ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но полоса-то уже построена?

– Конечно.

– О'Кассиди? Я знал Френка О'Кассиди. Может это его родственник?

– Возможно. У него был брат, служил во Вьетнаме, но его имя Син, служил в шестом десантном батальоне, получил орден, но все же погиб.

– Ну, это не тот человек. Я притормозил у казино.

– Пойдемте перекусим.

Позже, уже насытившись, я опять невзначай спросил:

– Ваш приятель О'Кассиди остановился в отеле «Континенталь»?

О'Брайен уже здорово набрался и подумал, что я просто веду болтовню для поддержания разговора.

– Он в «Шалко».

И как раз теперь к нам подкатились две тачки и спросили, не хотим ли мы немного развлечься.

Я спровадил их, пообещав развлечься с ними в другое время. Они, недовольно покачивая бедрами, удалились, а я подозвал официанта, рассчитался и встал.

– Пойдем баиньки, Тим, у вас завтра тяжелый день.

– Какая приятная пища! – Отдуваясь, встал. – Ну и повезло тебе, парень!

По дороге домой я решил вылететь в Мериду следующим утром. Оставив Тима в домике, я позвонил в аэропорт и заказал себе билет до Мериды на рейс 10.25 из Парадиз-Сити.

Я собирался на день опередить Кендрика, так как понимал, что лучше самому выяснить все на месте.

Глава 5

С аэродрома Мериды в помятом грязном «шевроле» меня доставили к отелю «Шалко». Водитель вообще был похож на школьника: длинные иссиня-черные волосы свисали у него до плеч, обтянутых бывшей белой рубашкой. Он постоянно высовывал голову из окна машины, приветствуя всех встречных шоферов.

Жара была неописуемая, и лило как из ведра. Сидя на продавленном сиденье машины, весь мокрый, я поминутно закрывал глаза в ожидании столкновений, но водитель легко увертывался от всех и гнал машину еще быстрее, и, в общем, благополучно довез меня.

Заплатив водителю мексиканскими деньгами, обмененными в аэропорту, я промчался сквозь дождь к дверям отеля. Он располагался на узкой окраинной улочке, был выкрашен в белый цвет, как и большинство домов в городе. Холл, уставленный кактусами, был довольно чистый, по углам стояли бамбуковые кресла и крошечный фонтанчик тихо шумел в центре, создавая видимость прохлады. За столиком администратора сидел толстый мексиканец, ковыряя в зубах спичкой.

– Комнату на сутки с душем, – попросил я.

Он пихнул ко мне засаленную книгу регистрации и бланк для полиции.

Покончив с формальностями, я двинулся внутрь. Тощий грязный бой подхватил мой чемодан.

– Мистер О'Кассиди здесь? – спросил я администратора, уходя.

Старик немного оживился и сказал что-то по-испански.

– Мистер О'Кассиди, – повторил я немного громче.

– Он в баре, – сказал бой и показал, где это. Его грязный палец указал на дверь справа. Дав парнишке полдоллара, я приказал ему доставить чемодан в номер. Мальчишка удивленно вытаращил глаза, так же, как и толстый старик, увидев такие деньги в его грязной ладони. Наверно, старик отберет их у мальчишки.

Покинув их, я вошел в крошечный бар. Тихо играла музыка, полная девушка с длинной косой сидела за стойкой, а в дальнем конце устроился мужчина, читающий «Геральд Трибюн».

– Виски со льдом, – заказал я, присаживаясь в середине стойки.

Услышав мой голос, мужчина сложил газету и взглянул на меня. Подождав, пока девушка подаст стакан, я повернулся в его сторону. Это был мужчина лет сорока – сорока пяти, крупный, с коротко подстриженными рыжими волосами, с плоским грубоватым лицом, где загар контрастировал с зеленью глаз. Это был тот же самый тип мужчины, что и О'Брайен, человек, на которого можно было положиться.

Подняв бокал, я сказал:

– Привет.

Широкая ирландская улыбка смягчила его лицо.

– Привет. Только что приехали?

Я передвинулся вдоль стойки поближе к нему.

– Меня зовут Джек Крейн. Выпьем вместе?

– Спасибо, – поблагодарил он за приглашение и кивнул девушке, заказав принести виски с содовой. – Билл О'Кассиди. Мы обменялись рукопожатием.

– Очень удачно. Тим О'Брайен просил заглянуть к вам. Он немного удивился.

– Вы знаете Тима?

– Знаю ли я его? Мы вместе провели вчерашний вечер. О'Кассиди взял бокал и кивнул головой на столик в углу. Мы перешли от стойки и уселись за столик.

– Эта барменша подслушивает, – заметил он, усаживаясь. – Ну, как Тим?

– Ничего, только вкалывает на строительстве этой посадочной полосы. Вы знаете об этом?

– Да. У него были неприятности, когда пошел скальный грунт. – О'Кассиди улыбнулся. – Ему еще повезло. Мне пришлось работать в болотах.

– Тим говорил мне.

– Хорошо, что это уже кончилось, и завтра я уезжаю. Черт возьми, не могу я быть больше в этой Богом забытой стране!

– Да, ужасная жара и дожди!

– Это только начало сезона дождей. Этот проклятый дождь будет лить теперь без перерыва два месяца. Хорошо, что работа уже закончена.

– О'Кассиди? – переспросил я. – Вы не родственник Сину О'Кассиди, награжденному орденом. Он выпрямился.

– Это мой младший брат. Вы знали его?

– Я сам был там. Встретил его однажды, кажется, в шестом десантном, правильно?

– Боже мой! – Он нагнулся, схватил меня за руку и яростно пожал ее. – Как тесен мир! Вы встречались с Сином?

– Было дело. Я не думал, что его наградят. Мы просто выпили вместе.

Он откинулся назад и нахмурился.

– Он был маленький, но отважный парень.

– Верно.

– Как вы сказали вас зовут?

– Джек Крейн.

– О'кей, Джек, давайте поедем за город. Это мой последний вечер здесь. Напьемся, закусим, хотя в такой жаре и пить не хочется. Прихватим парочку девочек… Как, вы согласны?

Я улыбнулся в ответ.

– Неплохо.

– Этот городок спит до 22 часов, жара. – Он взглянул на часы. – Сейчас 20.18. Пойду приму душ и давайте встретимся здесь в 21.45, о'кей?

– О'кей.

Мы взяли ключи от комнат. Старый мексиканец безучастно смотрел на нас. Моя комната была пятой после комнаты О'Кассиди. Мы разошлись. Мой чемодан лежал на кровати. Несмотря на открытое окно, в комнате было душно. Из окна было видно, как дождь хлестал на улице. Открыв чемодан, я взял свежую рубашку, брюки и прилег на кровать. Шум улицы и звон колоколов в церкви разрушил все мечты об отдыхе, а я так хотел вздремнуть. Я лежал и размышлял.

Позже я тоже принял душ и сменил одежду, но это мало помогло. В Мериде жили все, как в парной.

Спустившись в бар, я заказал виски со льдом. По крайней мере хоть здесь был вентилятор. Я уже просмотрел всю газету, когда О'Кассиди присоединился ко мне.

– Это последняя порция, которую вы оплачиваете себе сами, – заявил он. – Пойдемте, у меня машина у входа.

Пока мы бежала до машины, дождь успел промочить нас до нитки, но жара так же быстро высушила нашу одежду, пока мы доехали до ресторана. Также бегом мы проскочили до входа в ресторан.

Толстый добродушный мексиканец в белой форме обменялся рукопожатием с О'Кассиди и проводил нас в полутемную комнату, к счастью, с кондиционированным воздухом, к дальнему столику. В зале было около тридцати столиков, занятых изящными мексиканцами и тоненькими мексиканочками.

– Уже девять месяцев, как я в этом городе, и всегда ужинаю здесь, – сказал О'Кассиди, присаживаясь. Он помахал жгучему красавцу за стойкой бара, который в ответ только поднял руки, занятые миксером. Он покачал головой и повернулся ко мне.

– Девочки здесь какие угодно, но сначала давайте поедим. Вам нравится мексиканская кухня?

– Ну, если только не очень горячая.

Подали фрикассе по-турецки с острым томатным соусом. Соус поразил меня гаммой ощущений. Он был превосходен. Затем последовало мясо под еще более острой приправой. Во время еды мы разговаривали о Вьетнаме, о брате О'Кассиди. Я понял, что он уже достаточно расслабился, чтобы перейти, наконец, к делу.

– Могу я поинтересоваться посадочной полосой, которую вы построили, Билл? – осторожно спросил я.

– Конечно. Вы интересуетесь такими вещами?

16
{"b":"5907","o":1}