ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внутренний Предиктор СССР

«О текущем моменте» № 7 (91), сентябрь 2009 г.

Тезисы: о перспективной целесообразности

 Понимание умолчаний настоящей записки предполагает знание Концепции общественной безопасности и знакомства с аналитическими записками ВП СССР из серии «О текущем моменте» 2007 - 2009 годов.

Кризис россионского постсоветского капитализма и обслуживающей его политической системы продолжает углубляться. К середине сентября 2009 г. в политике по-прежнему прослеживается две составляющих:

· показуха, изображающая государственное управление при его фактическом отсутствии [1] и адресуемая главным образом за рубеж, назначение которой убедить общественное мнение Запада в том, что в России, если и не построена полноценная “демократия” западного образца, то мы её строим всем нашим «гражданским обществом» и мечтаем о приобщении к «семье цивилизованных народов»;

· реальная политика, представляющая собой закулисно-подковёрный “разводняк”, возглавляемый В.В.Путиным, цели которой весьма далеки от показушных. Запад это чует, судя по множеству публикаций, обвиняющих В.В.Путина в разного рода проявлениях «антилиберализма», но при этом сам Запад цели этой политики выявить не в состоянии, главным образом потому, что заблуждается в оценке тех целей, на которые работает сам.

И то, и другое протекает на фоне неработоспособности институтов государственной власти РФ (неоднозначно понимаемое законодательство; не реализуемые вследствие их неработоспособности процедуры госуправления, предписанные законодательством и руководящими документами либо вообще не прописанные; некомпетентность бюрократов во вверенных им делах, вследствие её безъидейности как принципа; саботаж должностных обязанностей [2] и сопутствующие их исполнению всевозможные злоупотребления; внутриаппаратная мафиозная групповщина на тему «против кого дружим, чтобы “хапнуть” и при этом не “сесть”» [3] и т.п.).

Если первое ориентировано главным образом на то, чтобы произвести определённое впечатление на зарубежную общественность, то первое и второе в совокупности выражают то обстоятельство, что отчасти властная “элита” Россионии не стремится к тому, чтобы в российском обществе люди воспринимали проводимую государством политику, как политику, выражающую их жизненные интересы, т.е. их собственную и поддерживали бы её по способности своими делами. К этому стремился Сталин; к тому же стремился и Рузвельт [4], хотя оба они работали на разные концепции глобальной значимости, и Сталин был концептуально властен в духе Богодержавия, а Рузвельт лишь осуществлял власть идеологическую в библейском проекте порабощения человечества от имени Бога в его либерально-буржуазной версии.

Как следствие в РФ власть (государственные институты, собственники, топменеджмент крупного бизнеса) и остальное общество разобщены и живут каждый своею жизнью.

В этих условиях:

· С одной стороны отсутствие общественно приемлемого государственного управления - это плохо, поскольку следует согласиться с Авраамом Линкольном: «Законная задача правительства - делать для сообщества людей [5] всё то, что им нужно, но что сами они, выступая каждый в своём индивидуальном качестве, не могут сделать совсем или не могут сделать хорошо». И государственность, не удовлетворяющая в этом смысле общественным потребностям, не имеет права на существование.

· С другой стороны то, что такая госвласть в общем-то не лезет в личную жизнь подавляющего большинства граждан, - это хорошо, поскольку позволяет гражданам безпрепятственно заниматься самообразованием, создавать и продвигать в жизнь разного рода общественные инициативы, в том числе - и в русле концепций глобализации, альтернативных библейскому проекту порабощения человечества от имени Бога.

Но не все это поняли, и потому многие из тех, кто осознаёт, что так дальше жить нельзя, по-прежнему трусят и влачат жалкое существование из опасения, что если они займутся политикой, то их сразу же «прищучит» ФСБ. Однако, как заметил Бенджамин Франклин, «те, кто готов отдать свою свободу, чтобы приобрести недолговечную защиту от опасности, не заслуживают ни свободы, ни безопасности»; либо же то же самое в версии И.В.Гёте: «лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идёт на бой».

* * *

В сентябре интересующейся политикой публике был представлен очередной спектакль. Президент опубликовал свою статью «Россия, вперёд!», в которой призвал граждан, «кому есть что сказать», к участию в дискуссии по проблематике выработки стратегии развития России (10 сентября 2009 г.).

Как известно, президент у нас - «продвинутый интернетчик». Поэтому нет ничего удивительного, что он в своей электронной почте «нашёл» письмо гражданина России и счёл за благо дать указание госаппарату рассмотреть это письмо по существу (16 сентября). Это должно изображать сотрудничество власти и гражданского общества, в том числе и с теми гражданами, которые критически высказываются и о власти, и о Д.А. Медведеве лично.

Но как в самых дурных комиксах гражданином, чьё письмо президент дал указание рассмотреть, оказался Максим Калашников, он же - Владимир Кучеренко, на чьё имя записано множество книг, автором которых он якобы является, - фигура, широко известная в той части общества, которая интересуется политикой на протяжении последнего десятилетия.

Короче говоря, те, кто «кукловодит» и Медведевым, и Калашниковым, реализуя свой сценарий, «нашли» посредством Медведева то, что сами же положили посредством Калашникова, а теперь изображают великую радость по поводу «находки».

В общем - плохой спектакль для идиотов: отчасти для отечественных, но большей частью для западных.

В аналитической записке ВП СССР «О текущем моменте» № 3 (87), 2009 г. отмечалось:

«Вообще-то в нормально функционирующем государстве аппарат главы государства («собственная его императорского величества канцелярия» и т.п.) необходим прежде всего для того, чтобы вздор и мелочёвку, с которыми множество обывателей обращается «на высочайшее имя», отделять от управленчески значимой информации общегосударственной важности, которая в силу разных причин не проходит по официальным каналам циркуляции информации, сложившимся в государстве и оказавшимся под властью бюрократической и журналистской корпораций, чьи интересы далеко не всегда и не во всём совпадают с общенародными, вследствие чего люди вынуждены обращаться к главе государства напрямую в обход официальных процедур общественных институтов разного рода.

· Если управленчески значимая информация общегосударственной важности из общего потока обращений «на высочайше имя» «собственной его императорского величества канцелярией» выделяется и на её основе вырабатываются, принимаются и проводятся в жизнь соответствующие решения общегосударственного масштаба в интересах народа, то это - один из аспектов взаимодействия демократического государства и гражданского общества.

· Если же «собственная его императорского величества канцелярия» вздор и мелочёвку от управленчески значимой информации общегосударственной важности не отличает, а на все обращения формально вежливо отвечает в духе «спасибо, принято к сведению, желаем вам всего наилучшего», то «собственная его императорского величества канцелярия» не соответствует потребностям общественного развития, поскольку проблемы в этом случае усугубляются. Такой государственный аппарат просто паразитирует на обществе, поскольку не выражает его интересы в государственном управлении. И за это несёт персональную ответственность прежде всего глава государства.

вернуться

[1]

В интервью швейцарским журналистам 18.09.2009 г. перед государственным визитом президента РФ в Швейцарию Д.А.Медведев признаёт этот факт. Говоря о полезности кризиса, президент тем самым расписался в своей некомпетентности в вопросах управления экономикой и в неспособности понять то, что безкризисное развитие экономики - осуществимо. Так, например, он прямо заявил: «Мы все недооценили последствия влияния кризиса на экономику в нашей стране. Это нужно открыто признать, и я об этом уже сказал. Еще в конце прошлого - начале этого года мы прогнозировали спад экономики в несколько процентов, один - два процента, как, кстати, и многие наши европейские коллеги, которые также недооценили ситуацию.

Сейчас у нас очень приличный спад. И это заставляет более жестко относиться к нашим приоритетам, заставляет принимать, может быть, более, на мой взгляд, радикальные, более твердые решения. И это касается структуры экономики, прежде всего.

Ведь чем полезен кризис помимо того, что это колоссальное испытание? Он позволяет переосмыслить жизнь. Если бы не произошло этого падения, мы продолжали бы, может быть, развиваться в инерционном сценарии. Всё было бы спокойно, скажем, сырьевые продукты, сырьё приносило бы нам достаточно большие заработки, и всё было бы хорошо. С другой стороны, при таком падении экономики, если бы это продолжалось ещё несколько лет, ситуация могла бы быть ещё хуже, потому что мы бы консервировали свои подходы к экономике, в известной мере консервировали бы свою отсталость.

А сейчас мы вынуждены заниматься этим более предметно (по контексту этой фразы можно понять, что раньше предметно этим не занимались: наше замечание при цитировании). Конечно, у нас пока ещё далеко не всё получается и далеко не всё сделано. Но это как раз и есть желание переосмыслить многие традиционные для нас представления».

Это описание соответствует такому режиму “управления” макроэкономической системой страны, как если бы контрольные параметры системы не «мониторились» (не снимались с неё регулярно) либо значимости наблюдаемых параметров никто не понимал: последнее соответствует случаю, когда управленцы некомпетентны и некритичны к себе, вследствие чего не ведают, что творят, и не желают ведать («ведомство» - в смысле управленческая структура - и «ведать» = «обладать знанием и уметь им пользоваться» - однокоренные слова).

В данном конкретном случае, если бы государственность в своей макроэкономической политике опиралась на организационно-технологический, а не на финансово-счётный подход (в чём суть и различие организационно-технологического подхода и финансово-счётного, - см. работу ВП СССР «К пониманию макроэкономики государства и мира» (Тезисы) в редакции 2009 г.), мировой финансовый кризис Россию бы не затронул, и её экономика успешно бы развивалась в интересах подавляющего большинства населения, готового честно делать дело, а не делать деньги, как это делает после 1991 г. бесчестное меньшинство, на чьи интересы работает “элитарная” государственность.

20.09.2009 г. Д.А.Медведев, А.В.Дворкович (советник президента по вопросам экономики), И.И.Шувалов (вице-премьер) приняли участие в торжественной церемонии открытия первой в России бизнес-школы «Сколково» в Подмосковье, организованной на принципах частно-государственного партнёрства, в учебных программах которой реализованы общезападные стандарты квалификационного уровня «магистр бизнес-администрирования» (MBA или иначе - МДА: магистр делового администрирования - аббревиатура, совпадающая с междометием, выражающим недоумение, и не только с междометием…).

«Квалификация МДА подразумевает способность выполнять работу руководителя среднего и высшего звена (выделено нами жирным при цитировании). Период обучения в зависимости от начальной подготовки и конкретной программы занимает от двух до пяти лет. (…).

Единой и общепринятой систематизации программ не существует (так же как отсутствует единый стандарт МВА). Однако можно выделить наиболее принципиальные формы проведения программ, распространённые в мире:

· Executive MBA (EMBA) - программы ориентированные на руководителей высшего звена, содержательно опирающиеся на значительный опыт работы учащихся;

· Full time MBA - традиционные программы в формате «очного» обучения, рассчитанные на обучение «с отрывом от производства»

· Part time MBA - программы проводимые «очно», но при этом, подразумевающие, что учащийся отдаёт обучению не всё своё время (как правило из-за необходимости совмещать обучение с работой). Наиболее распространены варианты вечернего и модульного построения программ Part-time.

· Distance-learning MBA - программы, при которых для достижения ещё большей гибкости учебного процесса используются методы дистанционного обучения» («Википедия»).

Пресса назвала «Сколково» «школой миллионеров».

Как можно понять, стандарт МДА-MBA предполагает обучение сразу же «на начальника» среднего и высшего уровня, не обязывая при этом обучаемых знать предметную область сферы деятельности, которой они должны в будущем руководить. Обязанность знать дело (а его освоение куда более трудная работа, нежели освоение управленческой грамотности и принципов бухгалтерского учёта) возлагается на кого-то другого. В этом - одно из проявлений идиотизма финансово-счётного подхода к экономике.

Также надо отметить, что в сопоставлении с Достаточно общей теорией управления (ДОТУ) любые учебные курсы «теории управления» по специальностям всевозможного «менеджмента» и муниципального и государственного управления не выдерживают никакой критики.

В наши дни наиболее умные молодые менеджеры, получив диплом «менеджера» и осознав тот факт, что они получили фальсификат образования вообще и управленческого образования, в частности, начинают получать настоящее образование по инженерным специальностями, соответствующим их отрасли деятельности; остальные же так и остаются «менагерами» (слэнговое слово, которым презрительно именуют менеджеров, не знающих дела, оказавшегося в их власти: в его основе лежит неправильное прочтение английского слова «manager»).

Т.е. упование на «Сколково» - показатель того, что высших бюрократов жизнь ничему не учит, и они по-прежнему уповают на западную экономическую науку, по рецептам которой были «сварены» и разруха 1990-х, и нынешний кризис.

вернуться

[2]

Ярким подтверждением тому является заявление Г.Грефа о невозможности выполнения рекомендации банкам В.В.Путина на Международном инвестиционном форуме в Сочи 18 сентября:

«Я думаю, что в ближайшие годы, мне бы очень этого хотелось, и правительство ставит перед собой такую задачу, чтобы в ближайшие несколько лет в нашей банковской системе ставка по кредитам составляла бы где-то процентов шесть, да, Герман?»

В ответ Г.Греф «изобразил улыбку», и на следующий день (19 сентября) заявил: «“Банки зарабатывают не только на высокой марже, но и на объёмах”, - пояснил он. Вместе с тем, по словам Грефа, для снижения ставки необходим целый ряд макроэкономических условий, прежде всего, низкая инфляция. “Инфляция должна быть не 10,5 % в год, а 2 %”, - сказал глава Сбербанка, добавив, что необходимо также обеспечить стабильность российской валюты. “Не должно быть опасений девальвации рубля”, - отметил он. Между тем, по его мнению, снижение ставки по кредитам до 6 % вряд ли произойдёт в течение ближайших лет. “Не думаю, что эта задача реализуема в течение ряда ближайших лет”, - добавил Греф» (http://topnews.ru/news_id_30857.html).

вернуться

[3]

При этом некоторая часть бюрократов, «прогибается» под Путина, а другая - под Медведева. Вследствие этого «вертикаль власти», которую В.В.Путин выстроил за первые два срока своего президентства, раздваивается, поскольку не всем бюрократам ясно, «кто главный де-факто». В таких условиях бюрократия не способна к консолидации по двум причинам: первая - её безъидейность как принцип, вторая - «чиновник № 1» и «национальный лидер» в ранге «чиновника № 2» некоторым образом сотрудничают, а не конфликтуют.

И поскольку реально конфликта нет, то он не может войти в завершающую фазу, когда перспектива победы кого-то одного была бы видна всем. Будь такое - это дало бы основание бюрократам предать проигрывающего конфликт «хозяина», в результате чего бюрократия смогла бы консолидироваться вокруг победителя: вовремя предать в такой ситуации по нравственным меркам бюрократов - это и не предать вовсе, а - «предвидеть».

Тем не менее, «раздвоение вертикали власти» действует на слабую психику бюрократов и порождает иллюзию скрытого конфликта «Путин - Медведев». Власть этой иллюзии над многими бюрократами вносит сумбур в деятельность бюрократии, понижая её и без того низкую дееспособность.

Возникшая ситуация - вне зависимости от намерений участников «тандема» - такова, что способствует возрождению в России общественного самоуправления разного рода, действующего неподотчётно структурам институтов бюрократической власти.

вернуться

[4]

Иначе бы для чего ему надо было бы вести «Беседы у камина» на протяжении более, чем 10-летия.

вернуться

[5]

Хотя следовало сказать не «для сообщества людей», а «для общества», поскольку сообщество - это нечто, существующее наряду с обществом.

1
{"b":"590658","o":1}