ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 3

На Пиккадилли, проталкиваясь сквозь плотную толпу, Клер без умолку болтала, мешая Гарри сосредоточиться на происшествии с Уингейтом. Если бы Гарри был чуть более внимателен, он бы сразу заметил, что она уводит его от бара едва ли не бегом. Но она постоянно его отвлекала. И даже не оставляла возможности вновь заговорить о бумажнике.

– А вы где живете, Гарри? – неожиданно спросила она, откинув голову назад и глядя ему прямо в лицо, как будто ее и вправду интересовал ответ.

– У меня маленькая меблированная квартирка на Леннокс-стрит.

– А у меня квартирка около Лонг-акра. Она вам понравится. У вас есть подружка? – добавила она вдруг.

– Кто?

– Подружка. Девушка, с которой вы встречаетесь.

– Нет. Разумеется, у меня были девушки…

– А я-то подумала… Ведь вы говорили мне: «Блестящая, как ночь, она идет под звездами». Значит, вы повторяли это каждой женщине?

– Нет-нет! Я это выучил еще в школе и вспомнил, только когда увидел вас. Эти слова как будто специально вам посвящены.

– Серьезно? Вы забавны. Увлекаетесь фотографией? – спросила она и дотронулась до футляра, висевшего у него на плече.

Гарри покраснел. Что она подумает, когда узнает, чем он занимается?

– Да…

– Какой маленький аппарат. «Лейка»?

– Да.

– У одного из моих друзей тоже есть… Он все время пристает, чтобы я позировала обнаженной. Вы уже делали такие снимки?

– Нет. У меня нет модели, – сказал он улыбаясь.

– В этом деле надо быть очень осторожным. Никогда не знаешь, чем все закончится. Вы согласны?

– Ну, не знаю. Хотя вы правы, лучше быть осторожным.

Она сбавила шаг и открыла сумочку.

– Вот мы и пришли. Я живу над этим магазином.

Они остановились перед витриной с безукоризненно одетыми манекенами. Глядя на них, Гарри вдруг вспомнил, как сейчас одет.

– Я в рабочем костюме, – сказал он, – и, надеюсь, вы…

– Не придуривайтесь. Мне наплевать, как вы одеты.

Она нашла ключ и открыла дверь рядом со входом в магазин.

– Смелее! Нам на второй этаж.

Поднимаясь по лестнице следом за ней, он невольно залюбовался на ее стройные, красивые ноги, грациозно переступавшие со ступени на ступень.

– Нравятся? – спросила она, не оборачиваясь, словно угадав направление его взгляда. – Всем мужчинам они очень нравятся.

Гарри покраснел.

– Да, вы правы. Вы на редкость проницательны. Неужели вы угадываете мысли?

– Нет, но я знаю мужчин. Каждый раз, когда я поднимаюсь с мужчиной по лестнице, я знаю, что он обязательно постарается заглянуть немного повыше, чем мог бы. Это не мое больное воображение, уверяю вас. Они все этим занимаются, – сказала она спокойно.

Она остановилась перед дверью на лестничной площадке и открыла ее тем же самым ключом, что и уличную дверь. Потом вошла в прекрасно обставленную комнату: глубокие кресла, удобные диваны, обитые бежевой тканью в красную полоску. Рядом со стеклянной горкой стояли стол, радиоприемник и бар на колесах, на стенах висели репродукции ВанГога. В камине горел огонь.

– Да у вас просто замечательно. И давно вы здесь живете?

Она бросила сумочку на стол и посмотрелась в зеркало, стоявшее на камине.

– Почти два года. Здесь неплохо. Устраивайтесь. Я приготовлю выпивку. Что вы хотите? Лично я предпочитаю виски, будете за компанию?

– Охотно. Но я мог бы приготовить и сам.

– Как угодно. Вон там, в баре, найдете все необходимое. Кстати, вы не голодны? Я, например, страшно проголодалась, потому что ничего не ела с самого утра.

– Кроме шуток? Почему?

– Не люблю готовить. Таким, как я, все эти кухонные заботы только в тягость. Наливайте, я сейчас вернусь.

Гарри поразило количество спиртного, которое он нашел в баре. Там было около двадцати бутылок виски и двенадцати джина.

– Где вы взяли все это? – воскликнул он. – Чудеса какие-то!

– Никаких чудес. Нужно только знать, где брать. Можете прихватить с собой пару бутылок, если хотите.

– Нет, спасибо. Я практически не пью. Сколько вам налить?

– На два пальца. Не скупитесь. Содовая внизу, в шкафчике, я сейчас принесу лед.

Он налил немного виски и подождал.

Вскоре она вернулась, неся поднос с тарелками, на которых лежали курица, масло, салат и пирожные.

– У меня еще есть язык в холодильнике. Если хотите…

Гарри открыл рот.

– Но это и вправду колдовство! Мне кажется, я вас разорю.

На сей раз удивилась Клер. Она подняла брови вверх, что придало ее лицу умилительное выражение.

– Вы совершеннейший идиот. Смеетесь, что ли, надо мной? Никогда не поверю, будто вы живете только на свои продовольственные карточки. В Англии можно найти все что угодно, но только надо знать, куда обратиться. И потом, налейте себе, чтобы было видно, что это виски, а не птичкины «пи-пи».

– Но мне вполне достаточно. Я не привык пить.

Он взял тарелку с холодной курицей, которую Клер протянула ему, и поставил к себе на колени.

– Так не бывает, это какой-то сон. Вы всегда так поступаете с людьми, с которыми встречаетесь?

– Нет, вовсе нет. Но ведь этот случай несколько особый, не так ли? – Она бросила на Гарри быстрый проницательный взгляд.

Молодой человек непроизвольно вспомнил о недавней истории в баре.

– Вы действительно взяли у него бумажник?

– Конечно. Он заслужил такой урок и его получил. Я знаю адрес и завтра же отошлю бумажник.

– Ну, это… меня не касается… Там было пятьдесят фунтов, и с вашей стороны неосторожно… Могут подумать, что вы…

– Что я хочу оставить бумажник у себя? – закончила она, смеясь. – Разумеется. Почему, вы думаете, я засунула его к вам в карман? Я страшно испугалась, когда этот дуралей заметил исчезновение денег. Никак не предполагала, что он это обнаружит до моего ухода.

– Но зачем вы так поступили?

– Этот старый дурак принял меня за уличную девку, и тогда я решила сыграть с ним шутку. Когда он выложил бумажник перед собой, я взяла его и положила в сумочку. Негодяй был настолько пьян, что ничего не заметил. Потом я попросту забыла о своем поступке. Когда же старик поднял шум, я подумала, что лучше пока ничего не говорить и подождать до утра, чтобы тогда уже и отослать деньги. Это будет ему уроком.

Гарри не нравились такого рода шутки, но он ничего не сказал. В глубине души ему было жалко Уингейта.

– Я мог бы отнести бумажник сегодня вечером и все объяснить, – заметил он.

– Ну нет! – воскликнула она с внезапной злостью. Но сразу же заставила себя улыбнуться. – Не бойтесь, он получит свои деньги, но пусть чуть-чуть помучается. Налейте мне немножко. Себе тоже. Курица нравится?

Гарри пылко заверил девушку, что курица превосходная, хотя попробовал лишь крошечный кусочек. Ему не терпелось выяснить все до конца.

– Расскажите о себе, – неожиданно попросила Клер, – чем вы занимаетесь?

Гарри колебался. Конечно, стыдиться своей профессии глупо, подумал он. Если он рассчитывает на дальнейшие встречи, желательно, чтобы девушка все знала. Он чувствовал себя легко в присутствии Клер и наконец решил, что его работа не будет ее смущать, так же как и его убогая одежда.

– Я служу в фотостудии Муни на Леннокс-стрит, – сказал он, наливая себе в стакан. – Обычно я стою на углу улицы в Уэст-Энде и фотографирую прохожих. – Гарри умолк, ожидая реакции своей собеседницы.

– Это, должно быть, занятно? – спросила она.

– По-разному. По крайней мере, это позволяет свести концы с концами. Но когда-нибудь, надеюсь, я по-настоящему стану на ноги.

– Никогда бы не подумала, что такая работа может приносить доход. Сколько это вам дает?

– Говоря откровенно, я зарабатываю шесть фунтов в неделю, – признался Гарри.

– Теперь я понимаю, почему вы не пьете виски.

Несколько минут они молчали. Клер внимательно смотрела на огонь в камин.

– А вы могли бы найти что-нибудь поинтереснее? Я хочу сказать, более высокооплачиваемое?

4
{"b":"5908","o":1}