ЛитМир - Электронная Библиотека

В одной руке старуха сжимала крышку соусника, а другой — с зажатой в ней скалкой — делала какие-то магические кругообразные движения над головой. Из большого горшка, кипевшего и пускавшего пузыри на плите, исходил странный свист.

Дверца машины Джорджио, припаркованной в обычном месте, была приоткрыта. Проверив, на месте ли ключи зажигания, я бросила свою сумку на заднее сиденье и вернулась ко входу в дом.

Второй предмет, оставленный мной в кустах, был не тяжелым, но громоздким и неудобным. Взяв его из тайника, я осторожно добралась до лифта, придала предмету нужное положение и отступила, чтобы полюбоваться своей работой. Удовлетворенная результатом, я улыбнулась. Я хорошо видела оставленный в лифте предмет сквозь стекло подъемника. Теперь все было готово. Глубоко вздохнув, я вернулась в столовую.

Открыв дверь, я услышала взрыв хохота и вспыхнула. Не надо мной ли они смеются? Но нет, их развеселила очередная шутка Билла.

— Как бы то ни было, — продолжал он, давясь от смеха, — тогда пакистанец повернулся к ирландцу и сказал: «Посмотри теперь, как обезьяна пытается вставить пробку на место!»

— У-у! — заверещал Ричард. — Похоже, это была моя обезьяна!

— И об этом все узнали! — воскликнул Уилбер.

— Я знала парня, который однажды свалился в резервуар с нечистотами… — начала Триш.

— А почему, собственно говоря, кому-то захотелось вставить пробку в задницу свинье? — спросила придурковатая блондинка.

— Потому, почему всем хотелось бы вставить ее в рот вам, милочка, — ледяным тоном ответила Элинор. — Уж лучше бы вам помолчать.

Никем не замеченная, я вернулась на свое место за столом и сидела молча. Увидев, как Джорджио ушел за очередным блюдом, я задержала дыхание и взмолилась, чтобы он не заглянул в лифт. Когда он вернется, я начну действовать.

Едва он вернулся, я поняла, почему так суетилась кухарка. Гвоздем ужина были омары, и, судя по размеру дымящегося блюда, каждому полагался целый. Джорджио обходил стол, наполняя тарелки.

— Берегитесь клешней, — усмехнулся Ричард, когда Джорджио, обслужив его, двинулся к следующему гостю. — Мяу!

— Я предпочел бы заднюю часть, — хмыкнул Билл, глядя маслеными глазами на сногсшибательную блондинку, сидевшую напротив.

— Не пялься на нее! — рявкнула Берил, сделав под столом стремительное движение ногой.

— Ой! — завопила Триш, потирая ушибленную ногу. — Ты нарочно ударила меня, стерва!

Я и сама намеревалась спровоцировать суматоху, прежде чем выбежать из комнаты и начать приводить свой план в действие, но подумала, что при сложившихся обстоятельствах меня никто не заметит.

— Оставьте меня в покое! — завопила Берил, когда Триш стала надвигаться на нее, размахивая вилкой.

— Сядь, глупая сучка! — зашипела Элинор. — Неужели не понимаешь, что ставишь себя в дурацкое положение?

— А теперь, девочки, — воззвал Харли, поднимаясь со своего места во главе стола, — успокойтесь.

— Я ничего такого не делаю, дорогой, — отозвался Ричард, игриво похлопывая Арни по колену.

— Руки прочь от меня, педик! — заорал Арни, вскочив.

— Сейчас я его отделаю, — пригрозил Уилбер, закатывая рукава и обнажая бицепсы.

— Нет, перестань! — взвыла сногсшибательная блондинка, вцепившись в него. — Твое сердце не выдержит!

Но идти на попятную было уже поздно.

— Заткнитесь вы все! — заорала я, поднимаясь. Внезапно в комнате воцарилась тишина, и все глаза устремились на меня. Я вся дрожала. Вот он, великий момент!

— Хватит! — истерически взвизгнула я. — Не хочу участвовать в этом ублюдском кошмаре! Я ухожу!

— Но, дорогая, — начал увещевать меня Харли. — Ты не можешь… — он смотрел на меня с ужасом. — Ты не можешь…

— Плевать мне на вас всех! Еще как могу! — Взяв со своей тарелки омара, я бросила его через комнату в Харли. Прощай!

Омар, не долетев до цели, с глухим хрустом приземлился в центре стола. Я бросилась бежать, сопровождаемая возмущенными и ошарашенными возгласами гостей.

Выскочив из комнаты и захлопнув за собой дверь, я кинулась к лифту. Нажав на кнопку с надписью «вниз», я сняла туфли и понеслась на кухню. Машина пришла в движение и загудела, а застекленная кабина начала спуск.

Остановившись на мгновение в коридоре, я услышала отдаленный гул голосов, доносившийся из столовой. Потом дверь столовой открылась, и люди высыпали оттуда.

— Она спускается вниз на фуникулере! Я вижу ее в кабине!

— Не волнуйтесь! — отозвался другой голос, кажется, Дэвида. — Она не уйдет далеко. Я остановлю подъемник до того, как она выйдет из него.

Старая карга сидела сгорбившись за кухонным столом, должно быть, сраженная усталостью после борьбы с омарами, и даже не подняла головы, когда я кралась мимо кухонной двери. Закрыв дверь, я проскользнула по гравийной дорожке к машине Джорджио, села в нее и дрожащими руками ощупала незнакомую приборную доску. Машина пробудилась к жизни со второй попытки. Вцепившись в руль, я осторожно выехала со двора и двинулась по дороге к спуску. У меня было ровно восемь минут до того, как лифт остановится, поднимется и откроется. Тогда их взорам предстанет надувная кукла Джорджио в таком же платье, какое было на мне.

Глава 19

Когда я добралась до начала ложбины, точнее, до начала спуска, мрак рассеялся, и дорога предстала передо мной в ярком лунном свете. Я сбавила скорость до минимума, и теперь машина ползла, преодолевая последние ярды до поворота.

Я все время держала ногу на тормозе, боясь совершить роковую ошибку.

В фильмах, которые я видела, все это делалось легко. Там просто машину останавливали под нужным углом, отпускали ручной тормоз, выпрыгивали и стояли позади машины, любуясь результатом. Больше всего меня смущал предстоящий прыжок из машины. В моей голове теснились воспоминания о дверях, которые заклинило, об одежде, зацепившейся за ручку двери, о ремнях безопасности, обвившихся вокруг щиколоток, о беспомощных телах, волочащихся за машиной по утесам. Высшая справедливость вершит свой суд над теми, кто пытается извлечь выгоду из своих коварных планов.

Я не верила в правосудие такого рода: при одном взгляде на Дэвида становилось ясно, что это маловероятно.

Но мои-то планы не были ни коварными, ни злокозненными.

Однако мне не хотелось рисковать. Выбросив свою сумку на обочину дороги, я остановилась возле машины, надежно упершись в землю ногами и тщательно высвободив свою одежду, чтобы она ни за что не зацепилась, и отпустила ручной тормоз.

Сделав это, я отскочила назад, потеряла равновесие и зашаталась на каменистой осыпи, однако сумела устоять.

Увы, ничего не произошло. Машина стояла там же, и мотор ее нежно урчал. Я обошла ее с тыла и начала толкать изо всех сил, но так и не сдвинула с места. Заглянув вниз, в пропасть, я поняла, что ручной тормоз не сработал. Его заклинило. Я двинулась к открытой дверце машины, намереваясь снова сесть за руль и повторить всю операцию, когда услышала скрежет металла. Шины тихо зашелестели по гравию, и машина медленно тронулась с места.

Я ощутила прилив нежных чувств к Джорджио, и, пока машина катилась к краю утеса, меня охватила жалость к нему. Между тем машина набрала скорость и наконец исчезла из виду. Возможно, Джорджио оказался невольным соучастником заговора против меня, но не совершил ничего такого, что дало бы мне право погубить его собственность.

Несколько громких хлопков, похожих на взрывы, привели меня в себя. Я бросилась вперед и заглянула вниз с утеса. Увидев яркую вспышку пламени, я обрадовалась, что машина упала не на дорогу, а на камни внизу. Волны загасили дымящиеся останки машины и смыли их в море.

Когда из дома до меня донеслись отдаленные голоса, я забрала свою сумку и пошла к воротам. Не дойдя до них, я нырнула в кусты и начала карабкаться вверх по холму к лощине, замеченной мной накануне. Оказавшись в безопасности, я поняла, что выбрала укрытие правильно, ибо обрела удобный наблюдательный пункт, тогда как меня здесь никто не мог увидеть с дороги.

70
{"b":"5906","o":1}