ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все пропавшие девушки
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Двадцать три
Нойер. Вратарь мира
Не такая, как все
Роботер
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Великий русский
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах

— Есть ли у вас книга «Племенные мифы: исследования общественных групп в сельской части Западной Африки»? — спросила я.

— Нужно посмотреть. — Она раздраженно повернулась к дисплею своего компьютера. Усталая Анетт казалась старше и далеко не такой обольстительной, какой я ее помнила.

Ее «элегантный» костюм, тот же, что и в последнюю нашу встречу, имел поношенный вид в сравнении с моим дорогим и хорошо сшитым.

— Боюсь, она в резервном фонде, — ответила наконец Анетт, будто этим исчерпывался вопрос. Я могла бы сказать ей, что по этой причине и выбрала книгу.

— Могу я посмотреть книгу? Будьте любезны! Анетт бросила на меня раздраженный взгляд.

— Чтобы найти ее, мне придется спуститься в подвальный этаж.

— Ничего страшного, — улыбнулась я. — Я подожду. Едва она удалилась, я села на ее место и начала торопливо нажимать на кнопки. Разумеется, мой пароль устарел, но мне удалось подобрать новый. Оглядевшись и убедившись, что за мной никто не наблюдает, я получила доступ к генеральной программе и отстукала несколько команд.

«Внимание! — отреагировал компьютер. — Вы уверены, что хотите стереть все файлы в отделе справок „Живи и учись“?»

Трепеща от удовольствия, я нажала на кнопку V и, для уверенности, на кнопку «Возврат». После этого я опустошила «корзину», чтобы восстановить информацию было невозможно. Через несколько минут я смешалась с толпой покупателей, фланировавших по Норт-стрит, и привлекала любопытные взгляды всех, кто замечал на моем лице широкую улыбку удовлетворения.

Мне не хотелось покидать Гилдфорд, не установив хоть какого-нибудь контакта с Салли и Эндрю. Я желала бы увидеть их хоть издали и убедиться, что они еще существуют и никуда не уехали.

Я не вполне представляла себе, как это сделать, и потому бродила по улицам, ломая голову над тем, что предпринять. Наконец, собравшись с духом, я набрала номер Салли из телефонной будки.

— Меня зовут… м… Брайтуотер, — сказала я. — Мне рекомендовали вас как дизайнера по интерьерам. Мой большой дом в Лос-Анджелесе нуждается в полном обновлении.

— В Лос-Анджелесе? — удивилась Салли. — Прежде я не работала в Штатах, но почему бы мне не попробовать? Может, вы расскажете поподробнее, чего вы хотите?

— Дело в том, что я в Гилдфорде проездом и хотела бы заглянуть к вам и посмотреть, что вы предложите.

— Что ж, — отозвалась Салли. — Когда вам удобно?

— Ну, скажем, сейчас. Вы заняты?

Я выждала полчаса в ближайшем пабе, а потом пешком добралась до дома Салли. Это было совсем недалеко, но мне не хотелось насторожить ее своей поспешностью. Только в последнюю минуту я сообразила, что следует спросить адрес.

— Скажите, — она пригласила меня войти, — откуда вы узнали обо мне? Ведь у меня нет рекламы. Я большей частью консультирую заинтересованных людей.

— Кажется, от общей знакомой, — ответила я, усаживаясь на кухне за знакомый сосновый стол. — Мне рекомендовала вас леди, которую я встретила на Барбадосе. Она отзывалась очень тепло о вас.

— А как ее имя? — Салли озадаченно нахмурилась.

— О, это вопрос, — пробормотала я, снимая пальто. Салли бросилась мне на помощь и аккуратно повесила его на спинку стула.

— Кофе? — волнуясь, предложила Салли. — Или вы предпочитаете чай?

Обманывая подругу, я чувствовала себя виноватой. Но что еще я могла сделать? Она никогда бы не поверила мне, если бы я сказала ей правду.

— Кажется, — начала я, будто припоминая, — ее звали Хариэт.

— Хариэт! — воскликнула Салли, и глаза ее округлились. — А что, собственно, она делала на Барбадосе?

— Помнится, она что-то говорила о кругосветном путешествии…

— Черт возьми! Значит, Хариэт все-таки решилась на это! Славная старушка Хариэт… — Салли бросила на меня испытующий взгляд. — Как она? С ней все в порядке? Хариэт получила удовольствие от путешествия?

— О да!.. — Я невозмутимо продолжала, тогда как голос в моей душе кричал: «Салли, это же я, Хариэт! Неужели не узнаешь меня?» Эта встреча оказалась для меня гораздо мучительнее, чем я ожидала.

Стремясь поскорее уйти от скользкой темы, я заговорила о работе, которую будто бы собиралась предложить, и изложила свои идеи переустройства лос-анджелесского особняка Харли.

— Сейчас вошло в моду нанимать британских дизайнеров, — заверила я Салли. — Вам следует расширить контакты, поработать за границей. Вас будут рвать на части.

Если когда-нибудь я вернусь в Штаты, то непременно дам ей эту работу. Харли, безусловно, следовало привести дом в порядок и покончить с эклектикой и безвкусицей, пока особняк не стал притчей во языцех.

— Я уже побеседовала со многими известными дизайнерами, — добавила я. — За неделю-другую я все решу, а пока оставляю за собой право выбора.

Салли кивнула, и внезапно лицо ее показалось мне усталым.

— Вы здоровы? — встревожилась я. — Та леди, которую я встретила, Хариэт, кажется, беспокоилась о вас. Она очень просила меня повидаться с вами.

— Правда? — Салли вздохнула. — У меня трудные времена с тех пор, как Данкен ушел…

— Данкен ушел? — воскликнула я. — Гм-м! А кто такой Данкен? — быстро осведомилась я, стараясь не выдать свою осведомленность.

— Мой муж. Точнее, бывший муж. На прошлой неделе я выставила его.

— А что случилось?

Она с любопытством посмотрела на меня:

— Вам действительно интересно? Ведь мне не очень удобно говорить о личных делах. Да и какое дело такой удачливой, преуспевающей женщине, как вы, до моих проблем? Тем более что вы собираетесь предложить мне работу.

— Не волнуйтесь из-за работы, — беспечно сказала я. — Эта работа уже ваша. И я вовсе не процветающая женщина. Это мой муж — человек с деньгами.

Я полагала, что сумею убедить Харли обеспечить Салли работой, когда вернусь в Штаты — с ним или без него.

— Что ж, все началось, когда Данкен вернулся домой с новым «БМВ»…

Постепенно, ободряемая мной, она раскрыла мне свою душу. Через два часа, когда мы опорожнили бутылку вина, я узнала всю правду о «сказочном браке» Салли. Я услышала о том, как Данкен заставил жену заниматься делом, к которому у нее не лежала душа и которое ей совсем не нравилось, как он все свое время проводил на работе, предоставляя Салли сидеть с детьми, которых она никогда не хотела иметь, о том, как не интересовался ничем, кроме денег, денег и престижа. Салли уставала и выбивалась из сил, стараясь вести образ жизни, навязанный ей Данкеном. А он устраивал вечера и сорил деньгами, уверенный в том, что это впечатляет людей. Салли мечтала только о покое и о том, чтобы заниматься тем, чем ей хотелось. И только теперь она впервые почувствовала себя нормально.

— Хариэт была права, — печально заключила Салли. — Ну, та женщина, которую вы встретили на Барбадосе. Помните? Она была такой независимой. Ей никогда не был нужен мужчина, чтобы укрепить уважение к себе.

— Хариэт просила меня передать вам, что она любит вас.

Я покинула дом Салли со слезами на глазах. Как неправильно я судила о ней, как была слепа! Как ошибалась! Будь я настоящим другом, мне следовало давно узнать все это и помочь ей.

Прежде чем вернуться в Лондон и разобраться в своих отношениях с Харли, я должна была повидать Эндрю.

Глава 15

Разговаривая с Салли, я вспомнила, что сегодня у Эндрю вечерние занятия в университете по литературному мастерству, и посмотрела на часы. До начала вечерних классов оставалась еще уйма времени.

Я побродила по кампусу, пока не набрела на нужный корпус. Энергичная женщина за конторкой сразу попыталась записать меня на занятия по гончарному искусству и по работе с рафией[18].

Потом она направила меня не в тот класс, и я оказалась на лекции по квантовой физике.

Вернувшись к ней, чтобы получить дополнительные указания, я наткнулась на Эндрю и выбила у него из рук ворох бумаг.

— О, прошу прощения, — пролепетала я, помогая ему собирать бумаги, разлетевшиеся по полу.

вернуться

18

Рафия — волокно особой породы мадагаскарской пальмы, используемое для плетения шляп и корзин

54
{"b":"5906","o":1}