ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я инженер-авиамеханик и все, что связано с самолетами, мне интересно.

– Неужели? Да, эта полоса была самая паскудная и тяжелая для строительства. Я никогда на строил в такой глуши. Прямо среди джунглей: лес, скалы, болота, змеи, да что там говорить.

– И все же вы построили ее? Он улыбнулся.

– Если мне платят за работу, то я ее выполняю. Но сколько раз мне хотелось плюнуть на все и смыться. Люди, работавшие вместе со мной, сводили меня с ума. Любой первоклассник умнее их в десять раз. Работало около тысячи человек, но за день они делали столько, сколько 20 трудолюбивых ирландцев запросто сделают. Шесть человек умудрились погибнуть при строительстве, всего-то за девять месяцев: одних укусили змеи, другие погибли при взрывах, а один угодил под падающее дерево.

– Но все же вы построили ее.

Он утвердительно кивнул и с гордым видом откинулся на спинку кресла.

– Да, я сделал это.

– Я помню во Вьетнаме строили нам посадочную полосу местные жители, – соврал я. – Первый же бомбардировщик разрушил ее и самолет разбился.

– Этого не может произойти с моей, я гарантирую, что «Боинг 747» может приземлиться на ней, а если я даю такую гарантию, то точно.

Необходимо было задать главный вопрос и я осторожно спросил:

– Какой же это дурак захотел построить взлетно-посадочную полосу в джунглях?

– А зачем вам это знать? – пожал плечами О'Кассиди. – В моем деле я научился не задавать лишних вопросов. Мое правило: закончил работу, получил деньги и сматывайся. Сейчас меня приглашают в Рио-де-Жанейро, удлинить полосу для летного клуба. Поеду завтра, работа легкая и простая. Выпьем бренди с кофе?

– Почему бы и нет?

Мы сделали заказ и закурили.

После некоторого колебания я продолжил:

– Это важно для меня, Билл, знать, кто финансировал строительство.

Он в упор посмотрел на меня.

– Важно? Почему?

– Я впутался в одно дело, о котором не могу говорить, – проговорил я. – Это связано с вашей полосой. Меня страшат неприятности и мне надо знать об этом как можно больше.

Принесли кофе и бренди.

Он бросил сахар в кофе, помешал ложечкой и задумался. Я не торопил его. Внезапно, как бы решившись, он пожал плечами.

– О'кей, Джек, только из-за того, что вы друг Тима и встречались с моим братом, да и я уезжаю отсюда, я сообщу вам кое-что о дорожке, но это не факты… понимаете?

Я кивнул.

Он помолчал, осматриваясь вокруг, чтобы убедиться, что никто не обращает на нас внимания, склонился ко мне и, понизив голос, продолжал:

– Кажется, где-то собираются совершить переворот. По разговорам этих типов, работающих со мной, можно было понять, что что-то затевается. Это мое предположение, может быть, я ошибаюсь, но думаю все же что-то есть. Я чертовски рад, что сматываюсь отсюда завтра. – Он отпил бренди и продолжал:

– Строительство оплачивал какой-то Бониро Орсоко, крупный босс здесь. Он лидер левых экстремистов и страшно богат. Он может купить все, что угодно. С этого скрытого в джунглях аэродрома при наличии хорошего самолета он может держать наготове людей и оружие, чтобы ударить в нужный момент. – Он медленно выпил кофе. – Знаете, Джек, я, конечно, не знаю, но думаю, что полоса построена для этого.

– Спасибо. Вы сами встречались с Орсоко?

– Да. Каждый месяц он появлялся для проверки работы. – Лицо О'Кассиди скривилось. – Надоел он мне до чертиков.

– Может быть, вы мне посоветуете что-нибудь? О'Кассиди только свистнул.

– Он еще тот тип. Он крепкий, здоровый парень, глаза как у змеи. Очень опасный тип.

– Хорошенький человек, – искренне заметил я. О'Кассиди сделал еще глоток.

– Я не знаю, какое у вас дело, Джек, да и не хочу знать, но остерегайтесь его.

Две девицы присоединились к нам и мы начали пить по-настоящему, позже мы вроде бы были у них. В отель мы вернулись в 3.40 ночи.

– Ну и ночка! – простонал О'Кассиди, когда мы прощались. – Пока, Джек, я уезжаю рано.

– Спокойной ночи.

И больше я его не видел. Пройдя в номер, я упал на кровать и мгновенно заснул.

* * *

Около полудня я рассчитался в этом отеле и, взяв такси, переехал сквозь непрекращающийся дождь в отель «Континенталь». Это был один из лучших отелей в Мериде и холл был заполнен американскими туристами, закутанными в пластиковые плащи и галдящими, как на птичьем базаре.

Я приблизился к администратору и подождал, пока чета американцев ругалась с ним насчет чека. Наконец, исчерпав все аргументы, он повернулся ко мне.

– Заказ для мистера Крейна, – сказал я. Он застыл со вниманием.

– Счастлив приветствовать вас, мистер Крейн. Ваша комната номер 500, на верхнем этаже. Если вам что-нибудь будет нужно, позвоните. Мы всегда к вашим услугам, мистер Крейн.

Появился мальчишка в униформе, подхватил мой чемодан и прошел к лифту. Я последовал за ним и мы поднялись на пятый этаж. Открыв дверь напротив лифта, он ввел меня в большую гостиную, провел в спальню с королевской кроватью, где оставил чемодан, показал, где ванная, получил чаевые и удалился.

Я осмотрелся, предполагая, сколько же стоит плата за такой номер. Пройдя через гостиную, я через стеклянную дверь вышел на крытую террасу. И опять жара бросила меня в пот.

Человек склонился через перила, глядя вниз на слабое движение на улице. Когда я вышел, он повернулся ко мне.

Он был высок, строен, с густыми черными волосами, около сорока лет. Глаза его были прикрыты черными очками, из которых высовывался тонкий нос, нависая над узким ртом. Белая сорочка сверкала чистотой, также безупречными были кремовые брюки и ярко-красный галстук.

– Мистер Крейн? – спросил он, улыбаясь.

– Верно, – я пожал протянутую руку, твердую и сухую.

– Разрешите вам представиться. Я – Хуан Олестрия, зовите меня просто Хуан… это легче. Я ждал, что будет дальше.

– Добро пожаловать на Юкатан, мистер Крейн, – продолжал он. – Я надеюсь, вы хорошо устроились здесь и, конечно, не против будете выпить.

Во всем-то этот тип был уверен сильнее меня самого.

– Нет, спасибо. Я уже немного выпил. Кто вы? Это на какое-то время обескуражило его, улыбка исчезла, но быстро опять появилась обратно, все такая же приторная.

– Ах, да. – Он повернулся и уставился на дождливые облака. – Такая жалость. Печальное время для туристов. Если бы вы прилетели пару дней назад, вы бы поняли, как прекрасен этот город. Может быть, присядем? – Он двинулся к удобному креслу и расположился в нем. – Вы спросили, кто я, мистер Крейн. – Он стряхнул невидимую пылинку с рубашки. – Я занимался работами по строительству полосы. Мне сказали, что вы хотите ее проверить.

Я остановился напротив него.

– Вот поэтому я здесь.

Он кивнул, глядя на меня снизу вверх.

– Садитесь. Вы уверены, что не хотите выпить?

– Мне нравится стоять и мне не хочется пить. – Я замолчал, закуривая. – Я представляю людей, поставляющих сюда самолет. Он стоит десять миллионов. Мы хотим доставить его в целости и сохранности, и пока я не убежусь, что полоса в порядке, мы не полетим.

Ему было неудобно сидя разговаривать со мной и он тоже поднялся.

– Мне все это сказали. Конечно, вы более компетентны, но я могу вас заверить, что дорожка замечательная. Но если вы настаиваете, вы можете решить сами.

Вид паука в ванной нравился мне больше, чем этот тип.

– Когда мы поедем?

– После полудня вас устроит?

– Конечно.

– Тогда в три часа за вами заедут. Мы полетим на вертолете, сможете обследовать окрестности, затем мы сядем и вы проверите полосу. Боюсь, вы сильно промокните, но я возьму плащ для вас.

– Спасибо.

– Вам организовали ленч здесь, надеюсь, он вам понравится.

– Спасибо.

Он двинулся в гостиную.

– Может быть, после того, как вы отведаете блюда мексиканской кухни, освежитесь бокалом чилийского джулапа? Совершенно восхитительная вещь. – Он повернулся и опять улыбнулся мне.

– Я предпочитаю быть трезвым, – отказался я.

17
{"b":"5907","o":1}