ЛитМир - Электронная Библиотека

От переводчика

Этот сборник баскских легенд, сказок и баллад впервые был издан в Лондоне в 1887 году. Составитель сборника, Мариана Монтейро, поместила в нем переведенные на английский язык т. н. народные рассказы (cuentos popularas), позаимствовав некоторые из них у известных испанских писателей баскского происхождения, таких как Антонио де Труэба, Хосе де Гойсуета и Хуан Аракистайн.

Оригинальное название книги:

Mariana Monteiro

LEGENDS AND POPULAR TALES OF THE BASQUE PEOPLE

London, 1887

Текст книги на английском языке находится в свободном доступе на сайте http://www.sacred-texts.com и на ряде других сайтов.

В проекте обложки использована репродукция картины Франсиско Гойи «Шабаш ведьм» («El aquelarre»).

ВВЕДЕНИЕ

ПРЕДЛАГАЯ вниманию читателей этот сборник баскских легенд, сказок, баллад и историй, имеющих свои корни в древних преданиях, которые составляют часть священного наследства, завещанного баскскому народу его предками и передаваемого из уст в уста и от поколения к поколению, я подумала, что будет уместным сделать несколько замечаний касательно моральной и исторической значимости, которыми обладают эти легенды и предания, являющиеся отражением идей и верным отголоском чувств прошлых поколений.

Если в свое время эти легенды воспринимались с презрением поверхностными умами, неспособными за простотой формы разглядеть великий опыт, который они в себе несли, и высокие чувства, которые в них содержались, в наши дни эти же сказки и легенды становятся объектом внимания и изучения, привлекшим умы широкого круга мыслителей, сумевших благодаря слабому свету, исходящему от этих легенд, проникнуть в тень, оставленную теми древними обществами, которые исчезли с лица земли, унося с собой тайны своих мыслей, цивилизаций и жизней. Ибо эти предания являются архивом народа, сокровищницей его знаний и верований. В нем описана жизнь предков, показаны вехи великой истории.

Баски, как и все древние народы, выделившиеся из патриархального общества, и придерживающиеся сходных верований и обычаев, неизбежно должны иметь с этими народами много общих черт, независимо от различий в климате, образе жизни, религии и других физических и моральных причин. Тем не менее, баски отличаются тем, что в разгар великих революций, которые сотрясали всей Европой, вызвав радикальные изменения, сравняв с землей или превратив в руины великие империи, могущественные государства, памятники и даже целые народы, смогли пройти невредимыми через множество разрушительных бурь, сохранив свои национальные особенности, нормы поведения, законы, язык и традиции.

Побуждаемые своей необычной энергией и воинственным духом, они сражались на суше, побеждали на море, разведывали и покоряли неизвестные земли. А благодаря скромному, но практическому интеллекту, они смогли с завидной гармонией объединить элементы мудрого правления, которое, пожалуй, не имеет равных в мире. Но следуя этому традиционному духу, который является характерным признаком народа, и полагаясь на этот дух в старании сохранить свои традиции и историю, они никогда не стремились передать потомкам в письменной форме ни рассказов о своих великих делах, ни основных принципов своей организации – одним словом, секрета огромной независимости, которой они добились и которую в наши дни трудно объяснить, учитывая ограниченность их территории и их бедность.

Какой интерес и смысл заключается в том, чтобы, учитывая все эти обстоятельства, собирать многочисленные разрозненные фрагменты народных преданий и поверий, которые вспыхивая, словно яркие зарницы среди темных теней, раздирают плотные завесы, скрывающие тайны замечательной истории баскского народа?

Встречаются такие, кто бы охотно искоренил все народные поверья под предлогом борьбы с суевериями. То, что народные массы суеверны, – это правда, которую нельзя отрицать. Но в то же время нельзя отрицать и того, что наиболее выдающиеся люди и народы не избежали этой слабости. Однако этот факт не доказывает, что только в традиционных поверьях надлежит усматривать источник греха. Пока мы не научимся определить в пространстве и во времени, в физическом и в нравственном мире, ту границу, которая отделяет правду от заблуждения, мы всегда будем позволять себе увлечься непреодолимым стремлением к неизвестному и непонятному, искать в таинственных сферах воображения пищу для удовлетворения нашего любопытства и какое-то ни было объяснение того, чего не можем объяснить.

И иначе не удастся понять, почему суеверия всегда живы у каждого народа, какова бы не была его религия, или уровень культуры, которого он достиг, или эпоха, в которой он существовал. Объект может измениться, форма может быть отлична, как это всегда происходило под влиянием религий, климата, обычаев и по другим причинам. Но, несмотря на это, суеверия продолжают пропитывать и подчинять себе разум с такой же силой, как и ранее.

Это правда, что в наши дни исчезает вера в ведьм, но, с другой стороны, мир духов разросся, а, вернее, был обнаружен, как утверждают многие спиритуалисты, которые считают, что живут с ним в полном единении.

Мы можем встретить среди нас медиумов, у которых есть, как они утверждают, легионы мертвецов, готовых появиться по каждому их вызову и по каждой их команде наполнить чудесами и ужасами самый культурный город Европы. И если весь мир смеется над предсказаниями и магическим искусством, то мало кто не содрогнется, когда какой-нибудь сомнамбула с покрытым испариной лбом и телом, дрожащим в принудительном сне, станет уверять, что может сквозь закрытые веки почувствовать в легких пациента начальную стадию туберкулеза или некоторое скрытое заболевание сердца.

Древние поверья, как правило, рождались из веры или какого-то нравственного представления таким образом, что через эти примитивные выдумки просвечивала некая глубоко укоренившаяся добродетель. Поэтому они всегда содержали в себе нравственный урок или вызывали некоторые позитивные эмоции. В доказательство того, что поверья наших предков, как правило, пробуждали в человеке благородные порывы, мы можем привести самое простое из них. Кто, например, не слышал сотни раз в баскских провинциях, в той или иной форме, сказки о Аргидуне?

«День близится к концу и бедная батрачка печально идет вверх по горной тропе, ведущей к ее дому. Она плачет, ее сердце разрывается от горя, потому что она потеряла своего единственного ребенка, который был радостью ее жизни.

Сумеречные тени, окружающая тишина, печальная загадочность ночи бередят ее сердечную рану! Она думает о своем ребенке, плачет, смотрит на небо и продолжает свой путь!

Она доходит до кладбища, приближается к могиле, где недавно похоронила любимые останки, и, видя могилу, прикладывает обе руки к сердцу, потому что ей кажется, что оно через мгновение разорвется от скорби и горечи воспоминаний.

Неожиданно через низкую кладбищенскую стену перескакивает странный, таинственный огонек и движется в ее сторону, причудливо мерцая в сумерках. Увидев этот огонек, мать падает на колени, протягивает руки к пламени и, забыв о своей боли, спрашивает взволнованным голосом:

– Дитя мое, счастливо ли ты?

И огонек, как бы желая ответить ей, начинает дрожать, быстро приближается к ней и замирает над ее головой. Женщина, охваченная непонятным чувством, закрывает глаза. Кто знает? Возможно ее уши уловили сладкий шепот сына или она почувствовала любящий поцелуй его губ.

Но огонек начинает подниматься все выше и исчезает в темноте неба. Женщина на какое-то мгновение замирает, а ее глаза нежно смотрят туда, где скрылся огонек. Затем она обращается к небесам с молитвой и продолжает свой путь домой, не переставая плакать. Но теперь ее слезы – это слезы смирения, которыми она утешается. Этой ночью сон опускается на ее веки и не тревожит, как в предыдущие ночи, видениями или призраками. Она спит спокойно и просыпается умиротворенной. И все потому, что она видела дух своего ребенка. Теперь она знает, что ребенок, столь любимый и оплакиваемый ею, не забыл свою бедную мать. И она чувствует, что душа ребенка, к которому она была так привязана, покинула этот мир, чтобы присоединиться к родственным душам, ангелам небесным!»

1
{"b":"591296","o":1}