ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Яхта замедлила ход и начала пробираться по узкому проливу между двумя покрытыми густыми зарослями островами. В конце концов она исчезла из виду за завесой лиан и лоз дикого винограда.

Я решил, что кружить здесь дольше в ожидании, когда яхта снова появится, не стоит. Не следует, чтобы Нэнси, или Джош, или оба они заподозрили, что мы проявляем к ним особый интерес.

– Ладно, Ник, давай назад, – сказал я.

И если не хочешь, чтобы полковник на тебя наседал, не болтай о том, что мы видели.

Ник удивленно посмотрел на меня и пожал плечами.

– Желание клиента – закон, – ответил он и повернул к берегу. – Только, Барт, учти, миссис Хэмел славная девушка.

– А ты откуда знаешь? Ты с ней когда-нибудь имел дело?

– Конечно. И с ней, и с мистером Хэмелом. В прошлом месяце я отвозил их на Дейтонский берег и привез обратно. Хэмел мне не нравится. Надутый, важничает. А она симпатичная, только зря такая молодая за него вышла.

– Как тебе показалось, они между собой ладят?

– Не знаю. Он сидел сзади и ни слова не сказал за весь полет. А она сидела, где ты сидишь, и болтала всю дорогу.

– О чем?

– О вертолете. Ей все было интересно. Она первый раз в нем летела. Обо всем расспрашивала. И неглупые вопросы задавала. Видать, соображает.

Так, значит, Нэнси – симпатичная и неглупая, но только бывает, что симпатичные девушки спят со всеми подряд. Я переменил тему. Стал тоже расспрашивать Ника про вертолет и про заработки. Мы все еще болтали об этом, когда приземлились. Уже идя к машине, я напомнил Нику:

– Так смотри помалкивай.

– О чем ты говоришь!

Мы пожали друг другу руки, и я поехал в агентство. Гленда сказала, что полковник занят, и спросила, как мои успехи.

Я уже собрался рассказать ей, что Нэнси завернула на пиратский остров, как вдруг у меня в мозгу прозвучали слова Берты: «Из этих богачей можно выжать большие деньги. Надо только подумать как».

И я начал сочинять:

– Следил за Нэнси с вертолета. Но она весь день занималась рыбной ловлей. Зря потратил время.

Гленда кивнула.

– Может, Хэмел напрасно впал в истерику, – продолжал я, – ведь и такое бывает.

– Я передам полковнику.

Я прошел к себе в кабинет. Чика не было. Вытащив бутылку виски из ящика стола, я налил себе и закурил сигарету.

«Надо только подумать».

Вот я и призадумался. И решил, что обследую эти острова в одиночку. Может, Нэнси просто загорает там без всего или рыбу удит, а может, встречается с Уолдо Кармайклом. Острова укрыты от глаз. Что, если именно там она и крутит любовь с этим Уолдо? Раз полковник меня нанял следить за ней, я обязан представить ему рапорт. Но что, если я ничего не сообщу полковнику? Могу ли я сыграть на том, что не доложу полковнику о поездке Нэнси на эти уединенные острова?

Я налил себе еще и еще поработал мозгами, потом пододвинул телефон и позвонил Тони Ламберти. Тони давал напрокат лодки для рыбной ловли. Когда у Берты выдавались свободные дни и ей хотелось подышать морским воздухом, я обычно обращался к нему. Мы договорились, что я возьму у него лодку с мотором в пять утра.

– И надолго вам нужна будет лодка, мистер Андерсен?

– До полудня.

– Если заплатите наличными, полагается скидка, поездка обойдется вам в двадцать долларов. Если в кредит – в тридцать.

– Ну тогда наличными.

– Ладно. Лодка будет вас ждать. Не беспокойтесь.

Только я повесил трубку, вошел Чик.

– Ну как успехи? – спросил он, садясь за стол.

– Никак. Она ловила рыбу.

– Вот черт!

– Да, но я полетал с удовольствием. А что у тебя?

– Я уже совсем без ног. И готов поклясться, что никакого Уолдо Кармайкла не существует. Даже в полиции его никто не знает. Я обрыскал все отели и мотели. Даже больницы проверил – нигде этого Кармайкла нет.

Я поднялся:

– Пойдем к полковнику.

Нам пришлось подождать десять минуть, пока Парнэлл освободится. Войдя, мы доложили ему, что пока нам ничего обнаружить не удалось.

– Все говорит за то, что Хэмела донимает какой-то псих, – сказал я. – Из слышанных мною отзывов его жена – симпатичная, приятная, обходительная молодая женщина, к тому же неглупая. Никто из тех, с кем я говорил, про нее дурного слова не сказал.

– А об этом Уолдо Кармайкле никто здесь слыхом не слыхал, – добавил Чик.

Парнэлл задумался и подергал себя за нос.

– На этом останавливаться нельзя, – сказал он наконец. – Отказываться от задания слишком рано. Вы же наблюдаете за ней всего два дня. Продолжайте до конца недели, Барт! – Он повернулся к Чику. – Вдвоем вам тут нечего делать. Как раз подвернулась новая операция, займитесь ею, Чик. – И Парнэлл опять обратился ко мне: – А вы продолжайте присматривать за миссис Хэмел. Когда она на яхте, пусть себе плавает, а вот на суше не спускайте с нее глаз. Если до конца недели вы ничего не обнаружите, я поговорю с Палмером, посмотрим, что он скажет.

Полковник пригласил Чика сесть, а мне махнул, что я могу идти.

Я вернулся к себе. Теперь, раз Чику поручено другое дело, руки у меня были развязаны. До островов я доберусь часа за два. В агентстве никто не будет знать, слежу я за Нэнси или нет. Все утро можно обследовать острова, и если ничего не обнаружится, вечером буду наблюдать за Нэнси.

И тут я вспомнил, что до получки еще девять дней, но в бумажнике у меня и тридцати долларов нет. А за лодку надо заплатить двадцать. Я в тревоге выпрямился.

Кредит в банке у меня исчерпан. Я снова откинулся на спинку стула и предался мрачным размышлениям о своем ближайшем будущем. Если я не найду благодетеля, согласного ссудить меня деньгами, похоже, придется сидеть без еды и питья. В такой переплет я еще никогда не попадал. Я отругал себя за то, что водил Берту ужинать в «Чайку». Но потом утешился, ведь еда-то была превосходная! Ни о чем не надо жалеть, какой-нибудь выход всегда подвернется. Я перебирал в памяти всех друзей, которые меня раньше выручали. Вспомнив каждого поименно, я вынужден был признать, что положение безнадежно. Все мои так называемые друзья давно уже, завидев меня, переходят на другую сторону.

Попросить у Берты?

Я оживился. Это мысль! Если подъехать к ней со знанием дела, можно добиться успеха, но действовать надо очень осторожно. Я еще никогда к ней с таким просьбами не обращался, но все приходится пробовать впервые.

На часах было семнадцать сорок. Берта обычно уходит из своего Дома мод около восемнадцати. Если поспешить, можно ее поймать. Я поспешил.

Подъехав к стоянке, где Берта оставляла свою машину, я увидел, что ее «хонда» на месте. Я закурил сигарету и стал ждать. Через несколько минут Берта быстрым шагом вышла из здания.

– Привет, детка, – поймал я ее за руку. – Удивлена?

Берта посмотрела на меня с подозрением. Я понял, что настроение у нее, в отличие от обычного, неважное.

– Почему ты не на работе? – спросила она.

– Вот как ты приветствуешь своего дружка! Тебе уже говорил сегодня кто-нибудь, что ты выглядишь потрясающе? Еще лучше, чем вчера.

– Нечего мне зубы заговаривать, – оборвала она меня. – Что ты здесь делаешь?

– Захотелось на тебя полюбоваться. Пошли ко мне в машину. Есть разговор.

– Охота мне сидеть у тебя в машине! Поедем лучше куда-нибудь выпьем.

Но я уже знал, что Берта пьет только коктейли с шампанским, поэтому я тверже взял ее за локоть и повел к машине.

– Хочу потолковать с тобой о деле. Я подумал насчет того, что ты вчера говорила.

– Выпить хочется. А что я говорила?

Открыв дверцу машины, я буквально впихнул Берту внутрь, потом обежал вокруг и сел за руль.

– Вчера ты высказала великолепную мысль, – напомнил я. – Возьми сигарету.

Берта неохотно послушалась, я щелкнул зажигалкой, потом закурил сам.

– Не помню, что я говорила. А в чем дело?

– Дело в том, что я подумал. И чем дольше думал, тем интересней мне представлялось твое предложение. У меня зародилась мысль, что я могу ухватить большой куш, а тогда уж я и подружку свою не забуду.

6
{"b":"5910","o":1}