ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она желает все оправить в золото, вплоть до чертова сиденья унитаза. — Салли скорчила гримасу, означавшую крайнее неодобрение. — В спальне она хочет обить мебель атласом, затканным розовыми сердечками. Ты слышала о чем-то подобном?

Я с улыбкой подала ей чашку кофе. Похоже, что бледно-голубые цвета «Лапиник» найдут себе достойную компанию.

— И все же я с нетерпением жду поездки в Лос-Анджелес, — оживилась Салли. — Данкен завидует. Во всяком случае, так говорят дети. Он хотел бы поехать туда на несколько лет, но теперь средства не позволяют ему, потому что ему приходится платить алименты. — Она задумчиво помешивала ложечкой свой кофе. — Ты ведь была в Лос-Анджелесе, Хариэт? Посоветуй мне: что там стоит посмотреть? Я хочу получить максимум удовольствия от этого путешествия.

Я избегала рассказывать о своем «кругосветном путешествии» в деталях, чтобы не попасть впросак. Салли бросила на меня любопытный взгляд.

— Признайся, Хариэт, в Калифорнии ты, случайно, не лежала в какой-нибудь из специальных клиник, занимающихся омоложением? Ну, в одной из тех, о которых мы читаем? Ведь правда ты выглядишь лет на десять моложе.

— Ну, не совсем так. Думаю, я просто нуждалась в каникулах.

— Если это путешествие окажет на меня хоть отчасти такое благотворное воздействие, то оно стоит того, чтобы продать Дьяволу мои принципы дизайна.

— Сомневаюсь, — возразила я, испуганная мыслью о том, что Салли столь же легко поддается тлетворному влиянию. — На твоем месте я проявила бы осмотрительность.

Сколько женщин сделали бы то же, что и я, если бы им представилась такая возможность?

Салли бросила на меня лукавый взгляд:

— Не думала, Хариэт, что ты будешь читать мне мораль. Кстати, когда вы с Эндрю поженитесь?

— Я бы предпочла не распространяться на эту тему.

— Да брось ты, Хариэт. Почему бы и нет? Я всегда знала, что вы предназначены друг для друга.

— Едва ли я создана для брака. Кроме того, статистика браков не очень утешительна.

— Не делай неправильных выводов на основании моей неудачи. — Салли пожала плечами. — Я ничего не имею против брака, если муж не такая свинья, как Данкен. Мне просто не повезло.

— Лучше держать некоторую дистанцию в отношениях. Ты способна приблизиться к другой личности? Ты делилась с Данкеном самым сокровенным?

— Жалею, что делала это, — печально ответила Салли. — Он никогда ничего не говорил мне. Я бы рассталась с ним много лет назад, если бы знала, какой он.

Когда Салли ушла, я с облегчением перевела дух. Каждый раз при виде подруги я испытывала отчаянное желание рассказать ей свою историю. Это желание жгло меня изнутри. Пока мне удавалось противостоять искушению.

Кому еще я могла рассказать об этом? Не Эндрю — он никогда не поверил бы в это. Кроме того, у него были свои секреты — никакими ухищрениями мне не удавалось добиться от него признания в том, что он провел ночь с Синди.

Эндрю понятия не имел, что в его постели побывала знаменитая модель, поскольку никогда не слышал о «Лапиник». Я получила экземпляр женского журнала. Там была помещена реклама компании «Лапиник» с моим лицом. Я хранила его как сувенир и однажды, уступив искушению, открыла эту страницу так, чтобы Эндрю увидел Синди, а сама притворилась, будто читаю журнал.

Тайком наблюдая за ним, я заметила, что его глаза то и дело возвращаются к фотографии.

— В чем дело? — спросила я. — Хочешь почитать мой журнал?

— Нет-нет. — Эндрю отстранился. — Я просто увидел лицо, которое мне кого-то напомнило.

Я уставилась на изображение Синди с преувеличенным вниманием.

— Одну из твоих студенток? — спросила я с невинным видом. — Или старую подружку?

На следующее Рождество Эндрю преподнес мне флакон духов от «Лапиник». И это был лучший подарок, какой я когда-либо получала.

И все же я не сказала ни ему и никому другому правды о случившемся. Я понимала, что лучше молчать. Я не нарушила своего соглашения с Мефисто. Это он не сдержал своего слова. Иногда меня посещают кошмары, в которых Мефисто является за моей душой.

В прежней жизни я была так несчастна, что не боялась смерти, но теперь часто размышляла о ней. Наверное, потому, что теперь была счастлива и мне было что терять.

Фауст Гёте был вознесен на небеса в тот момент, когда признался, что счастлив. Таково было условие его договора с Мефистофелем.

Тогда бы мог воскликнуть я: Мгновенье!
О, как прекрасно ты, повремени!
Воплощены следы моих борений,
И не сотрутся никогда они.

Я была рада, что не давала никаких необдуманных обещаний. Теперь, наконец, я научилась ценить жизнь и хотела подольше оставаться здесь, чтобы насладиться отпущенным мне временем.

Действительно ли я перехитрила Мефисто, или он все-таки может претендовать на мою душу? Я, вероятно, так никогда и не узнаю, каков мой подлинный возраст, получила ли я еще несколько лет жизни или потеряла их. И какую пользу все это принесло мне.

Разве дано кому-нибудь узнать, сколько ему отмерено?

Едва ли стоит тратить время на размышления о смерти и тревожиться из-за этого. Нужно жить и радоваться жизни. Поняв это, я решила забыть о прошлом и, налив себе двойную порцию виски, выпила за свою новую жизнь.

КОНЕЦ

79
{"b":"5906","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Исповедь узницы подземелья
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Дорога домой
Зло
Два в одном. Оплошности судьбы
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Зона навсегда. В эпицентре войны