ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Собралась уже идти обратно, но меня остановил треск веток, послышавшийся сбоку. Я резко обернулась, всматриваясь в темноту. Никого. Ладошки вспотели, сердце забилось чаще. Звук ломающихся веток за спиной заставил подпрыгнуть и стрелой помчаться в противоположную сторону. Леденящий душу вой подействовал не хуже допинга. Я мчалась, не разбирая дороги, хорошо, что кроссовки надела, а не шлепки как Вика советовала. Справа, совсем рядом опять завыли. Посмотрела туда и чуть не упала, споткнувшись о корень.

Кто решил мной поужинать, так и не рассмотрела. Поняла только что оно ростом с человека. Дыхание сбивалось, и в наступившей ночи уже было трудно что-либо разглядеть. Бежала почти на ощупь и кляла себя, что не осталась на поляне. Ноги начали заплетаться, и я опять споткнулась, упала, ободрав коленки и ладони. Тело отказывалось повиноваться, сердце бухало где-то в районе горла. Прислушалась. Тишина. Фух… оторвалась.

Потом поняла, что лежать мне совсем неудобно — упала видимо на камни или ветки. Приподнялась на руках и подскочила на месте, прижавшись спиной к ближайшему дереву. Оказалось, что приземлилась я на скелет. Выбеленные кости даже такой темной ночью было хорошо видно. А еще я кое-что углядела и, не веря своей удаче, протянула руку. Нож! Небольшой, но для успокоения хватит.

И что же делать дальше? Огляделась и заметила дерево с довольно толстыми ветвями. Самые нижние были как раз на таком уровне, чтоб я могла дотянуться. Переночую на нем, а утром поищу помощь.

Я находилась уже в трех шагах от моего ночлега, когда из-за этого самого дерева вышло нечто и чуть пошатывающейся походкой двинулось на меня. Крик застрял в горле. Это чудище, а по другому и не скажешь, было выше меня на голову, лоскуты кожи свисали на лице и животе, в мышцах тоже были “дыры” и сквозь них можно было разглядеть кости, одного уха, как и губ не было, глаза светились красным, жутким светом. “Словно зомби из кино” — промелькнула мысль. Существо принюхалось и утробно зарычало, протянув ко мне свою костлявую конечность.

Попятилась, сжала нож в руке. Да уж, великая воительница! В том, что не смогу отбиться от этого монстра, даже не сомневалась. Решение нашлось само собой, когда рядом с этим ужастиком, появились еще трое.

Я мчалась, будто и не было того, первого марафона. Бежала, не разбирая дороги, а за спиной слышался вой и рычание. И вскоре я начала уставать. Мозг лихорадочно искал выход, а глаза где бы спрятаться. Думала, что сейчас упаду и будь что будет — ноги отказывались меня нести. Хуже просто быть уже не может.

Я поняла, что ошиблась, когда влетела со всего маху в какие-то кусты. Ветки этой растительности были усыпаны мелкими, цепкими и острыми колючками. Они цеплялись за одежду, волосы, царапали кожу. Но я не сдалась, и нещадно ломая ветки и царапая все открытые участки тела, выбралась из этой ловушки. И вот она — свобода! Дернулась было вперед, и взвыла. Волосы! Чтоб их… Пучок рассыпался еще при первом забеге, и теперь пряди намотались на ветки этого проклятого куста. Попыталась освободить, но безрезультатно. А звуки погони приближались. Паника нарастала. Поудобнее перехватив в руке нож, который только чудом не потеряла, начала отпиливать шевелюру. Жалко конечно, долго я отращивала, но выжить сейчас важнее.

Последнее усилие, и вот я опять мчусь через заросли. Разглядев просвет меж деревьев, бросилась туда. Если это конец леса, то была надежда оторваться от преследования. Но, как оказалось, впереди меня ждало не спасение, а обрыв. Я попыталась затормозить, однако по инерции пробежала еще пару шагов. И вот, оглашая окрестности своим криком, лечу вниз.

Я успела мысленно попрощаться с жизнью и приготовиться к удару, прежде чем плюхнулась в воду. Было конечно немного больно, но не так, как могло бы, ударься я об землю. Вынырнув на поверхность и оглядевшись кругом, поплыла к берегу. Когда выбралась на сушу упала на спину и, раскинув руки и ноги, пыталась восстановить дыхание. А увидев с какой высоты навернулась — присвистнула. Высоковато, однако, как только не переломала себе ни чего. На краю обрыва стояли четыре фигуры с красными глазами, мялись и подвывали, но спуститься не решались.

Сил, конечно, передвигаться больше не было, марафон на пределе возможностей и бешеное количество адреналина давали о себе знать. Но и оставаться здесь было опасно, вдруг твари все-таки найдут способ добраться до меня.

Кряхтя и ругаясь всеми известными матами, встала и побрела подальше. И мне, наконец, повезло! Буквально через две минуты я вышла на поляну с домиком. Обошла его кругом — тихо, заглянула в окно — темно, постучала в дверь — ни кого. Набравшись храбрости, толкнула дверь. Она оказалась не заперта. Проникавший в окно лунный свет, позволил разглядеть нехитрую обстановку — небольшой стол, пара стульев, узкая кровать, укрытая чем-то напоминающим покрывало, и печь. Закрыв плотно дверь, прошла к кровати и села. Усталость стотонным грузом давила на плечи, ни каких мыслей кроме как лечь и отдохнуть, в голове не было. Поэтому сняла сырую одежду и белье, развесила на стуле и, закутавшись в покрывало, прилегла, но не прошло и пары минут, как меня сморил сон.

***

— Вот так зомби! Эй, зомбик просыпайся!

И кто-то с замашками самоубийцы потряс меня за плечо. Не люблю, когда меня будят, я злая становлюсь.

— Сейчас сам станешь зомби!

Пробурчала, пытаясь нащупать подушку, чтоб запустить в наглеца. Но подушка наотрез отказывалась находиться. После нескольких секунд тщетных поисков, поняла, что подушки нет. А в голове сформировался вопрос: ” Откуда в нашем с Викой номере мужчина, да еще и такой наглый?” Неужели подруга притащила? Да не, не может быть, она любит своего мужа и никогда бы ему не изменила, или все же… Пока размышляла над данным вопросом, раздался еще один мужской голос:

— Девушка как вы здесь оказались? — такой низкий с хрипотцой, аж до мурашек пробрал.

Распахнула глаза, обвела взглядом незнакомую комнату и на меня нахлынули воспоминания о минувшем дне.

Подскочила на кровати, прикрывшись покрывалом, и уставилась на двух мужчин, стоящих в трех шагах от меня. А посмотреть было на что: оба высокие, плечистые, наверняка с хорошо развитой мускулатурой, жалко, что сквозь одежду видеть не могу. Первый — брюнет с серыми глазами и шрамом, пересекающим левую бровь и глаз, волевой подбородок, прямой чуть с горбинкой нос. Второй очень похож на первого, только и отличался каштановой шевелюрой, карими глазами и более тонкими чертами лица. Одежда у них была странная — черные рубашки, кожаные штаны, высокие сапоги, у брюнета еще был плащ с капюшоном и тоже черного цвета. Пока разглядывала их, вдруг остро почувствовала, что сама без одежды, и от посторонних глаз меня скрывает только тонкое покрывало.

— А вы кто? — единственное, что смогла из себя выдавить.

— У нас тот же вопрос — нахмурившись, ответил сероглазый.

Именно он являлся обладателем потрясающего тембра.

— А…эм…

Да уж, сегодня красноречие не мой конек. Разговаривать с незнакомыми мужчинами прикрывшись лишь покрывалом было неудобно и немножечко стеснительно. Поэтому украдкой бросила взгляд на свои вещи, развешанные на стуле, и предложила:

— А давайте я оденусь и мы поговорим — и выжидательно уставилась на незваных гостей.

Шатен проследил за моим взглядом, растянул губы в хитрой улыбке и подмигнул. Эх… хор-р-р-рош зараза. А вот брюнет еще больше нахмурился:

— Хорошо, Эрик пошли — бросил сероглазый и они вышли.

Я быстро подскочила к вещам и расстроилась — они еще не высохли, а ходить во влажном, то еще удовольствие. Горько вздохнув, натянула белье, джинсовые шорты, поморщилась, надевая некогда белую футболку, которая теперь была коричнево — зеленой и стала искать чем бы привести в порядок волосы — после поспешной “стрижки” и купания они торчали во все стороны и напоминали рыжую солому. Но ни чего не нашла и расстроилась еще больше. Попыталась, конечно, руками, получилось плохо. Да еще царапины и ссадины, полученные при ночном забеге, причиняли дискомфорт. Глубоко вздохнула и вышла на улицу.

2
{"b":"590786","o":1}