ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страстная неделька
Черный кандидат
Свинья для пиратов
Философия хорошей жизни. 52 Нетривиальные идеи о счастье и успехе
Беги и живи
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Когда говорит сердце
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
A
A

Она делила камеру с пожилой женщиной, которая сидела за растрату. Звали ее Хетти, как дальше – не помню. Эта Хетти любила поболтать. Она работала у Алана Фрисби, страхового маклера из Парадиз-Сити. Он представлял все главные страховые компании в стране. Если вам требовалось застраховать что-то необычное, вы шли к Фрисби за беспристрастным советом, и он говорил, к какой компании лучше обратиться в вашем случае, чтобы получить самые выгодные условия, и сам же улаживал все остальное. Это был солидный, процветающий бизнес. Так вот, Хетти молола языком, а Марта слушала, и у нее возник замысел крупной операции. Она получила от Хетти информацию, недоступную для посторонних, и основала на ней свой план, который, как надеялась Марта, позволит ей без печали набивать брюхо до конца своих дней.

Эл умолк, поерзал, устраиваясь поудобнее, и спросил:

– Пока все ясно, мистер?

Я подтвердил.

Вилла «Бельвью» расположена на одной из самых шикарных улиц Парадиз-Сити, Лэндсдаун-авеню. Это компактная, элегантная постройка в стиле ранчо с тремя спальнями, четырьмя ванными, огромной гостиной, ультрасовременной кухней, большой террасой и гаражом на четыре машины. Лестница ведет с террасы на маленький огороженный пляж, оборудованный душевыми с горячей и холодной водой, кабинами для переодевания и баром. Дом принадлежит Джеку Карсону, богатому биржевому маклеру из Нью-Йорка, который купил его, желая выгодно поместить капитал. Он сдает его со всей обстановкой за полторы тысячи долларов в месяц.

Отчаянно торгуясь, Марта сбила цену до тысячи трехсот и подписала договор на три месяца. Цена возмущала ее, но она понимала, что для успеха задуманного плана необходимы убедительные декорации и респектабельный адрес.

Через день после того, как Джонни присоединился к трио, их «Кадиллак» отъехал от отеля «Плаза» и покатил в направлении Парадиз-Сити. Джонни сидел за рулем, облаченный в униформу. Рядом с ним – Фло, цветная горничная, которая не расставалась с Мартой уже три года. Это была высокая негритянка, в прошлом ловкая магазинная воровка. В конце концов она попалась и, подобно Марте, решила больше никогда не возвращаться за решетку. Они отлично ладили. Фло никогда не задавала вопросов. Она догадывалась, что затевается какое-то дело, но не хотела о нем знать. Она готовила еду для Марты и остальных, поддерживала на вилле чистоту и получала свои сто долларов в неделю. Все остальное ее не касалось.

На заднем сиденье просторного «Кадиллака» расположились Марта, Генри и Джильда.

За сутки, проведенные в отеле «Плаза», Джонни и Джильда прощупывали друг друга, как кобель и сука, которые еще не решили, подраться им или снюхаться. Джильда знала о мужчинах все. Ее первое знакомство с сексом состоялось в пятнадцатилетнем возрасте. Он пришелся ей по вкусу, и за последовавшие годы она узнала множество мужчин, но сейчас, в 25 лет, решила выйти замуж и остепениться. Задуманное Мартой дело обещало дать ей деньги, которые позволят обзавестись домом, мужем и, может, даже детьми. Джонни заинтересовал ее. Долгий опыт подсказал Джильде, что она с первого взгляда вызвала в нем желание. Кроме того, она чувствовала, что, став его любовницей, испытает самые волнующие сексуальные переживания в своей жизни. Он мог оказаться именно тем партнером, которого она надеялась найти… но в этом еще нужно было убедиться. Она решила узнать его получше и ни в коем случае не торопиться. Просто так он ее не получит, пусть и не старается. Сначала – обручальное кольцо, потом – постель. Если же с кольцом ничего не получится… что ж, очень жаль, только и всего.

До виллы добрались к вечеру. Она произвела на всех сильное впечатление. Тяжело неся свою тушу, Марта обошла все комнаты.

– Ничего не скажешь! – закончила она осмотр и воскликнула: – Ну да, еще бы! Вы посмотрите, сколько я плачу… тысяча триста в месяц!

Она выбрала для себя самую большую и лучше других обставленную комнату, другую, поскромнее, отвела Генри, а оставшиеся две – вполне уютные – Джонни и Джильде. Все комнаты были с видом на пляж и на океан. Джильда сразу пошла к себе, переоделась в бикини и сбежала по ступенькам к воде. Через несколько секунд к ней присоединился Джонни. В одних плавках, поджарый и мускулистый, он был великолепен. Увидев, как он бежит по песку, Джильда снова почувствовала, что все ее тело пронизало что-то похожее на болезнь. Заняться любовью с таким мужчиной! Она заставила себя отвернуться и поплыла, сильно, профессионально взмахивая руками. Джильда гордилась своим умением плавать и была уверена, что не только удивит Джонни, но и оставит его у себя за спиной. Она смахнула воду с лица и подняла брови.

– Ты здорово плаваешь! – сказала она.

– Да и ты не так уж плохо, – он улыбнулся. – Давай обратно наперегонки.

Она кивнула.

Марта, сидевшая на террасе с коробкой конфет, в которую она то и дело запускала руку, смотрела, как они несутся к берегу.

– Выставляется, – заметила она, видя, что Джильда обгоняет Джонни.

Генри наблюдал за молодежью с критическим интересом.

– Женщины выставляются перед мужчинами… мужчины – перед женщинами… природа.

Джонни вырвался вперед на последних двадцати ярдах, но едва-едва. Их разделяли какие-то дюймы, когда он коснулся берега.

– Женщины! – Генри покачал головой. – Удивительные создания. Она могла бы его обставить ярдов на десять. Ты заметила, что она нарочно отстала, чтобы дать ему выиграть?

Марта пренебрежительно фыркнула:

– Ну, если это ему нужно для полного счастья…

– Конечно, нужно. – Генри закинул свои длинные ноги одну на другую. – Ни одному мужчине не понравится, если его победит женщина.

Глава 2

Алан Фрисби отложил папку, которую перед этим перелистывал, и вопросительно взглянул на секретаршу.

– Пришли полковник и миссис Шелли, – сообщила она. – Им назначено.

– Да, конечно… пригласите их. – Фрисби отодвинул папку и откинулся на спинку своего директорского кресла.

Это был высокий, худой мужчина, который уже сам забыл, с каких пор занимается страховым бизнесом. Теперь, в 55 лет, он руководил первоклассным делом и надеялся, что вскоре его сын, заканчивающий университет, возьмет на себя часть обременительной работы.

Его несколько ошеломил вид Марты. До сих пор его кабинет казался ему просторным, но с появлением ее огромной туши комната словно уменьшилась в размерах. Высокий, похожий на аиста старик был, очевидно, ее мужем, полковником Шелли. Фрисби встал, обменялся с ним рукопожатием и пододвинул кресла. Марта села, но Генри отошел к окну, теребя усы, и у Фрисби возникло впечатление, что он чем-то раздражен. Заметив, что он смотрит на Генри, Марта наклонилась вперед и похлопала его по руке своей горячей жирной ладонью.

– Не обращайте внимания на полковника, мистер Фрисби, – сказала она. – Вы не представляете, каких трудов мне стоило привести его сюда… он просто не верил в страхование.

– Никогда не верил… и не поверю, – проворчал Генри, расхаживая по кабинету. – Напрасная трата денег. Потерял что-нибудь, сам виноват, черт побери. Не надо терять, вот и все!

Фрисби не раз приходилось иметь дела со всякими чудаками. Одарив полковника профессиональной, понимающей улыбкой, на которую тот лишь ответил надменным взглядом, он вновь повернулся к Марте.

– Я к вам, собственно, по совсем обычному делу, мистер Фрисби, – сказала Марта. – Милый полковник недавно купил мне подарок к годовщине нашей свадьбы, и я хочу его застраховать.

– Дурацкая затея, – проворчал Генри за спиной Фрисби. – Если ты его потеряешь – так тебе и надо!

– Не слушайте его, – сказала Марта, улыбаясь. – У полковника свои взгляды, у меня – свои. Я думаю, подарок надо застраховать. – Несколько театральным жестом она положила на стол Фрисби футляр. – В конце концов, он заплатил за него восемнадцать тысяч долларов… всякое ведь бывает… его могут украсть.

Когда Фрисби взял футляр, Генри, державший в руке кусок замазки, прижал его к замку большого картотечного шкафа, стоявшего позади Фрисби. Движение было быстрым, а в следующий момент Генри обошел стол Фрисби и приблизился к окну. Он положил слепок в маленькую жестяную коробочку, принесенную с собой, и опустил ее в карман.

5
{"b":"5909","o":1}