ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гирланд спокойно взял сигарету из серебряного портсигара, украшавшего стол Дорна.

– Все зависит от точки зрения. Люди вроде вас мечтают о богатстве и славе, а мне больше нравится фотографировать хорошеньких девушек.

– О вкусах не спорят, согласен. Но поговорим серьезно. Во-первых, хотели бы вы поработать на меня?

– Работать на вас? Конечно же, нет! – ответил Гирланд со смехом. – Но мне кто-то говорил о десяти тысячах. За такие деньги я готов рискнуть.

– У вас в голове, видимо, только две вещи – деньги и женщины…

– Я живу так, как мне нравится. Вас это совершенно не касается. Так о чем идет речь? – Мужчины уставились друг на друга, и Дорн испытал странное удовлетворение, когда его взгляд встретился с холодным взглядом Гирланда.

«Я не ошибся, пригласив этого типа», – сказал он себе, а затем вкратце изложил дело Эрики Ольсен.

– Нам необходимы сведения о Кунге, – сказал он не терпящим возражения тоном. – А эта женщина, видимо, знает многое. Ходят упорные слухи, что он изобрел какое-то принципиально новое оружие. Так это или не так, но мы хотим знать как можно больше. Особенно нас интересуют его слабости. Кому их и знать, как не его любовнице.

– А почему вы думаете, что она начнет говорить? – Гирланд уселся поудобнее в кресло.

– Мы добьемся этого. Я же сказал, что ценю вас за особый талант. Талант нравиться женщинам. Ваши способности обольстителя я и оплачу.

– Да, ваши тупицы определенно не смогут сыграть такую роль. – Гирланд внимательно рассматривал дым сигареты. – А вы значительно хитрее, чем я думал, Дорн.

– И все же попытайтесь быть повежливее, хотя бы сейчас… Итак, вы беретесь?

– Я этого пока не сказал. Не будем торопиться. Что конкретно я должен сделать?

– Потеря памяти у вашей будущей подопечной, видимо, подлинная. Но доктор все же надеется, что память к ней вернется. Я хочу, чтобы вы жили с ней и сообщали обо всем, что касается Кунга.

– Жить с ней? Что вы хотите этим сказать?

Гирланд выпрямился в кресле. Дорн спокойно облокотился на подлокотники кресла.

– Я хочу сказать, что вы будете играть роль ее мужа. Сейчас она о себе ничего не помнит. Ни имени, ни прошлого, ничего. Вы будете представлены ей как муж. У вас на руках все доказательства: ее паспорт на имя Эрики Гирланд, ваше свидетельство о браке. Вы перевоплотитесь в богатого дельца, отдыхающего на берегу Лазурного залива. Эта женщина… я хочу сказать, ваша жена, исчезла из Парижа в то время, когда вы отсутствовали по своим делам. Вы нашли ее в американском госпитале и, естественно, увезли на свою виллу. Вы будете помогать ей обрести память. Рано или поздно она заговорит и обязательно даст сведения о Кунге.

Гирланд встал и начал расхаживать по кабинету. На лице его было написано недоумение.

– Вы, вне всякого сомнения, гениальны, – заговорил он наконец. – Но рассмотрим дело поближе. Представим, что в определенный момент к ней вдруг возвращается память. В хорошеньком же я окажусь положении…

– Это маловероятно. Во всяком случае, вам будут выплачены деньги именно за то, чтобы вы играли эту дурацкую роль.

– Ну а что это за вилла? – Гирланд рассмеялся.

– Она принадлежит мне, – ответил Дорн. – Совершенно изолирована, очень удобна и хорошо защищена. Там есть слуга. Он полностью в вашем распоряжении.

– Ну и ну! Прямо идиллия!

– Если я вас правильно понял, вы согласны?

– Сделка еще не заключена. Пример Росленда заставляет думать, что вы ничего не даете даром. А кто поручится, что ваша шведка не разжиревшая матрона? Играть роль мужа подобной «красавицы» я не согласился бы и за десять тысяч.

– Вы заставляете меня зря терять время, – недовольным тоном отозвался Дорн. – Посмотрите на это, – он вынул из стола фотографию и передал Гирланду. Это был его главный козырь – снимок татуировки.

Гирланд изучал снимок с большим интересом, потом восхищенно присвистнул:

– Черт возьми! Может, и все остальное так же хорошо, как и это!

– Фотограф отнюдь не польстил ей, но все же вы можете составить себе некоторое представление, – Дорн протянул ему американский паспорт.

– Она и в самом деле красотка. На этот раз я действительно ваш. Когда можно будет приступать к делу?

– Немедленно. Внизу вас ждет машина. Отправляйтесь в госпиталь за вашей подругой. Вы должны быть в Эзе завтра утром. Я не успокоюсь до тех пор, пока Эрика Ольсен не покинет Париж. Имейте в виду, вы головой отвечаете за эту операцию. Позаботьтесь, чтобы все прошло без сучка и задоринки.

– Какую машину вы мне даете?

– «Мерседес-200». Вы найдете его в гараже посольства. Графтон объяснит, как с ней обращаться. Вот папка, где находятся все необходимые документы, включая и ваше свидетельство о браке.

– Больше я в этом не сомневаюсь. Я действительно женат.

– «Франс матен» опубликовал ее фото и описание примет. Так что будьте осторожны. Китайцы, а возможно, и кто-то другой, будут интересоваться Эрикой.

– Значит, я должен все время опасаться ловушки? Многовато для одного человека! Впрочем, так оно и лучше. – Гирланд поднялся.

– Вот две тысячи франков. Остальное получите в обмен на информацию о Кунге. – Дорн протянул ему деньги.

– А как же мой гардероб? Вы хотите, чтобы я играл роль богатого дельца, а сами ставите меня в смешное положение. Мне потребуется по крайней мере…

– Нет! Больше вы не получите ни гроша! Диало, мой слуга, снабдит вас всем необходимым. Я уже распорядился об этом. Кроме того, я предупредил свой банк. Диало будет располагать в нем необходимым кредитом, но не вы. Надеюсь, вам ясно?

– Ваше исключительное доверие трогает меня до глубины души, – ответил Гирланд со смехом.

Дорн сделал вид, что не заметил последнего замечания Гирланда, и вынул из шкафа маленькую пластмассовую коробочку.

– Здесь находится предмет, который, вполне возможно, вам пригодится. Это радиоактивная пилюля величиной с виноградную косточку. Пусть ваша подопечная проглотит ее. Если вы вдруг потеряете «жену», эта пилюля поможет вам найти ее.

– Потрясающе! – Гирланд взял коробочку, открыл ее и начал рассматривать крошечный черный предмет, находящийся там. – Как работает эта штучка?

– На миниатюрных транзисторах. Тело своим теплом приводит их в действие, и они начинают подавать сигналы, фиксирующиеся специальным приемником. Максимальная дальность действия около ста километров. Продолжительность работы сорок восемь часов. Спрячьте эту штуку и постарайтесь не потерять.

– Итак, вы опасаетесь неприятностей? – спросил Гирланд.

– Береженого Бог бережет. Я всегда к ним готов и, когда их не случается, бываю очень удивлен. Дай Бог, чтобы я оказался не прав. Конечно, Гирланд, вы будете работать не один. Мои люди будут вас тщательно охранять. Ваша главная задача добраться до Эзе. Оказавшись на вилле, вы будете в полной безопасности.

– У меня такое впечатление, что в конце концов я честно отработаю свои деньги. Прекрасно. Я позвоню вам из Эзе.

Он вышел и направился к лифту, но в его походке уже не было той несокрушимой уверенности.

Солдат первого года службы Вилли Джексон переложил автомат в правую руку, чтобы еще раз взглянуть на часы. Было 22.10, и он глубоко вздохнул. «Еще почти два часа до смены. Но бывает работенка и похуже. Все-таки гораздо лучше разгуливать по коридору госпиталя, чем торчать в поле под дождем», – подумал он.

В коридоре появилась хорошенькая медсестра.

– Черт возьми! – пробормотал он.

Девушка, проходя мимо, слегка задела его грудью, улыбнулась и, покачивая бедрами, направилась в другой конец коридора.

Джексон был дисциплинированным и честолюбивым солдатом. Вдалбливая в его голову прописную истину о том, что в солдатских ранцах лежит маршальский жезл, сержант не терял времени даром. Перед глазами Джексона всегда был пример Эйзенхауэра, Бредли и Паттона – трех вершин человечества. Ничто не могло помешать ему стать в будущем генералом. Уже сейчас перед ним открывались прекрасные перспективы. Он участвовал в армейских соревнованиях по стрельбе и был чемпионом своего батальона по боксу. У него были все необходимые качества хорошего солдата, и именно это сослужило Джексону плохую службу.

7
{"b":"5913","o":1}