ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Привет, – сказал я.

– Ох… это вы?

– Да… мы можем поговорить?

– Да. Он не вернется до вторника. Этот удивительный голос! Я представил себе ее лицо, глаза, фигуру.

– Мне также не хватает вас, – пожаловался я.

– Давай встретимся сегодня вечером, Джек, – предложила она. – Джексон повел свою жену в театр и его не будет. Встретимся где-нибудь?

– Я не могу. Мы сегодня в 20.30 проводим ночной тренировочный полет на Кондоре. Я лечу вместе с экипажем.

– Ох, черт! Я хочу вас, Джек!

– Давайте лучше вечером в воскресенье? – Теперь я жалел, что позвонил ей.

– Вы можете не лететь?

Я уже сильно жалел, что затеял этот разговор, так как она была очень настойчива.

– Давайте в воскресенье.

– Нет! Джексон будет дома весь день. Давайте сегодня!

– Ничего не выйдет, извините, я позвоню потом, – и я повесил трубку.

И еще одна ошибка. И чего бы мне не держать язык за зубами? Я взглянул на часы. Было уже девятнадцать часов. Я начал складывать свои вещи в чемодан, и в этот момент зазвонил телефон. Испугавшись, что это может быть миссис Эссекс, я не стал брать трубку.

Берни и Гарри я встретил в ресторане за обедом. Берни выглядел неважно, ел он вяло и не замечал, что ест.

– Вы поговорили с Пэм? – спросил я.

– Она сейчас летит в Меринду.

– Она не сопротивлялась?

Он вытер вспотевшее лицо платком.

– Ей не нравится это, но она придет в себя, когда соединится вместе с нами.

– Ладно. – И я изменил тему разговора. – Вы сможете посадить самолет в джунглях в темноте?

– Метеосводка хорошая и особых трудностей не будет. Я отодвинул тарелку и посмотрел на часы. Было 20.15.

– Пора, – сказал я, вставая.

– На всякий случай я заполнил холодильник в самолете, – сказал Гарри, – может быть захочется есть.

– Неплохая мысль.

– Я не думаю, что мы умрем от голода, – улыбнулся Гарри. – А если мы разобьемся, то холодильник с едой как раз пригодится.

– Мы не разобьемся! – огрызнулся Берни.

Гарри подмигнул мне, и мы последовали за Берни на улицу, освещенную луной, и сели в джип. Все трое мы знали, что в последний раз находимся на американской земле. Было грустно, никто ничего не говорил, и так в молчании мы подъехали к самолету.

Обслуживающий персонал уже ждал. Механик, парень по имени Томпсон, поднял большой палец, когда мы вылезали из машины.

– Все в порядке, мистер Крейн, – сказал он, улыбаясь. Было что-то хитрое в его улыбке, и я даже задержался, смотря на него, но Берни окликнул меня, и я забыл об этом.

Берни и Гарри прошли в кабину, а я закрыл входную дверь и присоединился к ним.

Берни проделал все необходимые для взлета операции и заговорил с контрольным пунктом.

– О'кей, Фред?

– Давай! В воздухе нет самолетов. Через несколько минут мы были уже в воздухе. Мы радостно переглянулись.

– Три миллиона долларов наши! – воскликнул Гарри. Я постоял рядом с ними, пока Берни не направил самолет в сторону океана. Чувствовал я себя неспокойно. Оставив их, я прошел в комнату для совещаний, осмотрелся и прошел дальше на кухню. Я открыл холодильник и увидел, что он был забит разными консервами. Я прошел через апартаменты Эссекса и вошел в одну из комнат для гостей, где я оставил свой чемодан. Мне сейчас было нечего делать, по крайней мере, минут сорок. Я прилег на кровать, закурил, стараясь не думать о будущем, но это не помогло. Я уже начинал сожалеть, что бросил хорошую работу за тридцать тысяч долларов в год, и также сожалел, что расстался с миссис Эссекс. Миллион с четвертью! Что мне делать с такими деньгами? Мне придется начать новую жизнь. Это было приятно вообразить себя в Европе, но я не знал ни одного языка, кроме родного. В общем-то, я себя ограничивал в повседневной жизни. Главное ли в жизни деньги? Так зачем я тогда ввязался в это? Правда, уже поздно раздумывать, все уже решено. Через сорок минут я буду мертв для отца, для миссис Эссекс и остальных людей, знавших меня. Пути назад не было.

Взглянув в окно, я следил, как проплывали назад огоньки Парадиз-Сити, как вдалеке показались другие, наверно, Майами, и тоже исчезли. Я смотрел на них до тех пор, пока облака над океаном не скрыли их полностью, и я понял, что вижу их в последний раз в жизни.

Взбудораженный своими же собственными размышлениями, я вернулся в кабину пилотов. Взглянув на приборы справа от Верни, я заметил, что мы еще поднимаемся.

– Еще минут десять, – сказал Гарри. Когда Берни достиг высоты двадцать пять тысяч футов, он перешел на горизонтальный полет.

– Гарри, поговори с Фредом, – сказал он хрипло. – У меня дрожит голос.

Гарри и я переглянулись. Он недоуменно поднял брови.

– Нет, это ваше дело, Берни, – сказал я, положив руки ему на плечи. – Вы все придумали и доводите до конца.

Он нервно стряхнул мои руки и вытер вспотевшее лицо.

– Ребята, может быть, не будем? – спросил он. – У нас еще есть время вернуться назад. Может откажемся?

– Ты что, с ума сошел? – заорал Гарри. Берни только бессильно опустил плечи.

– Ладно. – Он повернул побледневшее лицо в мою сторону. – Ты думаешь, Джек, они поверят?

У меня внезапно возникло желание сказать ему возвращаться назад, но пока я раздумывал, Гарри схватил микрофон.

– Фред! – закричал он срывающимся голосом. – У нас авария, оба левых двигателя горят, погасить пламя не удается! Мне были слышны крики, раздавшиеся в ответ.

– Мы падаем, наше положение… – он отвел микрофон от губ. – Иди вниз, Берни.

Как робот Берни послушно опустил нос самолета и мы устремились вниз к океану.

Гарри положил микрофон.

– Ну, вот и все, – сказал он. – Как звучало, правдоподобно?

– Я сам почти поверил.

Меня трясло и из-за моей нерешительности мое будущее решили за меня.

Я посмотрел на Берни. Он начал выравнивать самолет. Мы были на высоте восемьсот футов над океаном. Он еще немного снизился и теперь мы летели на высоте трехсот футов, так что можно было видеть даже волны. Он взял курс на Юкатан.

– Хорошо бы выпить.

– Да. Мне кока-колу, Джек, – прохрипел Берни.

– И мне, – присоединился Гарри.

Я вышел из кабины, прошел на кухню, открыл холодильник и взял три бутылки кока-колы. Только я начал накладывать лед в бокалы, как раздался голос:

– Привет, Джек!

От неожиданности я уронил формочку со льдом в раковину. Я сразу узнал этот голос. Вся кровь отлила от моего лица, когда я повернулся. В дверях кухни, улыбаясь, стояла миссис Эссекс.

* * *

По усиливающейся вибрации пола я понял, что Берни набрал полную скорость.

Меня бросило в холодный пот, сердце провалилось куда-то и с трудом билось.

– Поражены? – засмеялась миссис Эссекс. – Вы говорили, что сегодня не выйдет, – она опять засмеялась. – Ваш звонок подзадорил меня. Ничего нет невозможного… и вот я здесь. Сколько продлится этот полет?

Напрасно я пытался сказать что-нибудь, язык не повиновался мне. Я просто смотрел на нее в отчаянии.

– Джек! В чем дело? Вы недовольны?

– Что вы делаете здесь? – наконец прохрипел я. Она насупила брови.

– Делаю? Это мой самолет! Что вы имеете в виду?

– Как вы оказались на борту?

– Очень просто. Я сказала механику, что желаю полететь с вами.

И я вспомнил хитроватую усмешку Томпсона.

– Это испытательный полет, – наконец-то я пришел в себя и старался что-нибудь сообразить. Мистера Эссекса хватит удар, если он узнает про это. Это очень опасно.

– А мне наплевать на это! А Лейн никогда ничего не узнает. – Она вошла в кухню. – Вы довольны?

– Но Томпсон выдаст вас!

– О, бросьте! Он побаивается меня. Я вас спросила, сколько будет длиться полет?

– Часа три… я не знаю.

– Давайте обновим постель Лейна. Я хочу вас. У меня, конечно, не было никакого желания, только отвращение.

– Они хотят пить, – сказал я.

– Отнесите, я подожду вас. – Она подошла и погладила меня по лицу. – Это будет новое впечатление для нас обоих.

24
{"b":"5907","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Любовь яд
Всё та же я
Под струной
Один против Абвера
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Река сознания (сборник)