ЛитМир - Электронная Библиотека

— Менопауза? — Я удивленно взглянула на нее. — Но я не…

— Хотела бы я быть на вашем месте, — пробормотала она. — Если бы вы только знали, что такое приливы, головные боли, ощущение, что ты стала бомбой с часовым механизмом, готовой взорваться… — Доктор покачала головой и с улыбкой повернулась ко мне. — Вам незачем беспокоиться обо всем этом. Вы все это благополучно миновали. Продолжайте жить и радоваться жизни.

Однажды Салли позвонила мне, и голос ее звучал радостно и возбужденно.

— Помнишь ту американку, о которой я тебе рассказывала? — спросила она. — Ну, ту, которую ты встретила на Барбадосе и просила навестить меня?

Я ответила что-то неопределенное, судорожно соображая, не вторглось ли что-то из моего недавнего прошлого в мою теперешнюю жизнь.

— Видишь ли, сначала мне не удалось дозвониться к ней, потому что я неправильно записала ее имя. Оказывается, она Брайтмен, а не Брайтуотер. Это та знаменитая модель, что разбилась несколько месяцев назад. Ты, конечно, помнишь — лицо «Лапиник»? Ты знала, кто она, Хариэт, но никогда не говорила мне.

— Я… гм… Это как-то вылетело у меня из головы.

— О, Хариэт, ты безнадежна, — рассмеялась Салли. — Ее мужем был Харли Брайтмен, владелец компании «Лапиник». Неужели ты не читала отчетов в газетах о том, как он влюбился в нее, когда она работала официанткой в кафе? Как женился на ней и сделал ее знаменитой моделью? Очень похоже на историю…

— Ту, что показана в фильме «Красотка»? — Я улыбнулась, ибо не подозревала, что Салли с таким вниманием следила за моей карьерой.

— Откуда ты знаешь, что я собиралась сказать именно это? — насторожилась Салли. — Ты действительно ничего не читала о ней? Хоть ты и корчишь из себя большую интеллектуалку, но уверена, как и все простые смертные, порой заглядываешь в колонки сплетен.

— Возможно, что-то и попадалось мне на глаза, — пробормотала я. — А почему ты заговорила об этом?

— Он позвонил мне! Сам Харли Брайтмен! И предложил мне работу — обставить заново весь его дом в Беверли-Хиллз! Видимо, теперь там последний крик моды нанимать дизайнеров из Англии, а он нашел мою карточку среди вещей своей жены.

Я почувствовала слабый укол совести при мысли о Харли, живущем в своем дворце в полном одиночестве. Может, нынешняя обстановка невыносима для него, потому что постоянно напоминает о покойной жене?

— Он готов оплатить мне перелет в Лос-Анджелес и просит прибыть на следующей неделе и все осмотреть. Я так взволнована, Хариэт! Ведь я столько времени искала возможности начать все сначала самостоятельно, и вот все получилось будто само собой!

— Я очень рада, Салли.

— А этот Харли — расторопный малый, — продолжала она со смехом. — Он уже снова женился. Кажется, у его новой жены вполне определенные идеи насчет того, как должен выглядеть дом. Она хочет, чтобы все обили красным бархатом и парчой с золотыми листьями. — Салли сплюнула. — Не понимаю, почему богатые люди всегда такие безвкусные?

Снова женился? На ком? На мгновение задумавшись, я поняла, что была только одна претендентка на его руку.

— Салли, ты, случайно, не знаешь, как имя его новой жены?

— А зачем тебе? — Она вздохнула. — Не вешай трубку. Сейчас посмотрю. Я его где-то записала. — Я услышала, как Салли перебирает бумаги. — Патриция, — сказала она наконец, — миссис Патриция Брайтмен. Звучит очень подходяще для богатой сучки, рожденной в рубашке.

Патриция? Я расхохоталась. Конечно, Триш не стала терять времени даром и вцепилась в мужчину своей мечты.

— А что в этом смешного? — холодно осведомилась Салли. — Хариэт? С тобой все в порядке?

Следующее утро я провела в библиотеке, изучая газеты из архива с помощью только что подключенной связи Интернет.

Раньше мне не позволяло заняться этим суеверное чувство, но теперь я чувствовала себя в безопасности и спокойно читала о реакции мира на смерть Синди Брайтмен.

«ЛИЦО „ЛАПИНИК“ СОВЕРШАЕТ СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПРЫЖОК В ПРОПАСТЬ» — гласил один из заголовков.

«ТРАГИЧЕСКИЙ КОНЕЦ СКАЗОЧНОГО БРАКА» —сообщал другой.

НАСТОЯЩАЯ, А НЕ ПРИДУМАННАЯ «КРАСОТКА» ПОГИБАЕТ В АВАРИИ.

Описания несчастного случая не оставляли повода для сомнений.

Синди не справилась с управлением машиной и сорвалась в пропасть с отвесного утеса. Никто не намекал на то, что дело нечисто, не упоминал сцену за обедом, не писал о надувной кукле. Газеты не проронили ни слова о женщине, похожей на Синди и появившейся в Санта-Маргерите в ночь ее гибели. Кто-то основательно просеял факты и удалил все сомнительные места.

Просматривая статьи, посвященные трагедии и появившиеся в газетах через неделю после несчастья, я пробежала глазами несколько из них.

ПОИСКИ ТЕЛА БЕЗРЕЗУЛЬТАТНЫ. РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ: ТРАГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЛИЦА «ЛАПИНИК». ТОЛПЫ СКОРБЯЩИХ НА МЕСТЕ ИТАЛЬЯНСКОЙ ТРАГЕДИИ.

Я прочитала ту часть истории Синди, явно не соответствующую действительности, где говорилось о том, что она выросла в доме-трейлере и будто от жизни на улицах Лос-Анджелеса ее спасла подруга детства Патриция. На фотографии группа пожилых женщин возлагала букеты цветов в целлофановых пакетах к неприступным воротам дома в горах.

— Она так много значила для нас всех, — сказала одна из интервьюируемых. — Ее духовная красота трогала простых людей. Почему-то захотелось прийти сюда и ощутить свою духовную связь с ней.

Далее в статье описывался подъем индустрии туризма, связанный с потребностью «пилигримов» посетить городок Санта-Маргерита и его окрестности. На обочинах дорога, ведущей к этому городку, стояли прилавки, где продавались куклы «Синди Брайтмеи» и горшочки поддельных кремов с поддельными наклейками «Лапиник», а в многочисленных отелях в этих местах стали во время уик-эндов проводить курс особой «терапии красоты». Начали циркулировать слухи о «чуде», случившемся с домохозяйкой из Бейкерсфилда, которая, умывшись морской водой на месте трагедии, мгновенно помолодела и похорошела.

Через несколько недель эта история всплыла в газетах снова.

ВДОВЕЦ БРАЙТМЕН ЖЕНИТСЯ ВТОРИЧНО. БУДЕТ ЛИ ЕГО НОВАЯ ЖЕНА НОВЫМ ЛИЦОМ «ЛАПИНИК»?

На нечеткой фотографии Триш выглядела так, будто всю ночь пила «Стрегу». Авторы нескольких колонок сообщали о великом возмущении публики столь поспешным браком. Я узнала, что Триш вынудили согласиться на тихую и скромную свадьбу и заставили провести медовый месяц дома в знак уважения к покойной жене Харли. Я улыбалась, вспоминая ее огромную коллекцию журналов, посвященных браку и свадьбе. Должно быть, Триш чувствовала себя обделенной.

Но последний пункт в моих исследованиях, касавшихся семьи Брайтменов, не имел никакого отношения ни к Триш, ни к ее свадьбе.

Я нашла эту статью в разделе бизнеса в одном из сайтов Интернет, посвященных новостям в этой области.

ДЭВИДУ БРАЙТМЕНУ ПРЕДЪЯВЛЕНО ОБВИНЕНИЕ В ЖУЛЬНИЧЕСТВЕ И УКЛОНЕНИИ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ

Прочитав статью, я узнала, что связи Дэвида с «Лапинетт» расследуются Службой внутренних доходов. Факты о его нечистоплотности просочились в прессу благодаря Джорджу Уилкинсу, бывшему слуге Брайтменов. Он не поладил с нанимателями, вышел в отставку и теперь жил на покое в Англии, в графстве Сарри.

Итак, Джордж тоже восстал против Брайтменов. Похоже, у нас с ним оказалось больше общего, чем можно было предположить. Интересно знать, сколько ему заплатили за предательство? Вероятно, он получил достаточно, чтобы безбедно дожить до конца жизни. Кто знает, может, я еще встречу его однажды, в Хэмптон-Корте.

Судя по всему, Салли твердо решила принять предложение Харли.

— Мне плевать, если это выглядит так, будто меня купили, — сказала она. — Я знаю, что эта работа не выдвинет меня в первые ряды дизайнеров, но деньги мне не помешают.

Вернувшись после теледебатов с миссис Патрицией Брайтмен, Салли излила свои чувства.

— Я выстрадала каждый пенни, который получу от них, — сказала она. — Ты имеешь представление о том, как ужасна эта женщина?

Я издала невнятный звук.

78
{"b":"5906","o":1}