ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обманка
Принца нет, я за него!
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Тихий уголок
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Первый шаг к пропасти
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами
Homo Deus. Краткая история будущего
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
A
A

– Раздень меня, Джек.

Мне было слышно, как Сэм моет посуду. Я нерешительно раздевал ее, пока она неподвижно лежала, улыбаясь мне. Оставшись в одной коротенькой комбинации, она сказала:

– Пойди, прими душ, Джек. – Она нетерпеливо шевельнулась. – И поспеши…

Около часа ночи мы, наконец, заснули. Она разбудила меня на рассвете, когда солнце только показалось в окне и мы снова взяли друг друга в объятия. Она казалась ненасытной. Я утомленно спал, когда она растолкала меня.

– Вставай. Джек, уже десять часов. Иди в другую спальню, приехал доктор.

Полусонный, я поплелся в другую спальню и рухнул в постель. Все тело ныло, как будто я побывал в мясорубке. Я мгновенно заснул. И, кажется, через минуту она разбудила меня.

– Да, я вижу вы действительно неистощимы. – Я потянулся за шейкером. – Ну что сказал эскулап? Она скорчила гримаску.

– Он хотел напичкать меня антибиотиками, но я отказалась.

– Вы правы. – Я выпил половину бокала, что добавило мне мужества. – Мне надо быть ненадолго в городе. Она опустила бокал и посмотрела на меня.

– Зачем?

Глядя в ее синие помрачневшие глаза, видя, как вытянулось ее лицо, превращаясь в маску, я опять понял, что играю с огнем.

И тогда я рассказал ей о Клоде Кендрике и Орзоко. Она выслушала меня внимательно.

– Мне надо все уладить с Орзоко, – заключил я. – Надо вернуть ему его деньги – это единственный путь. Мне надо увидеть Кендрика и связаться с ним.

Она перевела дыхание.

– Ну и погрязли же вы в этом деле по самые уши, – сердито сказала она.

– Я все улажу. Вам не надо беспокоиться.

И опять оказалось, что я сказал не то. Она яростно схватила бокал и швырнула его в стену. Осколки полетели в разные стороны. Она нагнулась ко мне и тихо прошептала:

– Беспокоиться? Какого черта вы имеете в виду? Если вы впутали меня в это дело, то будьте рады, что остались живы. Сами все улаживайте и не смейте впутывать меня!

– Успокойтесь, Вика! – Я был поражен ее злобой. – Чего вы так злитесь? Я все сделаю сам.

– Вам лучше знать.

Глядя сейчас на нее, когда ее лицо приняло суровое выражение, а глаза злобно сверкали и она потеряла все свое очарование, я понял, что правы люди, обзывающие ее уличной шлюхой.

Когда я уже выходил из комнаты, она закричала мне вслед:

– И быстрее возвращайтесь! Я хочу, чтобы вы были здесь в пять часов!

Клод Кендрик пригласил меня к себе в кабинет с лукавой улыбкой.

– Все сделано, милый, никаких проблем. У меня есть документ, который вы должны подписать. Я переговорил с Орзоко. Он не очень расстраивается, так как возместил все свои издержки за счет ограбления погибшего самолета. Ведь он ему достался бесплатно.

– Как насчет обломков? Кендрик усмехнулся.

– Их больше не существует. Все в порядке. Подпишите здесь. Этим вы передаете свою компанию Орзоко.

И я подписал тем именем, которое выбрал для своей новой жизни и которое было зарегистрировано в банке: Джек Нортон. Кажется, все было кончено.

– Как я узнал, мистер Эссекс собирается построить новый «Кондор»? – лукаво поинтересовался Кендрик. – Может быть, мы заключим новую сделку?

– И не надейтесь.

Он снял свой оранжевый парик, зачем-то посмотрел внутрь и опять нахлобучил на лысину.

– Хорошо. – Он опять искоса взглянул на меня. – У миссис Эссекс превосходная коллекция драгоценностей, одно бриллиантовое ожерелье чего стоит. Я смогу найти покупателя, если вам подвернется случай…

– Умолкни, толстяк, – сказал я и вышел вон.

Усевшись в машину, я взглянул на часы. Было еще 13.30, до 17 меня не ждали. Я решил поехать к себе и немного отдохнуть.

Дома я заказал обед, поел, покурил, сидя у открытого окна. Конечно, когда я начну работать, я смогу избегать объяснений и объятий Вики. Четыре дня еще можно рисковать, но на работе я буду в безопасности. Она знает это и должна смириться. А мне надо работать усердно, чтобы не разочаровать Эссекса. Следить за аэродромом и за строительством нового самолета – все это избавит меня от постели миссис Эссекс.

Но еще четыре ночи риска! Меня даже бросило в пот. Конечно, я сильно рисковал своей карьерой, а она была довольна и чувствовала себя в безопасности и думала, что я тоже чувствую себя спокойно.

И вот в этот момент раздался звонок в дверь.

Подумав, что это вернулся официант за посудой, я подошел к двери и распахнул ее.

Некоторые люди используют выражение: сердце выпрыгнуло из груди. Конечно, этого не может быть в действительности, но выражение есть. Это та неожиданность, когда кровь отливает от лица, мурашки бегут по коже и перехватывает дыхание. Вот это и произошло со мной, когда я увидел Пэм Осборн на пороге.

Да, это была она. Светлые волосы золотым каскадом падали на плечи, обрамляя скуластое лицо с огромными зеленоватыми глазами. На ней была светло-коричневая блузка и белые брючки и улыбка у нее была, как у пантеры.

– Привет, Джек! – Поздоровалась она. – Удивлены? Я отступил в сторону, и она вошла в комнату, прикрыв дверь. Пэм! С того времени, как я сам настоял, чтобы она не летела с нами, а ждала нас в Мериде, она совершенно исчезла из моей памяти. И вот сейчас она здесь, единственное звено, связывающее меня с угоном самолета. А я-то подумал после разговора с Кендриком, что полностью освободился и поверил, что и Вике ничего не грозит. Вскоре она начнет волноваться, если я не приеду к ней. Казалось, мое будущее уже устроено… сейчас уже нет. Я смотрел, как она взяла кресло и уселась.

– Я так счастлива, Джек, что вы преуспели в жизни, – заметила она, доставая из сумочки пачку сигарет. – Я поговорила со своей подружкой, Долли Берне. Итак, вы теперь один из любимчиков Эссекса. – Слова были приятны, но глаза ее блестели ненавистью. – Пятьдесят тысяч в год без налогов, такие прекрасные апартаменты, «кадиллак» и еще главный на аэродроме. Как прекрасно!

Я присел. Первая неожиданность ее появления уже прошла, и я мог наконец соображать.

– Фантастично, не так ли? – Мой голос был немного хрипловат. – Так уж все сложилось, Пэм. Ужасно, что произошло с Берни. Я и понятия не имел, что у него слабое сердце. Вы знали?

– Нет. – Она закрыла глаза. – Я была на его похоронах, это все, что я смогла сделать. Я надеялась, что и вы будете тоже.

Мурашки побежали у меня по спине. Она все знала и могла взорвать нашу историю насчет падения самолета в океан.

– Я знаю, вы и Берни…

– Не будем говорить о Берни, – оборвала меня она, – он мертв. Поговорим обо мне.

– Конечно. – Без всякой надежды я продолжал:

– Вы хотите устроиться назад на свою работу, Пэм. Я смогу помочь.

– Как вы предупредительны, Джек. Это хорошо, но… я хочу кое-что получше, чем это… сейчас.

Итак, это был шантаж. И сразу мне пришла в голову мысль. Она пришла одна. Предположим, я убью ее. Прекратится ли на этом кошмар, в который я попал? Хорошо, я убью ее, но что делать с ее телом?

И я спросил:

– Чем я могу быть вам полезен, Пэм?

– Я уже говорила с Клодом. Он сказал, что вы вернули все деньги. Клод ничем мне не может помочь и посоветовал поговорить с вами. – Она закинула ногу на ногу. – Берни собирался жениться на мне. Мы должны были разделить этот миллион. Мне очень хотелось иметь эти деньги.

Я кивнул.

– Ну и что?

Она стряхнула пепел на ковер.

– Я провела пять дней в отеле «Континенталь» в Мериде. – Она каменным взором смотрела на меня. – Это могли быть скучные одинокие дни, но к счастью Хуан познакомился со мной.

– Такая девушка никогда не останется одинока, – заметил я.

– Подождите, Джек! Вы меня не поняли. Хуан Олестрия. Вспомнили? Он работал на Орзоко. Теперь вспомнили?

И перед моими глазами возник его образ: высокий, стройный мужчина с длинными волосами и улыбкой змеи. И сердце мое вновь заколотилось.

– Хуан был очень добр ко мне, – продолжала она. – Мы вместе сейчас остановились в «Хилтон-отеле». Он думает, что сначала я должна поговорить с вами. – Ее красные губы разошлись, изображая улыбку. – Хуан очень тактичный человек.

31
{"b":"5907","o":1}