ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вернувшись на площадку, я увидел О'Брайена, возившегося с заглохшим двигателем бульдозера. Он выпрямился, увидев меня.

– Знаешь, Тим, – начал я, пытаясь перекричать шум машин, – взлетную полосу ты, конечно, закончишь за пять недель? Он согласно кивнул.

– Но мне-то надо как-то заработать свои деньги, может и посмотрю, как ты работаешь, и составлю отчет Олсону? Ты не возражаешь?

– Конечно, Джек. Идите в мой домик и там в верхнем левом ящике стола вы найдете все бумаги. Мне сейчас самому некогда, надо починить двигатель.

– Может быть из-за этого отчета я потеряю свою работу, но по-моему я здесь ничего не могу сделать лучше, чем ты.

Он взглянул на меня, улыбаясь, и хлопнул меня по плечу.

– Верно. Я строю уже взлетные полосы двадцать лет. Увидимся завтра, – сказал он и снова полез в двигатель бульдозера.

А я уселся в джип и поехал назад к домикам. Жара была ужасная, и я уже предвкушал приятную прохладу внутри жилища О'Брайена. Подойдя к домику, я распахнул дверь и обомлел.

Хорошенькая блондиночка в красных брючках и распахнутой на груди блузке покачивалась в одном из кресел. Золотистый поток волос покрывал ее плечи, ей было лет двадцать пять, продолговатое лицо украшали огромные зеленые глаза. Распахнутая блузка позволяла видеть округлость ее бюста. Это была самая соблазнительная женщина, какую я встречал в жизни.

Она окинула меня долгим взглядом и усмехнулась, обнажив великолепные зубы в обрамлении пунцовых губок.

– Привет, – сказала она. – Ищите Тима? Я вошел в комнату и закрыл дверь.

– Он сейчас на стройплощадке.

– Ах! – она разочарованно шевельнулась в кресле. – А я надеялась его застать. Как много он работает!

Глядя на нее, я понял, что девушки, с которыми я встречался дома, ей в подметки не годились.

– Кто вы такой? – спросила она, улыбаясь.

– Джек Крейн. Я буду следить за строительством взлетной полосы. А вы?

– Пэм Осборн.

Мы смотрели друг на друга.

– Может быть, вы чего-нибудь хотите, мисс Осборн? – спросил я, присаживаясь за стол.

– Может быть… здесь так одиноко на аэродроме. – Она слегка шевельнулась в кресле, и при этом одна грудь почти полностью оказалась на виду. Она поспешно застегнула блузку. – Мне хотелось поболтать с Тимом.

Я не поверил ей. В это время, было четыре часа дня, Тим всегда был на площадке. И мне стало казаться, что она ждала именно меня, но зачем?

– Вам не повезло, – заметил я, доставая из верхнего ящика стола черную папку. – Мне тоже надо поработать. Она засмеялась.

– А может быть не стоит, Джек?

– Ну, тогда…

Мы опять обменялись взглядами.

– Тогда… что?

Я колебался, но все же решился.

– Мой домик рядом.

– Пойдемте к вам.

И снова я колебался, но, наконец, решившись, бросил папку назад в ящик.

– Почему бы и нет?..

Она соскользнула с кресла, а я двинулся к ней, обходя стол.

– Что-то в вас такое…

– Я не знаю, вы мне тоже…

Я обнял ее и яростно прижал к себе. Наши губы встретились в жарком поцелуе.

Вся осторожность и нерешительность были забыты. Я на руках отнес ее к себе в домик.

* * *

– О, вы настоящий мужчина, – сказала она в истоме. Страсть прошла, если можно было назвать это страстью, и она, как великолепная ленивая кошка, лежала теперь в постели рядом со мной.

Такой любовницы я не встречал давно, только во Вьетнаме.

В Сайгоне была похожая, даже более пылкая и страстная.

Я потянулся за сигаретой и закурил. Мысли опять были тревожные.

– Немного неожиданно, не правда ли? – заметил я, не глядя на нее.

Она только засмеялась.

– Предположим, я слышала о вашем приезде и подумала, что вам захочется немного развлечься. Я надеялась, что вы придете в домик к себе или к Тиму. Здесь такая скука, а мужчины здесь все мразь, да еще шарахаются от собственной тени. Они так боятся потерять свою работу, что скорее согласятся перерезать себе глотку, чем утешить меня.

– Так вы нарочно говорили, что пришли поболтать с Тимом?

– Не хватало еще, чтобы такая девушка, как я, связывалась с пропотевшим типом, как Тим. Мне такие совсем не нравятся. – Она подняла руки и аккуратно поправила прическу. – Мне хотелось новенького… и я, кажется, нашла.

Повернув голову, я посмотрел на нее. Она была прекрасна в своем бесстыдстве, и это очаровало меня.

– Вы и с Одеоном переспали?

– С Верни? – Она покачала головой, покраснев. – Разве вы не знаете? Он ранен в такое место, что потерял все свои мужские способности. Бедный Берни сейчас совсем импотент.

Эти слова потрясли меня. Я знал, что Олсон ранен в пах, но такие последствия этого – это было ужасно. Да, у Олсона, кроме страха потерять работу, были и другие неприятности. Я представил себя на его месте и содрогнулся.

– Я не знал этого.

– Он такой замечательный человек, – сказала Пэм. – Он рассказывал мне о вас. Он считает вас тоже хорошим человеком и восхищается вами.

– Неужели?

– Вы нужны ему, Джек, он так одинок. Ему трудно работать с этими типами. Он говорил мне о вас, боялся, что вы не возьметесь за эту работу, чтобы помочь ему.

– Я всегда согласен работать с Берни. Она вытянула стройную ножку и погладила ее.

– Да… и раз вы здесь, то все будет в порядке, – она улыбнулась мне.

– Но сколько времени мне оставаться, мне здесь нечего делать, крошка. Тим отлично справится с постройкой взлетной полосы.

– Берни хотел, чтобы вы присматривали за ним.

– Я знаю, он мне это говорил, но за Тимом не надо следить. – Я отбросил сигарету. – Что еще он говорил вам?

Она непонимающе взглянула на меня, или притворилась непонимающей.

– Просто он хотел работать вместе с вами.

– Кажется, он вам полностью доверяет?

– Конечно, он же не всегда летает. Берни и я живем вместе, ведь он так одинок.

– Не хотите ли вы сказать, что он платит деньги из своего кармана ради удовольствия видеть меня рядом?

– Похоже, Джек. Он хочет и дальше работать вместе с вами.

– Мне бы хотелось сначала узнать все у него.

– Узнаете, когда он вернется.

– Почему он так боится потерять работу?

– Все боятся. Эссекс так придирается ко всему, да еще миссис Эссекс.

– И жена Эссекса здесь? Пэм поморщила носик.

– Вам повезло, так как вас нанял Берни. Да, жена Эссекса здесь… дорогая Виктория. Я надеюсь, вы не нарветесь на нее. Она самая отъявленная сука в мире. Лучше держаться в стороне от нее.

– Почему?

– Если вы сделаете что-нибудь против ее желания, то вылетите за ворота. Она и мужа держит в кулаке. Конечно, Эссекс сам самодовольный болван, но ему есть чем гордиться. А Виктория просто пустышка: красивенькое личико и тело, но мерзкая изнеженная сука, любящая тиранить людей, зависящих от Эссекса.

– Она вроде красавица?

– Одни слова, – засмеялась Пэм. – Не связывайтесь с ней.

– Что вы делаете сегодня вечером? Может быть поужинаем вместе? У меня есть машина, можно съездить в морской ресторанчик в городе. Подходит?

– Хорошо, – согласился я. – А сейчас удалите это великолепное тело отсюда. Мне нужно поработать.

– Ну, не в первый же день, Джек, вы еще наработаетесь, – и она обняла меня обеими руками.

Глава 2

Ресторанчик «Эспадрон», оформленный во французском стиле, находился почти у пирса. Его стены были украшены изображениями меч-рыбы и рыболовными сетями. Столики, освещенные каждый отдельной лампой, располагались достаточно далеко друг от друга, чтобы не мешать разговаривать.

Пэм надела длинное, до пят, платье, схваченное на поясе серебряной лентой с головой змеи. Она выглядела превосходно. Метрдотель поспешил к ней с широкой улыбкой, предназначенной для его любимцев. Она сказала ему несколько слов, и он провел нас к столику, расположенному в дальнем углу зала. Столик был на двоих и от него можно было видеть весь ресторан.

– Пожалуйста, мисс Осборн, – сказал он, отодвигая ей кресло. – Коктейль с шампанским? На меня он даже не посмотрел. Она присела и улыбнулась ему.

4
{"b":"5907","o":1}