ЛитМир - Электронная Библиотека

Джорджио прибыл в обеденное время и отвез нас в Санта-Маргериту, находившуюся в нескольких километрах отсюда. Я оставила Триш в дорогом бутике, разрешив воспользоваться моей кредитной карточкой, и сама отправилась делать покупки.

Приобрести большую часть вещей, значившихся в моем списке, не составляло труда. Это были темные джинсы и свитер, легкая дорожная сумка с ремешком через плечо, удобные туфли и вязаная шапочка. Сложнее всего оказалось раздобыть прочную веревку, потому что в моем разговорнике такого слова не было. Испробовав все подручные средства, то есть жесты и мимику, и установив контакт с изумленными продавцами, я купила моток бечевки, несколько катушек ниток, рулон лески и даже цепь для затычки ванны. Напоследок я нашла лавчонку, где торговали всем необходимым для оснастки яхты и владелец которой говорил по-английски, и там приобрела все, в чем нуждалась.

Вернувшись в бутик, где оставила Триш, я увидела, что в новом наряде она смахивает на Скарлетт О'Хара.

— Как ты думаешь, это слишком для дневного времени? — спросила Триш, не отрывая взгляда от своего отражения в зеркале. — Если мы поедем на съемочную площадку, я не сниму его, а продавщицу попрошу завернуть и отдать мне платье, в котором пришла.

— Сегодня мы не поедем на съемочную площадку. И на твоем месте я приберегла бы этот туалет для завтрашнего приема.

— О Син…

— Сними его. — Я подтолкнула Триш к примерочной кабинке. — Иначе не дам тебе кредитную карточку.

Избавившись от подруги, я начала торопливо примерять платья. Выбрав одно из них, я подошла к продавщице со своим разговорником.

— Гм… Due di questi, per favore[20].

— Due? — удивилась продавщица.

— Due, — решительно ответила я.

Пожав плечами, она ушла в заднюю комнату и минутой позже вернулась со вторым таким же платьем. Заворачивая их в упаковочную бумагу, продавщица бросала на меня взгляды, свидетельствующие о том, что, по ее мнению, я свихнулась. Я нетерпеливо барабанила пальцами по прилавку, мысленно внушая девушке, что очень спешу. Мне хотелось, чтобы она покончила с этим делом до возвращения Триш.

— Что ты купила, Син? — спросила Триш, появляясь в тот момент, когда продавщица укладывала завернутые платья в пакет. — Почему у тебя две вещи, а у меня только одна?

— Вторая покупка — сюрприз, — сказала я, расписываясь. Я истратила много денег Харли. — Только потерпи и сама увидишь.

Во второй половине дня время тянулось бесконечно медленно. Готовясь к ночи, я закончила пару мелких, но важных для меня дел. Теперь мне оставалось только ждать. Вернувшись, Харли был приятно удивлен тем, что я не сбежала, и в награду решил повезти нас в местный ресторан.

— Я знал, что перемена обстановки принесет тебе облегчение, дорогая, — радостно сказал он, когда официант наполнил три наших бокала дешевым искристым вином, которое выдал Харли за низкокалорийное шампанское. — По-моему, мы начинаем справляться с нашими проблемами. Правда?

Я кивнула, заставив себя улыбнуться.

Триш, сидевшая напротив, прожигала меня взглядом. Одетая в платье Скарлетт О'Хара, она дулась с того момента, как Дэвид, извинившись, оставил нас и отбыл вместе с Джорджио в неизвестном направлении.

— Мне так приятно смотреть на вас. — Харли поднял бокал и подмигнул Триш. — За прелестных леди, занимающих особое место в моей жизни!

«Наслаждайся нашим обществом, — думала я, отхлебнув большой глоток кислой пузырящейся жидкости. — К завтрашнему вечеру одной из нас рядом с тобой не будет».

Поздним вечером я решила принять его, когда он постучал в мою дверь.

— Входи, — сказала я устало, зажигая свет.

Харли заглянул в комнату и неуверенно вошел. На нем был его любимый бледно-голубой халат.

— Синди, — прошептал он, приближаясь к кровати. — Теперь, когда наши отношения наладились… — Он замялся. — Ты еще любишь меня, дорогая?

Я не могла притворяться и заниматься с ним любовью, зная, что на следующий день покину его. Поэтому поднесла руку к животу и тихо застонала:

— Эта пища… то, что мы ели сегодня… боюсь, она была не совсем свежая… — Я скорчилась на постели. — Мне что-то не по себе.

— О, дорогая! — Харли бросился ко мне и схватил меня за руку: — Вызвать доктора?

Я покачала головой:

— Нет-нет, уверена, что к утру все пройдет. — Я издала громкий звук, имитирующий отрыжку или позыв на рвоту.

— Подать тебе таз? — Встревоженный Харли метнулся к двери.

— Не волнуйся. Если понадобится, я дойду до ванной. — Я лукаво улыбнулась ему. — Ведь ты всегда предупреждал меня, чтобы я не посещала модные рестораны.

— Я не подумал об этом, — пробормотал Харли с виноватым видом. — Мне следовало быть осмотрительнее…

— Ничего, дорогой. К утру я буду здорова. После приема ты узнаешь, как я люблю тебя.

В конце концов мне удалось избавиться от него, но долго еще не удавалось уснуть. Меня одолевали сомнения. Правильно ли я поступаю? Что произойдет, если я в чем-то ошиблась? А если все-таки мне удастся бежать, смогу ли я начать самостоятельно новую жизнь?

Вокруг было полно людей, семейная жизнь которых сложилась несчастливо. Возможно, грубая и жестокая правда состояла в том, чтобы терпеть это. Ведь такие, как Триш, отдали бы правую руку, лишь бы оказаться на моем месте. Так почему бы и мне не принять этого и не воспользоваться преимуществами, предоставленными общественным и финансовым положением Харли? Не слишком ли я самонадеянна и высокомерна, воображая, что заслуживаю чего-то лучшего?

Ведь во всех книгах, прочитанных мной, счастливые концы означали брак. Будь я честна с собой, мне пришлось бы признать, что меня все еще не покидает надежда встретить человека, предназначенного мне судьбой. В образе Хариэт я упустила свой шанс на счастье с Эндрю. Где же найти того, кто способен сделать жизнь Синди более полной?

А вдруг такого вообще нет на свете? Буду ли я счастлива, проводя дни и ночи в одиночестве? Обычные люди способны справиться с этим. Но ведь я не принадлежу к числу обычных людей, поскольку продала душу Дьяволу.

Поглощенная планами побега, я совершенно забыла о Мефисто. А между тем он подслушивал мои мысли и довольно потирал руки.

Если я действительно хочу найти свое счастье, то дело не ограничится побегом от Харли. Мне предстояло еще положить на обе лопатки Мефисто.

По мере того как приближалось время званого вечера, я все больше нервничала. Я почти надеялась, что Мефисто, внезапно возникнув из ниоткуда, помешает моим планам.

Задолго до назначенного срока я надела одно из двух купленных мной платьев. После того как я тщательно наложила макияж, мне уже больше было нечем заняться. Я пошла в комнату Триш помочь ей одеться.

— Сегодня ты немного не в себе, Син, нервничаешь, — заметила она, пока я помогала ей облачаться в платье Скарлетт О'Хара. — Уверена, что сегодня не появится никто из знаменитостей? Может, ты забыла о ком-нибудь?

Первыми прибыли на вечер английский продюсер коммерческих фильмов, рекламирующих продукцию «Лапиник», и его супруга. Билл Беллман, человек с лицом хорька, отрастил щетину на щеках и подбородке, чтобы выглядеть живописнее. У него был выговор, как у Майкла Кейна.

— Ты нашел славное местечко, Харл, — сказал он, выходя из подъемника и оглядывая дом. Потирая руки, он повернулся ко мне и одобрительно улыбнулся: — Наконец мы встретились со знаменитой Синди Брайтмен. — Билл пожал мне руку и зажал ее в своей. — Вот оно, лицо «Лапиник». Вы так же красивы, как и на фотографиях, моя дорогая.

— Ты еще здесь, Билл? — Его жена неуверенно топталась у двери подъемника, боясь выйти. — От этой штуки у меня мурашки по коже. Из нее не опасно выходить?

— Прекрати кривляться, Берил, безмозглая корова. — Нехотя выпустив мою руку, Билл взял бокал шампанского с подноса, предложенного Джорджио, и подмигнул Дэвиду: — Посмотрел бы ты на нее на лыжном подъемнике в Гштад.

Харли бросился на помощь женщине, пока Дэвид разговаривал с Биллом и хвастался своими светскими знакомствами в Сент-Моритц.

вернуться

20

Два таких, пожалуйста (ит.)

68
{"b":"5906","o":1}