ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы пообедали в ресторане в центре площади, где качество пищи было примерно таким же, как в любом английском придорожном кафе, но порции значительно меньше. Елейный официант тотчас распознал в нас людей, у которых куда больше денег, чем здравого смысла, поэтому предлагал нам самые знаменитые блюда ресторана и непомерно дорогие билеты на лодочную прогулку. Я заказала «pasta al pomodoro», блюдо, оказавшееся именно таким, как я и предвидела, — переваренные и клейкие спагетти со скудной приправой из консервированных помидоров.

После обеда мы отправились в церковь, возвышавшуюся на склоне холма. Перед нами шла вереница туристов с рюкзаками за плечами и родители, тащившие писклявых, едва научившихся ходить малышей. Нам частенько приходилось уступать дорогу на узкой тропинке, чтобы разминуться с людьми, двигавшимися в противоположном направлении. Я поняла, что и эта тропинка, должно быть, заканчивалась тупиком. Когда же и здесь установят светофор?

Возле церкви слышалось жужжание кинокамер.

— Посмотри, какой вид! — воскликнул Харли. — Ну разве не красота?

Я без всякого восторга смотрела на хорошенькие, чистенькие, оштукатуренные и окрашенные в пастельные цвета домики, теснившиеся на склоне холма и служившие прекрасным фоном для кипящей движением гавани. Все выглядело таким совершенным, будто было спроектировано командой дизайнеров, и поэтому казалось подделкой, фальшью. Гавань, некогда служившая прибежищем для рыбацких лодок, теперь была заполонена роскошными яхтами. В домах, прежде жилых, разместились рестораны и отели. Кто мог бы жить в месте, где в магазинах ничего не продавалось, кроме сувениров и дешевых побрякушек, где постоянно возникали пробки из-за обилия транспорта, мешавшие вам проехать?

Здесь и улиц-то не было в обычном смысле: склоны холмов поднимались круто вверх позади зданий, поэтому из окон домов ничего не было видно. Весь городок казался декорацией. Харли мог бы выбрать лучшее место для натурных съемок очередной рекламы «Лапиник».

Мы шли по узкой тропинке, руководствуясь указателями, сулившими нам скорую встречу с маяком. В этой части местности людей стало меньше, возможно, потому, что подъем был все круче. Цепляясь за хлипкие перила, я предалась фантазиям. Я представляла, как толкаю Харли и Дэвида через перила вниз, в пропасть. Будто прочитав мои мысли, Дэвид с силой сжал мою руку.

— Прелестная прогулка, — заметил он. — Но она была бы еще приятнее, если бы мы стали друзьями…

Внезапно Харли остановился и начал похлопывать себя по карманам.

— Мои пилюли от несварения желудка! Я оставил их в машине! — Он прижал руку к груди. — Чувствую, что приближается приступ изжоги! Этот ленч…

Посовещавшись с Дэвидом, Харли пошел назад и скоро исчез из виду.

— Вот мы и остались одни, крошка, только ты и я. — Дэвид завладел моей рукой. — Давай-ка рассмотрим церковь получше!

Мы двинулись к церкви и скоро добрались до нее. Дэвид открыл небольшую калитку в стене и пропустил меня вперед. Мы оказались на кладбище в полном уединении. Боясь предстоящего разговора с Дэвидом, я изобразила интерес к итальянским обычаям погребения и направилась к могилам. На многих памятниках красовались фотографии усопших, кое-где даже по две — мужа и жены. Приглядевшись внимательнее, я заметила, что женщины, как правило, выглядели старше мужчин. Видимо, их вдовство длилось долго после смерти мужей.

Вздрогнув, я вспомнила о своем настоящем возрасте и вообразила, как смотрелась бы фотография Хариэт рядом с портретом Харли. Что подумали бы люди, увидев нас рядом?

— Тебе придется платить штраф за твои мысли, сестренка! Дэвид незаметно подошел ко мне сбоку. Его рука обвила мою талию.

— Оставь меня в покое! — Я раздраженно стряхнула с себя его руку.

— Да брось ты, — миролюбиво отозвался он. — Не валяй дурака. Ты ведь знаешь так же хорошо, как и я, что нас тянет друг к другу. — Дэвид обнял меня крепче и притянул к себе. — Для меня не секрет, что у вас с Харли в последнее время не все ладится. Почему бы в таком случае не попытать счастья с другим членом семьи?

— Пусти меня, извращенец! Я расскажу Харли…

Я старалась высвободиться из его объятий, но он прижал меня к могильному камню. Я ощутила всхолмление между ног «другого члена семьи», а рука его скользнула мне под юбку.

— Да брось ты, сестренка, — задыхаясь, бормотал Дэвид. — Ты же хочешь этого. У нас с тобой много общего. Мы станем отличной командой. Подумай, сколько мы сможем наворотить вдвоем! А Харли ничего и не заподозрит.

Я огляделась в поисках какого-нибудь оружия, но ничего не нашла. Дэвид теснил меня все сильнее и настойчивее, напоминая мне Чака Вудкока.

Тяжело дыша, Дэвид начал ритмично двигаться.

— О Синди! — стонал он. — У тебя такое потрясающее тело…

— Немедленно перестань, Дэвид, — прошептала я. — Иначе я поставлю в известность Службу внутренних доходов о твоих делишках с «Лапинетт». А также о твоем счете на Каймановых островах.

Встревоженный, Дэвид отпрянул от меня.

— Что ты хочешь сказать? Я думал, что все тебе объяснил!

— Оставь меня в покое, Дэвид. Или я выполню свою угрозу. И к тому же расскажу обо всем Харли. Посмотрим, как он отнесется к тому, что ты таким образом распоряжаешься капиталами компании.

— Ах ты, маленькая сучка! — Дэвид, нахмурившись, надвигался на меня. — Ты ничего не докажешь. Тебе никто не поверит!

— Даже если я представлю доказательства? Он с яростью уставился на меня:

— Какие доказательства?

Дэвид точно не знал, что у меня их нет. Не появись Джордж, когда я колдовала над компьютером, мне удалось бы отпечатать его сообщение по электронной почте.

— А вот увидишь, — сказала я тихо.

— Ах ты, кусок дерьма!

— А что, если я все-таки сделаю это? Ты готов рискнуть?

— Я припомню тебе это!

— Давай, братец, действуй. — Я взяла его за руку. — Не пора ли нам поискать Харли?

Дэвид куда-то отправился сразу же после обеда. Я стояла в дверях рядом с Харли и видела, как его брат спускается вниз на фуникулере.

— Куда он? — спросила я.

— Не знаю. — Харли с мученическим видом потирал живот. — Иногда Дэвид ведет себя странно. — Он тихо рыгнул и смущенно взглянул на меня. — После ленча мне как-то не по себе. Пожалуй, пойду в ванную.

— Так тебе и надо, ведь ты обожрался устрицами, — пробормотала я, когда он направился в туалет. Едва Харли скрылся, я всмотрелась в темноту, стараясь уследить за движением подъемника. Застекленная кабина скрылась из виду, но механизм гудел. Чтобы добраться донизу, требовалось, по моим расчетам, минут пять, и я догадалась, что сейчас Дэвид находится в самом крутом месте спуска.

Оглядев панель управления подъемником, я не нашла кнопки с надписью «остановка». Меня очень порадовало бы, если бы Дэвид повисел час-другой на почти отвесной стене. Я нажимала на разные кнопки, но, судя по всему, это не повлияло на движение подъемника. Через несколько минут монитор камеры, помещенной над панелью управления лифтом, показал, что подъемник благополучно спустился. Смутно различимая фигура Дэвида появилась из кабины, и он проследовал к воротам.

Я внимательно разглядывала экран монитора, пытаясь понять, на какие кнопки нажал Дэвид, чтобы выйти, но не могла различить его жесты. Добравшись до середины кода, он оглянулся через плечо на камеру и изменил позу, загородив от меня плату с цифрами.

— Ах ты, негодяй! — тихо воскликнула я. Должно быть, он догадался, что я наблюдаю за ним.

Из туалета до меня донеслось бульканье.

— Харли! — крикнула я, постучав в дверь, — С тобой все в порядке?

— Это ты, Синди? — ответил он придушенным шепотом. — Не найдешь ли для меня… рулон… гм…

— Туалетной бумаги?

— Ш-ш-ш! — зашипел он, забыв, что мы в доме одни. Джорджио рано утром послали выполнить какое-то поручение, и он пока не вернулся. — Да, пожалуйста, — жалобно ответил Харли. — Я знал, что мне не следовало есть эти устрицы. Наверное, они были несвежими.

64
{"b":"5906","o":1}