ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, вы знаете Шекспира, Синди. Вы изучали литературу?

— Только в библиотеке, — со смехом ответила я.

Одна за другой женщины покидали паб, чтобы сесть на автобус или на поезд, нарочито игнорируя меня, тогда как с Эндрю прощались подолгу. Рози ушла последней, с задумчивым выражением лица.

У меня оставалось мало времени, чтобы успеть на последний поезд в Лондон. Как отнесется Харли к тому, что я не явилась ночевать? И вдруг я почувствовала, что мне все равно. У меня осталось незавершенное дело с Эндрю, и я хотела покончить с ним. Я хотела преподать ему урок, показать, что значит быть соблазненным, а не соблазнителем, человеком, не обладающим властью и силой.

В баре делались последние заказы. Эндрю опорожнил последнюю полупинтовую кружку и поставил в ряд с уже пустыми.

— Еще по одной? — кокетливо предложила я. — На дорогу?

— Я принесу. — Эндрю с готовностью поднялся и достал деньги из кармана. — То же самое?

Я кивнула, протянув ему свой пустой стакан с той же обольстительной улыбкой. Когда он вернулся от стойки бара, я подвинула свой стул ближе к нему, подалась вперед и протянула руку так, что едва не коснулась его.

— Мне нравятся английские мужчины. Они такие мужественные, — промурлыкала я, выразительно глядя ему в глаза. — Мне говорили, что за вашей знаменитой британской сдержанностью вы скрываете страстность натуры.

— Ах вот как? Право? — спросил он, видимо, очень удивленный. — Признаться, сегодня вечером вы были как дуновение свежего ветерка, Синди. Мы в нашем классе несколько застоялись без… гм… без притока свежего воздуха.

— Вы настоящий преподаватель, Эндрю. — Кончиком пальца я начала чертить линии на тыльной стороне его ладони. — Возможно, вы могли бы чему-нибудь научить меня.

— Я очень бы хотел этого, — ответил он, явно польщенный. — Не знаю, надолго ли вы здесь, но надеюсь, что на следующей неделе еще раз придете на наши занятия…

— Зачем же ждать до следующей недели? — Я сжала под столом его гениталии.

Его глаза выкатились из орбит от изумления. И все же он продолжал разговаривать, будто ничего не произошло. Но через несколько минут я почувствовала, как Эндрю осторожно прикоснулся к моему колену. Крепко сжав его руку, я уверенно направила ее себе под юбку.

— Не хотите ли зайти ко мне и выпить кофе? — прошептал он, не в силах скрыть возбуждения.

Итак, это случилось. Приглашение, которого я ждала все эти среды.

«Ты бабник, Эндрю, — с горечью думала я. — Ты ничего не знаешь обо мне, но готов прыгнуть со мной в постель под воздействием нескольких строчек из Шекспира. Со сколькими своими студентками ты проделывал это прежде?»

Оказавшись в его квартире, я ждала на диване, пока он варил кофе. Знакомая обстановка заставила меня вспомнить о моем последнем визите к нему в образе Хариэт. Ощутив, что теряю прежнюю уверенность, я напомнила себе, что теперь Эндрю имеет дело с Синди. Однако когда Эндрю вернулся, я заметила, что он нервничает еще больше, чем я.

— Не робейте, — пробормотала я и похлопала по диванной подушке, приглашая его сесть рядом со мной, так как он колебался, не зная, выбрать кресло или софу. Когда Эндрю сел, я подалась вперед и прошептала ему на ухо фразу, услышанную от Мефисто:

— «Нескромность наша иногда с собою не несет вреда».

— Это ведь из «Фауста», да? — спросил Эндрю, бросив на меня изумленный взгляд. — Так это Марло или Гёте? — Он поскреб затылок. — Забавно, что вы запомнили именно эту цитату.

— Почему?

Эндрю покачал головой и удивленно моргнул.

— Да так, ничего. Просто она напомнила мне кое-что… Кое-что или кое-кого? Но эта мысль, недолго занимала его. Подвинувшись ближе к Эндрю, я обвила рукой его шею и крепко поцеловала в губы. О таком поцелуе я мечтала долгие годы, пока была Хариэт.

Он ответил на поцелуй — сначала робко, потом со все возрастающим жаром, когда понял, что я не оттолкну его. Дыхание Эндрю все учащалось, пока он изучал верхнюю часть моего тела, лаская мои груди сквозь тонкую ткань блузки.

— М-м-м… — пробормотала я, завладевая его рукой. — Где спальня?

Я собиралась унизить Эндрю, довести его до края, до последнего предела, а потом оттолкнуть, изобразив притворное негодование и отвращение к тому, чем мы намеревались заняться. Я извинилась бы, сказав, что всему виной — напитки. Я сказала бы, что не знаю, что со мной произошло, сказала бы, что он годится мне в отцы. Я спросила бы, неужели он вообразил, что такая молодая женщина, как я, сочла его привлекательным. После этого я бы ушла, оставив Эндрю в полной растерянности и сомнениях.

В его спальне, в этом святилище, куда в моей прежней жизни я никогда не заходила, он долго целовал меня, прежде чем сделал попытку раздеть. Я не могла заставить себя остановиться. Пока не могла. Сначала я хотела удовлетворить свое любопытство.

В свою бытность Хариэт я много раз представляла эту сцену, прокручивая ее снова и снова, придумывая разную обстановку и диалоги, пытаясь вообразить, как это могло бы быть. Я старалась представить себе, как выглядит Эндрю без одежды, найду ли я его стареющее тело привлекательным или нет. Меня волновало и то, каким он сочтет мое тело, способен ли мужчина любить женщину с дряблыми бедрами и отвисшей грудью.

И вот это наконец случилось. Это случилось с Синди, а не с Хариэт, но когда Эндрю сбросил последнее, что на нем было, и наши обнаженные тела соприкоснулись, что-то во мне мгновенно изменилось, и я снова почувствовала себя Хариэт. Забыв о планах мести, я привлекла его к себе и теперь ласкала с нежностью, которую всегда жаждала проявить к нему.

Тело Эндрю оказалось именно таким, как я представляла, — слегка обрюзгшим, однако я обожала его. Я все еще была влюблена в Эндрю, влюблена в человека, заключенного внутри этого тела.

Мне хотелось прошептать: «Я люблю тебя», — но это прозвучало бы странно, поскольку он встретился со мной лишь несколько часов назад. Вместо этого я сосредоточилась на наслаждении, которое испытывала в эту минуту. Ласки Эндрю оказались более страстными, чем я ожидала, хотя и несколько сумбурными.

— Прошу прощения, — сказал он, когда мы столкнулись носами.

— О, я тоже виновата. — Наши зубы клацнули в момент страстного поцелуя.

— Я кое о чем вспомнил, — вдруг сказал Эндрю (голос его исходил откуда-то снизу, от моего пупка).

Он смотрел на меня с выражением искреннего ужаса. — У меня нет презервативов.

Я ожидала, что у такого старого волокиты, как Эндрю, куча этих штуковин возле постели.

— Не важно, — выдохнула я и потянулась к своей сумке. — Думаю, у меня здесь кое-что есть.

Я извлекла упаковку из трех кондомов, которую нашла в сумочке Синди, когда очнулась в больнице.

Потом я держала их на всякий случай. Эндрю с сомнением взирал на пакетик, потом зубами разорвал целлофан и приступил к делу.

Я услышала тихий стон наслаждения, когда Эндрю испытал его пик. Это так отличалось от мелодраматических вскриков Харли! Потом тело Эндрю содрогнулось, и он издал какой-то странный звук, похожий на всхлипывание.

— В чем дело, Эндрю?

— Прошу прощения, — пробормотал он, протянув руку к своей сорочке. — Мне не следовало этого делать. Я воспользовался ситуацией.

— Ничего подобного, — возразила я. — Ты даже не представляешь, каким наслаждением это было для меня.

— Дело в том. Дело в том…

— Все в порядке, — попыталась я успокоить его. Обнимая и привлекая Эндрю к себе, я старалась продлить эти минуты.

— Я почти не знаю вас. — Он отстранил меня, встал и начал одеваться. — Прежде со мной никогда не случалось ничего подобного. Я увлекся…

Эндрю быстро оделся и вышел из комнаты. Я села на постели, чувствуя себя несчастной и напряженно соображая, что именно сделала не так.

Наконец я тоже оделась и вернулась в гостиную. Эндрю сидел у камина в своем любимом кресле, задумчиво вертя в руках вилку для поджаривания тостов.

— Хотите поговорить? — спросила я.

Он вздохнул.

56
{"b":"5906","o":1}