ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну да. – Он провел рукой по своим коротким волосам. – Ладно, оставлю это на ваше усмотрение, если я вам понадоблюсь, мой домик номер пятнадцать.

– Где живет Пэм?

– В двадцать третьем, самый последний в этом ряду.

Он удалился, а я вернулся в спальню, обдумывая все сказанное, потом снял пижаму, надел брюки с рубашкой и вышел.

Я осторожно пошел по ряду домиков в самый конец, обнаружил домик двадцать третий и постучал.

За шторами зажегся свет, и через минуту раздался голос Пэм:

– Кто здесь?

– Ваш дружок.

Она открыла дверь и я, оттолкнув ее, вошел внутрь и прикрыл за собой дверь.

Она была в легкой накидке и босая.

– Вы? Что вам надо? – хрипло прошептала она.

– Надо поговорить о Берни.

Я придвинул кресло и опустился в него.

– Мне нечего о нем говорить! Убирайтесь!

– Успокойтесь… я по делу. Мы собираемся заработать три миллиона долларов, но это может сорваться из-за вас. Она удивилась.

– Из-за меня? Почему?

– Если вы не понимаете, то значит вы еще глупее, чем я думал. Ну, ладно, я объясню. Потому, что вы переспали со всеми мужчинами в округе и продолжаете этим заниматься, а Верни сильно переживает от этого. Он уже не может сосредоточиться, а в пилоты такие не годятся. Потому что вы путаетесь с кем попало и воображаете, что Берни легко к этому относится, а на самом деле он жестоко страдает от этого.

– Это ложь! – Она стиснула кулаки. – Берни сам говорил мне…

– Замолчите! Берни слишком хорошо относится к вам, поэтому он вам ничего и не говорит. Сейчас послушайте меня. Дело стоит трех миллионов. Я не собираюсь уговаривать такую суку, как вы, которая собирается загрести денежки и погубить такого парня, как Берни. Вы слышите меня? – Я не кричал и говорил тихо и спокойно. Такой тон больше действует. – Завтра вы увидитесь с ним и скажете ему, что останетесь у него и что больше не будете шляться по мужчинам, и вы должны убедить его в этом.

– Черт возьми, кто вы такой? Какое вы имеете право так говорить со мной? – заверещала она. – Берни и я…

– Заткнись! Это ультиматум, крошка. Или держи ножки сжатыми до конца операции, или можешь проваливать отсюда. Вы должны успокоить его, иначе…

– Вы… вы что ли прогоните меня? Я улыбнулся ей в ответ.

– Крошка, я уже обдумал все. Это очень просто. Мне надо только сообщить миссис Эссекс, что вы аэродромная шлюха, и вас выбросят вон. Мне не хочется этого делать, но придется, если вы не перестанете вести себя так и не утешите Берни.

– Вы негодяй! Я встал с кресла.

– Договорились. Или вы успокоите его, или вылетите отсюда.

С этими словами я, наконец-то, пошел спать. Уже в постели я понял, что ничего более лучшего сделать нельзя. Я сделал все, а теперь надо ждать результатов.

И опять меня разбудил телефонный звонок. На часах было десять часов двадцать четыре минуты. Сквозь шторы пробивалось яркое солнце. Здорово же я разоспался.

Пройдя в гостиную, я снял трубку.

– Джек, милый.

Сразу стало понятно, кто это.

– Это я. Я разговаривал со своим клиентом. Вы можете проверить взлетно-посадочную полосу. Он говорит, что в этом нет необходимости, но если вы настаиваете, то он согласен, особенно, если у вас шалят нервы.

– Да, у меня нервы не в порядке, я неспокоен.

– Хорошо. Приезжайте в отель «Континенталь» в Мериде. Вас встретят в 12.30 четвертого числа. Три дня вам, наверно, хватит. Вас это устраивает?

– Вполне.

– До встречи, милый, – и он повесил трубку. Я принял душ, побрился и, сев в машину, отправился в Парадиз-Сити. Весь день я провел в городе, бродя по улицам, заходя в ресторанчики и все время обдумывая план операции. Мне было сделано несколько предложений от хорошеньких девочек, но я отклонил их. Необходимо было все тщательно обдумать и не время было связываться со шлюхами.

Я вернулся на аэродром часов в семь вечера и прошел к пятнадцатому домику. С безопасной бритвой в руке Эрскин открыл дверь.

– Привет! – сказал он и улыбнулся мне.. – Черт возьми, вы удивительный человек! – Он отошел в сторону, пропуская меня. – Что вы сделали с Берни? Он совершенно изменился!

И я почувствовал облегчение.

– Вы думаете, это сработало?

– Конечно. Знаешь, Джек, я ужасно устал сегодня. Пойди лучше поговори с Берни. Он у себя в домике.

– Хорошо, – сказал я и двинулся к домику номер девятнадцать.

Эрскин оказался прав. Увидев Берни, открывшего дверь, я сразу заметил перемену в нем. Наконец-то тучи прошли и небо стало чистым. Он уже не казался подавленным и на губах его играла улыбка.

– Привет, Джек. Входи. Выпьешь с нами?

Войдя в домик, я заметил Пэм, которая была здесь.

– Я не хотел бы мешать. – Я поглядел на нее, она на меня и улыбнулась.

– Входите, входите, нечего хитрить. – Она откинулась в кресле. – Мы хотим быть вместе… не так ли, Берни?

– Да, – сказал он и стал смешивать выпивку. – Пэм рассказала мне о прошлом вечере. Вы правы, Джек, ей надо было объяснить.

– О'кей… Давайте забудем об этом и поговорим о деле.

– Подождите. – Берни протянул мне виски со льдом. – Я хочу поблагодарить вас, и Пэм тоже вам благодарна.

Я с трудом поверил в это, но, взглянув на Пэм, заметил, что она улыбается совершенно безмятежно.

– Не надо, все это в прошлом. Мы же мужчины! Давайте лучше выпьем за вас, – и я поднял бокал.

Мы все выпили. Потом немного помолчали, а затем она сказала:

– Вы пришли вовремя, Джек. Я присел и повернулся к Берни.

– Кендрик разрешил, мне обследовать взлетную полосу. Поеду третьего числа.

– Да, вы правильно взялись за дело, – заметил он. – Вы знаете, мне даже в голову не пришло проверить посадочную полосу.

– Я уверен, что она в порядке, но это даст мне шанс установить, кто покупатель.

– Это так важно?

– Наверно. Мне не нравится Кендрик. Он может надуть нас. Если мы узнаем, кто его клиент, тогда мы уже сможем обойти его.

– Кендрик не будет обманывать нас.

– Будем надеяться, что нет, но я буду чувствовать себя спокойнее, зная, кто его клиент.

– Хорошо. У вас есть деньги, Джек?

– Мне нужно триста долларов. Я буду отсутствовать не более двух дней, это, в основном, плата за перелет в Мериду.

Он подошел к письменному столу и вынул из ящика пятьсот долларов. Кладя деньги в карман, я спросил:

– И еще одно. У вас есть пистолет, Берни?

– Зачем вам пистолет? – удивился он.

– Мы играем в опасную игру с динамитом. Кендрик ненавидит меня. Мало ли какой несчастный случай может произойти со мной при осмотре полосы. Без меня он почувствует себя намного лучше.

– Вы шутите, Джек?

– Если у вас есть пистолет, дайте его мне.

Он помешкал немного, а потом прошел в спальню и вернулся с пистолетом 38 калибра и коробкой патронов. Осторожно он протянул их мне.

– Спасибо, – поблагодарил я.

– Завтра я полечу с Эссексом в Лос-Анджелес. Мы вернемся назад в субботу вечером.

Я невольно взглянул на Пэм, а затем перевел взгляд на него.

– Давайте встретимся тогда в воскресенье в кафе-баре в 18.00, – предложил я. – Я как раз вернусь из Мериды и сообщу, как дела.

Он согласно кивнул.

– Я передам Гарри.

– Кендрику ничего не говорите. И он снова кивнул.

– И еще одно, Берни. Если я не вернусь до воскресенья, забудьте про все это дело. Не ввязывайтесь в него, это будет опасно. – И пошел к себе.

После душа и бритья оказалось, что еще только 20.22. Из домика Тима слышался звук телевизора. Я постучался к нему.

– Может истратим немножко денег вечерком? – предложил я ему, когда он появился на пороге.

– Конечно. Куда направимся?

– В город.

По дороге в город я как бы невзначай спросил:

– Ну, как дела на площадке?

– Хорошо, – ответил О'Брайен. – Никаких проблем, будет готова недели через три.

– Я слышал, что подобная посадочная полоса была построена около Мериды. Вы слышали про нее?

– В Мериде? Конечно, – откашлялся Тим. – Чертовски тяжелая была работа, но сейчас уже закончена. Мой приятель Билл О'Кассиди вроде доделал ее. Мне пришлось связаться с ним по телефону прошлым вечером, хотел посоветоваться насчет взрывов скальной породы. Билл один из лучших строителей в этой области. Он сказал, что не собирается задерживаться на Юкатане, так как сыт этими мексиканскими джунглями по горло.

15
{"b":"5907","o":1}