ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я буду у себя, – ответил я и повесил трубку.

Было уже 9.47. Я чувствовал себя плохо. Предыдущим вечером мы с Тимом были в кино, а затем прилично выпили. Он мне сказал, что полоса будет готова к концу недели. Он был весел, так как работа будет окончена на пять недель раньше срока. Ему за это будет хорошая премия.

Я заказал завтрак и, включив телевизор, посмотрел старый фильм. Прошло часа два. Затем я побрился, умылся и оделся.

Берни явился в тринадцать часов. Он выглядел, как человек с огромной ношей за плечами. Захлопнув дверь, он плюхнулся в кресло.

Наливая ему виски, я спросил:

– Ну как, вразумили Пэм?

– Да, – ответил он, беря стакан… – Вы правы, Джек, я не подумал об этом. Женщина в джунглях действительно может погубить нас. – Он выпил. – Боже, сколько же мне труда стоило ее уломать.

– А зачем вас вызывал Эссекс? – спросил я, не обращая внимания на его домашние проблемы.

– Мне надо будет лететь с ним в Париж завтра. Новый самолет готов. Я отвезу его в Париж, вернусь назад, продам старый самолет, получу новый и должен ждать его в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке. Он вернется туда на пассажирском самолете.

– Миссис Эссекс летит вместе с ним?

– Да. – Он с интересом глянул на меня. – А почему это вас интересует?

– Хочется знать, кто где находится. А Пэм?

– Аэродром закрывается на четыре недели. Все, кроме Гарри и меня, получат отпуск. Пэм побудет у своей замужней сестры, пока мы не сообщим ей, что пора лететь в Мериду.

– Значит, у нас есть еще четыре недели?

– Да. Я разговаривал с Джексоном относительно вас. Он заявил, что вы мне необходимы для обслуживания нового самолета. Он уже поговорил с мистером Эссексом и все улажено. С сегодняшнего дня вы будете получать тридцать тысяч в год. Вам надо повидаться с управляющим Маклином, чтобы подписать бумаги. Официально мы начинаем работать через четыре недели, но пока вы и все остальные в отпуске, вам все равно будет оплачено.

– Мне это подходит, – согласился я. – Может, вы сообщите мне и дату вылета нового самолета?

– Третьего октября, если все будет в порядке. Сегодня было четвертое сентября.

– К этому времени нам надо иметь, все-таки, оружие. Я не очень то верю этим головорезам. Каждый из нас должен иметь револьвер и, по крайней мере, один автомат или автоматическую винтовку.

Он опять почувствовал себя неуютно.

– Вы все-таки не исключаете этого?

– Я не знаю, но предосторожность не повредит. Где мы сможем добыть все это?

– Это не составит труда. У нас есть здесь оружие и довольно разнообразное. Нам надо только незаметно перенести его в самолет.

– Замечательно. Теперь еще об одном, Берни. Нам всем надо иметь фальшивые паспорта. Мы все начнем новую жизнь. Как вы думаете, Кендрик сможет это сделать?

– Черт возьми! И об этом я не подумал. Вы, как всегда, правы. – Берни заколебался. – Если он не сможет, то больше некому.

– Я увижу его сегодня. Мне нужны фотографии для паспортов от вас всех.

– У нас всегда есть в запасе, я их вам принесу.

– И еще одно. Я все размышляю об оплате, Берни. Сначала я предложил внести деньги на ваше имя в Национальный банк Мехико. Но можно сделать лучше. Давайте организуем компанию в Мексике. Это намного безопаснее. Я слетаю туда и все оформлю. Я думаю назвать компанию «Голубая лента – аэротакси» и потом уже на счет компании, а не отдельного человека, Кендрик переведет деньги. Как вы думаете?

Он заморгал.

– Вы всегда обставляете меня, Джек. Мне это нравится, да и название фирмы тоже. – Он посмотрел на меня, улыбаясь, счастливый, как никогда. – Вам будут нужны еще деньги?

– Я их получу от Кендрика. Передайте мне фото, а остальное я сделаю сам.

– О'кей.

– И еще одно. Как мы разделим три миллиона? И опять он выглядел недоуменным.

– Я совсем забыл об этом.

– Хорошо, тогда так. Так как вы придумали это дело – получите миллион, я руковожу этим – мне миллион с четвертью, а Гарри получит три четверти. Вот так я думаю надо делить.

Он нерешительно шевельнулся.

– Вы забыли Пэм.

– Она ничего не сделала. Она ваша женщина, Берни. Вы позаботитесь о ней. Она не участвует в операции. Он нерешительно пожал плечами.

– Да.

– Значит, договорились?

– Мне надо обсудить это с Гарри.

– Это уже мое дело. Без меня эта операция провалилась бы в самом начале, и вы знаете это. Он тяжело поднялся на ноги.

– О'кей, Джек, я согласен.

Когда он ушел, я позвонил в буфет и попросил их принести мне дежурное блюдо. Метрдотель ответил мне слащавым голосом, что я теперь числюсь на службе и если хочу есть, то должен сам идти в ресторан.

Тогда я пошел к управляющему. Он приветствовал меня чрезвычайно любезно, но тем не менее сразу попросил отдать все пропуска, которые давал мне, и потом заполнил на меня карточку. Как только я расписался, он заявил, что плата будет перечисляться во Флоридский банк и что пользоваться машиной мне больше нельзя. Виса Джексона, конечно, в конторе не было.

Я сходил в ресторан, пообедал и вернулся к себе в домик. Немного спустя появился Берни с фотографиями.

– Вы говорили с Гарри? – спросил я.

– Да. Он полностью согласен с нашим разделом денег. – Он задумчиво посмотрел на меня. – Кажется, вы нашли с ним общий язык.

– Знаете, Берни, я уже ни пользуюсь правами хозяйского гостя и мне нужна машина.

– Возьмите мой «бьюик». Я могу воспользоваться джипом. – Он двинулся к двери и задержался. – Мне сейчас предстоит уйма работы, Джек. Мы завтра улетаем. Чем вы будете заниматься, Джек?

– Увижусь с Кендриком, потом слетаю в Мехико и оформлю документы на компанию и пару недель побуду дома с отцом.

– Вы можете связаться со мной через фирму «Эвон Айр Корпорейшн» в Техасе, начиная с десятого сентября. Мы с Гарри будем работать там.

– О'кей. Во всяком случае, мы встретимся здесь третьего сентября. – Да.

Мы попрощались.

Открывая дверь, он взглянул на меня.

– Вы надеетесь, все будет хорошо? Я улыбнулся ему.

– Должно быть!

* * *

Луи де Марке, управляющий Кендрика, направился ко мне из глубины галереи, радостно размахивая руками.

– О, как приятно, мистер Крейн! – проговорил он. – Клод только сегодня утром вспоминал о вас. Мы думали, когда же опять увидимся с вами.

Я огляделся. Большой зал был заполнен предметами роскоши.

– Он у себя?

– Конечно. Подождите минутку, я сообщу ему, – и он скользнул вдоль стены и исчез за дверью в конце зала. Через мгновение он появился снова и пригласил меня.

Я прошел через зал и вошел в большую комнату с огромным окном, выходящим на море. Комната была обставлена старинной мебелью, предметами античной культуры и обвешана картинами, которые, наверно, стоили целые состояния.

Кендрик сидел в большом кресле, поставив ноги на скамеечку. Он приподнялся и подал мне руку. Широкое лицо осветило подобие улыбки.

– Я так рад, милый. Садитесь. Немного выпивки? Виски? Шампанского? У нас есть все, только скажите.

– Спасибо, ничего не надо. – Я сел напротив него и закурил. Де Марке отошел в сторону. – Нам нужны фальшивые паспорта. – Я положил фото на стол рядом с ним. – Не сможете это сделать?

– Для кого?

– Для нас всех.

Он внимательно изучал меня, а потом кивнул.

– Вы уже придумали имена?

Я вынул из бумажника лист бумаги и передал ему.

– Это можно организовать, но за это платить надо, милый.

– За все надо платить. Вы финансируете дело, – пояснил я. – Меня не интересует их цена.

– Ладно. – Он взял фото и лист бумаги, нагнулся к де Марке и передал их ему. – Организуйте это, драгоценнейший.

Тот удалился.

Кендрик сдвинул свой ужасный парик и вопросительно взглянул на меня.

– Что еще, милый?

– Мне надо две тысячи долларов. Он скривился.

– Это будет вычтено из вашей доли.

– Нет, не будет. Это издержки, а издержки должны оплачивать вы.

20
{"b":"5907","o":1}