здесь? — осведомилась я. — Я-то считала, что сейчас вы заняты — ведь у вас так много работы в странах третьего мира. Почему вы околачиваетесь на этой вечеринке в Гилдфорде среди людей, принадлежащих к среднему классу и собравшихся, чтобы выпить?

«Держись непринужденно, — говорила я себе. — Убаюкай, успокой незнакомца ложным ощущением безопасности, отпусти поводок, не натягивай его слишком сильно».

— О да, у нас там действительно полно хлопот. Но их, этих ребят, незачем убеждать в том, что дьявол существует. Это все равно что проповедовать обращенным. Гораздо забавнее побывать в таком маленьком уютном городке, как ваш Гилдфорд. Нам нравится просверлить несколько отверстий в вашем так хорошо организованном порядке и впустить в ваш мирок сквозняки.

Ураган музыки поглотил гомон голосов вокруг нас, и это означало, что кто-то добрался до стереосистемы. Встревоженная Салли метнулась туда, и тотчас же громкость снизилась. Однако музыка все еще слышалась явственно. Я заметила, что отбиваю такт ногой, и вдруг ощутила не поддающийся никакому объяснению позыв откровенничать. Этот странный разговор явно доставлял мне удовольствие.

— Так к чему же эти салонные игры? — Я улыбнулась. — Если вы появились здесь, чтобы уничтожить нас, почему не ввести в действие тяжелую артиллерию и не стереть всех с лица земли?

— Ах, боюсь, и моим возможностям есть предел. Мы должны играть по правилам. И хотя закрутить вселенную задом наперед и устроить прекрасное жаркое из морской живности, когда первая мелкая рыбешка выползет на сушу из первозданного ила, было бы прекрасно, но чем заниматься потом? Мы, нечистая сила, почувствовали бы себя одинокими без всех вас. Мы остались бы навечно проклятыми вместе с Люцифером, и поиграть нам было бы не с кем.

Мы оба рассмеялись. Конечно, сейчас он сбросит свою личину, и с шуткой будет покончено. Я посмотрела на свой пустой стакан. Алкоголь, разумеется, не заменяет счастья, но сегодня вечером он был единственным доступным мне утешением. Я огляделась в поисках выпивки, но бутылок не увидела. Меня охватила паника. Что-то в манерах этого молодого человека располагало меня и побуждало продолжать разговор. Возможно, мне не представится другого случая продолжить эту беседу, если я прерву ее сейчас. Но мне отчаянно хотелось выпить.

— Если вы напьетесь, Хариэт, это вам не поможет. Чтобы почувствовать себя счастливой, вам надо гораздо больше.

Эти слова насторожили меня: неужели я заговорила вслух, сама того не сознавая?

— На что вы намекаете? — спросила я.

— Скажите сами, — он улыбнулся, — что бы вы выбрали, если бы имели возможность получить то, что захотите?

Я вздохнула. Это все-таки была еще одна салонная игра.

— Все, что угодно?

— Все, что угодно. Без всяких ограничений.

— Ну, в таком случае есть несколько мелочей, которые я хотела бы получить сейчас же. Например, работу. И кое-какие деньги, чтобы было на что жить. А также сбросить несколько лет, ну, скажем, двадцать пять для ровного счета. Вы, дьяволы, ведь большие специалисты по части омоложения, верно? История Фауста — наглядное тому подтверждение.

Я помолчала и оглянулась на дверь. В этот момент появился Эндрю с молодой женщиной, вероятно, одной из студенток, изучающих английский язык. Она была высокой, стройной и элегантной, что особенно бросалось в глаза на фоне его костюма, как всегда не слишком опрятного. Девушка шла через комнату впереди него, и бедра ее мягко покачивались в такт музыке, а короткое платье открывало на обозрение прекраснейшие ножки, туго обтянутые чулками. Эндрю поспешил за студенткой и нагнал ее возле камина. Она с улыбкой повернулась к нему. Копна каштановых волос обрамляла прелестное личико — глаза девушки сияли. Меня охватила острая зависть.

— Итак, продолжим. — Я обернулась к Мефисто. — Я бы не отказалась также внести кое-какие изменения в свою внешность. Довольно скверно родиться и жить с лицом, похожим на тыльную часть автобуса.

Ждала ли я, что он возразит? Скажет, будто красота располагается на поверхности — не глубже, чем на толщине кожи? Но Мефисто даже не слушал меня — он смотрел на спутницу Эндрю.

И стало ль то лицо, оно ль подвигло
Армаду легкокрылых кораблей без счета бороздить моря,
Оно ль причиной стало, что Илиона
Твердыни были сожжены дотла? —
«Доктор Фаустус» Марло.[3]

Так вот откуда он почерпнул всю эту чушь о дьяволе?

Я глубоко вздохнула. Глупо было с моей стороны предположить, что этот привлекательный молодой человек и вправду получал удовольствие от беседы со мной. Едва в комнату вошла привлекательная женщина, он забыл о нашем разговоре и потерял ко мне интерес.

— Если вы хотите уйти и побеседовать с Еленой Троянской, не обращайте на меня внимания, — сказала я. — Я и сама собиралась удалиться, чтобы налить себе чего-нибудь выпить.

Чтобы подкрепить свои слова, я приподняла пустой стакан и вздрогнула… потому что на руку мне пролилось теплое красное вино. Мой стакан был полон! Я нервно отхлебнула глоток, чтобы оно не переливалось через край стакана, и терпкое живительное вино пробудило мои вкусовые сосочки.

Оно было куда лучше, чем обычное пойло Салли. Мой ум лихорадочно работал — я пыталась понять, как ему удалось совершить этот фокус, да так, чтобы я не заметила этого. Под его широким пальто можно было спрятать бутылку вина, а фокус этот, вероятно, несложен.

Снова загремела музыка, вторгаясь в мои мысли. Это была любовная песня. Молодая пара в другом конце комнаты начала танцевать — они обвивали друг друга руками. Меня охватила жалость к себе, мне захотелось уйти — перестать притворяться, прекратить этот разговор и позволить атмосфере вечеринки побудить меня к пьяному забвению. Мефисто продолжал разглядывать девушку.

— А знаете, они не трахаются. — Он кивнул в сторону Эндрю и его дамы.

— Откуда, черт возьми, вы знаете об этом? — Любопытство вспыхнуло во мне с новой силой.

вернуться

3

Кристофер Марло (1564—1593), английский драматург, современник Шекспира. Здесь и далее упоминается его философская драма «Доктор Фаустус»

4
{"b":"5906","o":1}