ЛитМир - Электронная Библиотека

Струйка слюны вытекала из его беззубого рта.

— О черт! — прошамкал он еле слышным голосом. — Смотри, до чего ты дошла и что сделала…

Ощутив непонятный зуд во всем теле, я посмотрела на свои ноги и поняла в полной мере, что случилось. Мефисто сказал правду: волшебство исчезло. Он вернулся к своему естественному возрасту (уж не берусь судить какому) и к свойственной этому возрасту внешности, но и со мной произошло то же самое.

Взглянув на знакомое мне расплывшееся тело, я с облегчением выдохнула. Кошмар закончился. Я снова стала Хариэт.

Не успела я привыкнуть к этой мысли и к внезапному изменению в моей жизни, как в замке повернулся ключ и дверь распахнулась. Харли и Дэвид бесцеремонно вломились в комнату.

— Вот она! — Дэвид, указал на меня пальцем. — Теперь ты мне веришь? — Он посмотрел туда, где я сидела, и замер с открытым ртом.

— Боже мой! — воскликнул Харли. — Это же публичный дом! — Он с яростью накинулся на Дэвида. — И это ты считаешь остроумной шуткой?

— Прости. — Дэвид сделал шаг к двери. — Должно быть, я ошибся комнатой.

Я слышала, как они препираются в коридоре. Через минуту дверь снова распахнулась.

— Прошу прощения, — сказал Дэвид. — Простите, что побеспокоил вас. — Он оглядел комнату. Глаза его на миг с подозрением остановились на мне. Потом Давид покачал головой: — Не понимаю. Кто-то сыграл со мной шутку.

— Думаю, твоя фантазия! — истерически взвизгнул Харли. — Ты понимаешь, какое потрясение я пережил сегодня? Моя жена лежит мертвая на дне пропасти, а ты пытаешься утешить меня какой-то нелепейшей историей о том, что она осталась жива! Ты мешок с дерьмом, тебе надо обратиться к мозгоправу!

— Не называй меня так! — заорал Дэвид.

— Буду, черт бы тебя побрал! Я слишком долго терпел твою болтовню и твое наушничество, но теперь сыт тобой по горло! Пора мне внести в свою жизнь серьезные изменения…

Их голоса уже были едва слышны — они удалялись по коридору.

Выждав некоторое время, я развязала свои лодыжки. Сорвав путы с ног, я бросилась к зеркалу.

Оно не разочаровало меня.

— Привет, Хариэт, — сказала я, с нежностью вглядываясь в столь хорошо знакомые черты. — Не волнуйся так! Обещаю теперь обращаться с тобой гораздо лучше!

Я одевалась, ощупывая тело и удивляясь тому, что так легко приспособилась к своему прежнему состоянию. Поражало меня и то, насколько точно был воспроизведен мой прежний облик — каждая морщинка, каждое пятнышко, каждый шрам оказались на своем месте. Почему я была так несправедлива к своей — пусть и несовершенной — оболочке, к этому сочетанию плоти и костей и этому вместилищу моего духа, верно хранившему его в течение пятидесяти лет? Ведь мое тело никогда не подводило меня. Почему я так стремилась сменить его на новое?

Взяв дорожную сумку, я с облегчением отметила, что моя лодыжка больше не болит. Я чувствовала себя здоровее, чем в течение всех последних месяцев.

Я остановилась у двери. Мефисто все еще лежал на полу с расстегнутой ширинкой, а сморщенные останки горделивого цеппелина вяло угнездились у него в паху. Он тихо застонал, когда я дернула его за руку, чтобы проверить, жив ли бес.

— Пошли, дедушка. — Я усадила его и подала ему фляжку. — Приведи себя в приличный вид. Нам надо выбраться отсюда, прежде чем начнут задавать вопросы. Похоже, ты утратил способность проходить сквозь стены. Так не хочешь ли опереться на мою руку, чтобы дойти до лифта?

Глава 20

Я повела Мефисто в ночной бар на набережной и заказала две большие порции граппы[31].

— Не оставляй меня здесь, — попросил он, сжимая стакан костлявыми пальцами. У него едва хватило сил поднести стакан к губам. — Я не умею…

Голос его прервался.

— Не умеешь чего? — Я подалась вперед, чтобы лучше расслышать его, и меня обдало несвежим старческим дыханием, в котором уже чувствовался запах тлена.

— Я даже не умею говорить по-итальянски, — задыхаясь, пробормотал Мефисто и встревожено ощупал свою тощую шею со складками обвисшей сморщенной кожи. Казалось, даже за последнюю минуту он постарел на много лет. Мефисто будто разлагался, распадался на моих глазах.

— Тебе следовало подумать об этом раньше. — Я подняла стакан. — За твое здоровье, — добавила я, проглотив хорошую порцию огненной жидкости.

— Но, Хариэт…

— Мне пора.

Я встала, бросив на стол пригоршню мелких монет.

— Этого хватит, но, боюсь, отныне тебе придется самому заботиться о себе.

Он замахал руками в лихорадочной, но тщетной попытке подняться и удержать меня, но это усилие доконало его. Задыхаясь, Мефисо снова упал на стул.

— Подожди! — Налитые кровью глаза сверкнули бессильным гневом.

— Пока, дедушка, — усмехнулась я. — И не вставай, не утруждай себя, не пытайся заставить меня делать то, чего я не могу.

Я прошла по берегу моря до стоянки такси и с облегчением заметила, что мужчины больше не глазеют на меня. На меня вообще никто не обращал внимания. Я стала самой обычной женщиной средних лет, надежно укрытой своей анонимностью.

Я нашла такси, и шофер, немного говоривший по-английски, отвез меня в аэропорт Генуи. Когда я расплатилась с ним, у меня остались деньги только на билет домой. Я не смогла бы купить его, оставшись в облике Синди. Предъявив ее паспорт, я подверглась бы риску: Дэвид или Харли могли бы выследить меня.

Сначала я предполагала поехать поездом через Европу в надежде на то, что к тому времени, когда доберусь до Ламанша, найду какой-нибудь способ пересечь его без паспорта. Но теперь я снова стала Хариэт и могла вернуться домой любым способом.

Ждать самолета целую ночь в аэропорту было не слишком соблазнительно, но мне не хотелось ночевать в отеле. Я жаждала поскорее тронуться в путь и вылететь в Лондон первым же утренним рейсом.

Когда такси тронулось вдоль набережной, я в последний раз увидела съежившуюся фигуру Мефисто, сидевшего у столика возле ночного бара в той самой позе, в которой я оставила его, Я вытянула шею, чтобы получше разглядеть Мефисто, но так и не поняла, жив ли он.

На следующий день к ленчу я была уже снова в Гилдфорде. Забрав свой второй саквояж с одеждой, вовсе не подходившей человеку моего возраста и габаритов, из камеры хранения на вокзале, я направилась на Хай-стрит. Солнце отражалось от булыжной мостовой, придавая нежность и теплоту знакомому пейзажу и поднимая дух покупателей обещанием приближающегося лета. Несмотря на усталость, я испытывала небывалый подъем. Теперь никто уже не будет охотиться за мной. Мое превращение возвратило мне свободу, которой я была лишена, пока находилась в теле Синди. Я обрела свою утраченную жизнь. Получила новый шанс.

Моя квартира оставалась точно такой же, как тогда, когда я покинула ее. Однако на коврике возле двери появилась гора коричневых конвертов с гневными напоминаниями от тех, кому я задолжала. Там же я нашла и письма от домовладельца: он требовал платы за квартиру. Запихнув все под стопку книг, я немедленно улеглась в постель. Все это подождет, а я займусь более важными вопросами и решу их. Не для того я вырвалась из когтей Дьявола, чтобы впасть в панику при виде счетов за газ.

Я проспала весь день и большую часть ночи. На следующее утро я долго лежала в ванне, нежась в горячей воде. Это было для меня ритуалом очищения от испытаний последних нескольких месяцев. Я нагишом прошла по квартире. Мне доставляло удовольствие быть одной и ни перед кем не отвечать за свои действия.

Почувствовав, что снова готова выйти в мир, я отправилась навестить Салли.

— Хариэт! — Она заключила меня в объятия. — Ты вернулась! Я думала, ты исчезла навсегда.

— И я так думала, — пробормотала я, тоже обнимая ее.

— Но ты чудесно выглядишь! Каникулы пошли тебе на пользу. Ты помолодела лет на десять!

Это было преувеличением, но зеркало сказало мне, что я выгляжу лучше, чем прежде. Моя кожа приобрела здоровый вид, глаза оживились.

вернуться

31

Граппа — итальянская виноградная водка

75
{"b":"5906","o":1}