ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы не поймете… Такая молодая девушка, как вы… У вас впереди вся жизнь…

— Я попытаюсь.

— Я сожалею, что вел себя так. Дело в том, что у меня много студенток, молодых девушек, но нет ни одной такой привлекательной, как вы. А мужчина моего возраста не в силах совладать со своими мыслями и фантазиями о том, что могло бы быть и как… Ну, понимаете, о чем я? Когда вы прикоснулись ко мне там, в пабе, я просто не устоял. Это показалось мне слишком прекрасным, чтобы быть правдой. И я не переставал думать о последствиях.

— О каких последствиях? И зачем о них думать?

— Конечно, для вас их не существует, — устало сказал он. — Мы, как корабли в ночи, встретились и разошлись. Но проблема совсем в другом. В моем возрасте эмоции иногда могут сыграть с человеком забавные шутки. Откровенно говоря, вы кое-кого мне напомнили — женщину, которую я когда-то знал. Главным образом своим голосом, хотя не могу понять почему. Она ведь не была американкой. Кроме того, вы сказали что-то, напомнившее о ней. Я сижу здесь с вами, а думаю о ней.

— Вы любили ее? — спросила я, задрожав.

— Да, — печально ответил Эндрю. — Я никогда прежде не сознавал этого, а теперь слишком поздно. Она уехала, И, вероятно, я больше не увижу ее. — Он быстро посмотрел мне в лицо. — Прошу прощения. Я не могу ожидать, что вы поймете это. Но у меня такое чувство, будто я предал ее.

«Ах ты глупый недотепа, Эндрю! — мысленно воскликнула я. — Почему ты не задумался об этом раньше? Если бы ты сказал мне хоть словечко, если бы хоть намекнул, если бы ты дал мне хоть какую-нибудь надежду, об остальном я позаботилась бы сама. Я не стала бы слушать Мефисто. И ничего бы со мной не произошло. А теперь… теперь слишком поздно».

— Послушайте, Эндрю, — сказала я. — Я так же, как и вы, виновата в том, что произошло. Я хочу сказать, я сама это затеяла.

— Что, черт возьми, вы нашли во мне? Я колебалась.

— Такое трудно объяснить, — наконец ответила я. — Просто это иногда случается.

— Вы показались мне такой понимающей, так тонко чувствующей. По правде говоря, я не заслужил этого. Смогу ли я еще увидеться с вами? Заслужить ваше прощение?

— Нет, — твердо ответила я. — Это не сработает. Во всяком случае, сейчас.

Что же я делаю? Я отвергла человека, которого любила! Но я знала, что у нас ничего не получится. Даже если забыть об огромной разнице в возрасте. Теперь Эндрю не мог любить меня по вполне понятной причине.

— Есть две вещи, которые вы можете сделать для меня, — добавила я.

— Что это?

— Позволите мне лечь спать на этом диване?

Последний поезд давно ушел, а я не хотела ночевать в пустой квартире Хариэт.

— Конечно. — Он удивленно посмотрел на меня. — Если хотите. А что еще?

— Как звали ту женщину, которую вы любили?

— Зачем вам, ради всего святого, знать это?

Мне хотелось услышать, как Эндрю произнесет имя.

— Пожалуйста, скажите.

— Хариэт, — тихо пробормотал он. — Может, когда-нибудь она вернется.

— Кто знает? — отозвалась я, пытаясь его утешить. — Может быть, и вернется.

Если бы только он знал!

Одетая, я спала на диване Эндрю, перед камином, где в былые времена мы поджаривали сдобные лепешки. Память об этих временах казалась мне драгоценной, хотя отчетливо я помнила одно — как была несчастна. Представив, как могли бы сложиться наши отношения, я испытала острое чувство горечи. Став Синди, я добилась материального благополучия, о котором всегда мечтала. Но эта победа оказалась пустым звуком, поскольку счастье с Эндрю было для меня невозможно.

На следующее утро я уехала, пока он спал, и вернулась в Лондон первым же поездом. Что скажет Харли о моем отсутствии? И что еще важнее — что я скажу ему? Я уставилась в окно на унылый пригородный пейзаж. Для меня он был полон воспоминаний и ассоциаций. К этому месту прикипело мое сердце. Я никогда не почувствую себя дома в крепости, сооруженной дизайнерами Беверли-Хиллз. Поезд загромыхал, и мне вспомнились слова Мефисто. Они непрошеными пришли мне в голову.

«Никогда не забывай о том, что красота способна развращать и губить».

Мефисто прав. Я уже развращена. Я готова пожертвовать всем, что имеет значение, — любовью, правдой и дружбой ради материальных благ, предложенных мне Харли. Не удовлетворенная дарованными мне красотой и юностью, я пожелала славы и богатства.

Чтобы достичь этих благ, я соблазнилась очарованием образа жизни Харли и приняла желание любви за само чувство.

Вернувшись же в Гилдфорд, я снова встретила человека, которого любила по-настоящему, и теперь не могла вернуться в Америку с Харли. Что же мне делать? Я припомнила реплики, доносившиеся до меня на свадьбе: «Дешевая маленькая потаскушка… очистит его карманы, когда дело дойдет до развода…» Нет, я совсем не такая. Мне не нужны деньги Харли. Не нужна сомнительная известность лица «Лапиник». Новизна этой ситуации быстро приелась мне.

Я хотела одного — быть счастливой. Я не знала своего будущего, но, если моя цель — найти любовь, настоящую, а не поверхностную, мне следовало бы оставить Харли и зажить собственной жизнью.

В Англии никто не узнал бы меня. Документы Хариэт могли теперь сослужить мне хорошую службу. Мое выходное пособие даст мне возможность продержаться, пока я не придумаю, как построить свою жизнь дальше — где жить, как зарабатывать, как обойти иммиграционные законы. К тому времени, когда появится новая реклама фирмы «Лапиник», я изменю свою внешность и стану неузнаваемой.

Найду ли я свою любовь, человека, с которым захочу прожить до старости? Я сознавала, что моя красота станет препятствием для любви и настоящих отношений. Мужчины охотились за мной, женщины завидовали мне и ненавидели меня, но никто из них не относился ко мне всерьез. Никто не пытался установить контакт с личностью, заключенной в моей оболочке.

Вернувшись в «Дорчестер», я тихо прокралась в наш номер, надеясь оттянуть момент встречи с Харли, но он появился в дверях спальни.

— Синди! — Он показался таким измученным, будто не спал целую неделю. — Где, черт возьми, ты была? Я просто заболел от беспокойства!

— Я… гм… я опоздала на поезд. Мне, конечно, следовало позвонить. — Я помолчала. Мне нелегко давалось это объяснение. — Послушай, Харли. У нас не очень-то складывается жизнь. Верно? Нам надо серьезно поговорить.

— Так где же ты провела ночь? — с подозрением спросил Харли, не обратив внимания на мою последнюю реплику. — Или мне следует спросить — с кем? Ты была с другим парнем?

Я покачала головой, только теперь осознав, что прошлой ночью изменила ему.

— Я ночевала в отеле. Видишь ли, Харли, мне надо побыть какое-то время одной. Я несчастлива сама и не приношу счастья тебе…

— В отеле! — взорвался Харли. — Ты хочешь сказать, что я женат на дешевой шлюшке, которая проделывает фокусы в отелях? — Он заходил взад и вперед по комнате и совершил это путешествие несколько раз… и каждый раз, доходя до стены, хлопал по ней рукой. Потом круто повернулся ко мне. — Кто этот тип? — мелодраматически спросил он. В его голосе появилась брезгливость. — Какой-то незнакомец, которого ты подцепила на улице?

— У меня никого нет, — возразила я, выдержав его взгляд. — Мне просто надо на время уехать.

Харли с недоумением смотрел на меня. Похоже, наконец до него начало что-то доходить.

— Что ты хочешь этим сказать? Куда уехать? — Он пересек комнату и остановился у дивана, на котором сидела я. — О чем ты?

Я набрала в грудь воздуха.

— Дело в том, Харли…

— Как ты можешь говорить, что мы несчастливы? — сердито перебил он меня. — Разве я не забочусь о тебе? Разве не даю тебе все необходимое? — Харли снова заходил по комнате, теперь описывая крути вокруг кофейного столика. — Как ты можешь быть такой неблагодарной?

— Я благодарна тебе, Харли, за все, что ты сделал для меня. Просто…

— Я не позволю тебе сделать это! — Он остановился перед диваном и теперь сурово смотрел на меня сверху вниз. — Не знаю, кто подал тебе эти безумные идеи, но лучше сразу же забудь их! — Харли скрестил руки на груди. — Ты моя жена, Синди, и останешься рядом со мной.

57
{"b":"5906","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Инстаграм: хочу likes и followers
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
П. Ш.
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Рыбак
Запад в огне
Экспедитор. Оттенки тьмы
Брачный контракт на смерть
Спасти нельзя оставить. Хранительница