ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пустошь. Возвращение
Десант князя Рюрика
Нить Ариадны
Янтарный Дьявол
Закон охотника
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Подвал
Шаман. В шаге от дома
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
A
A

– Оба отправились к праотцам. Натли нашли в отеле «Вашингтон» с простреленным сердцем. Ночному дежурному размозжили череп. Убийца, видимо, заставил дежурного сказать, в каком номере Натли, потом тяпнул его по голове, а уж после поднялся наверх и застрелил Натли. А певичка была убита прямо у дверей своей квартиры.

– И об этом нет ни слова в газетах! – негодующе воскликнул Джо.

– Почему нет? Есть десять строк в отделе хроники. Но завтра… ты даже не представляешь, старина, что произойдет завтра. Сейчас мы готовим материал. Надо только докопаться до бизнеса этого О'Брайена – пока неясно, на чем он делал такие деньги. Комиссар полиции считает, что он наверняка был связан с какой-то шайкой. А Салливан говорит, что, скорее всего, он был просто вымогатель.

– Ну а задавил-то его кто? – спросил я. – Нашли его?

Бакли пожал плечами:

– Полицейские нашли уже двадцать три поврежденные машины, и сейчас они проверяют алиби водителей. Надеются, что один из двадцати трех – это он и есть. На их месте я бы выдал ему медаль. Ведь, если бы О'Брайен не умер, все это дерьмо никогда бы не выплыло наружу.

– А певичка эта пела случайно не в «Маленькой таверне»? – небрежно поинтересовался я.

– Она самая. Довольно симпатичный воробушек, только голос у нее был тоже воробьиный.

– А кто стоит за этой «Маленькой таверной»? – спросил я напрямик.

Бакли пожал плечами:

– Представьте себе, от нечего делать я это выяснил. Официальный ее владелец – Арт Галгано, но кто это такой – никому не известно. А фактически все дела в этом кабаке ведет Джек Клод. А почему вы спрашиваете?

– Вчера вечером я слышал, что там наверху есть рулетка и ставки очень высокие.

Бакли внимательно посмотрел на меня, потом покачал головой:

– Это болтовня. Игорных домов в нашем городе нет. Попыток-то было много, авантюристов, слава Богу, везде хватает, но комиссар каждый раз успевал прищемить им хвосты, прежде чем им удавалось снять сливки. «Маленькая таверна» открылась три года назад. Будь там рулетка, об этом давно было бы известно.

– Вы так считаете? А я был там только вчера, и один знакомый сказал мне, что наверху есть рулетка.

Бакли провел пальцем по мясистому носу. В глазах мелькнул интерес.

– Минуточку, минуточку. – Он задумчиво глядел на меня. – Ведь эта «Маленькая таверна» находилась на участке О'Брайена. А если он знал про рулетку, но помалкивал? Может, отсюда и денежки? А вы там часто бываете?

– Не скажу, чтобы часто, – ответил я. – Иногда.

– А вы могли бы выяснить наверняка, есть там наверху рулетка или нет? – Бакли всем телом подался вперед.

– Эй! – вмешался Джо. – Ну ты и нахал, приятель! С какой это стати Чес должен делать за тебя твою грязную работу?

Бакли с досадой отмахнулся:

– Да я же ничего не смогу узнать! Мне скажут ровно столько, сколько полицейскому. А он там, наверное, примелькался. Так почему бы ему мне не помочь, если он в принципе не против?

Пока они таким образом препирались, я быстро прикинул варианты.

– Если смогу, я это для вас выясню, – согласился я. – Я собирался ехать туда сегодня после обеда и, если что-то узнаю, сразу же вам позвоню.

Джо посмотрел на меня так, как смотрят на сумасшедшего, Бакли же радостно похлопал меня по руке:

– Вы настоящий парень. Могу сказать только, что «Инкуайерер» этой услуги не забудет. Когда в следующий раз ваши агенты придут просить место в газете, я позабочусь о том, чтобы ваша просьба была удовлетворена. – Он вытащил из бумажника визитную карточку и протянул ее мне. – Если меня не будет, спросите Джека Леммингса – он сделает все, что нужно. Если там действительно идет игра, мы поднимем страшный шум. Слушайте, а что, если мы заедем в редакцию и я дам вам фотоаппарат? Если бы вам удалось сфотографировать стол с рулеткой, их песенка была бы спета.

– Честно говоря, не представляю, как это можно сделать.

Он хитро прищурил глаз:

– Увидите этот аппарат – сразу представите. Он уместится у вас в петлице. Нужно только нажать на спусковую кнопку у вас в кармане, все остальное сделают объектив с пленкой. Если вы, Скотт, принесете нам фотографию стола с рулеткой, можете считать, что газета переходит в ваше владение.

– Будет за что.

Он похлопал меня по руке:

– Это я вам обещаю. Ну, раз решили, давайте сматываться отсюда. Поедем поговорим с моим боссом.

Я поднялся, но тут Джо схватил меня за руку.

– Постой, Чес, – взволнованно затараторил он. – Боюсь, как бы тебе там не надрали уши. Давай поедем вместе, а?

– Нельзя, Джо, – покачал я головой. – Двое – это уже целая толпа. Ты не беспокойся. Ничего там со мной не случится. Справлюсь.

– Конечно, справится, – поддержал меня Бакли. – Я, правда, готов держать пари, что никакой рулетки в этом кабаке нет, но уж если она там есть!.. Тогда кое из кого полетят перья, а уж комиссара мы уж как пить дать вытряхнем из мундира.

– Все равно, – стоял на своем Джо. – Я поеду с тобой. Может, двое – это и толпа, но, когда случается авария, в толпе как-то уютнее.

– Нет, Джо, – категорически отрезал я. – Скорее всего, мне не удастся попасть наверх. А уж если нас будет двое, все сразу станет ясно. – Я выскользнул из кабинки. – К тому же, возможно, днем там никто и не играет.

Джо упрямо пошел за мной:

– Я еду с тобой, Чес. Пусть даже мне придется подождать на улице.

Если я хочу добиться успеха, надо действовать в одиночку – тут двух мнений не было.

– Не нужно, чтобы ты там болтался, Джо, только будешь мне мешать. Я просто совмещу приятное с полезным.

– Так что, Джо, можешь пойти и утопиться, – поддакнул Бакли. – А у нас с коллегой работа. Иди, иди, поплещись в океанчике. – Он хлопнул Джо по плечу, потом взял меня под руку и быстро повел из бара к стоянке.

По дороге в «Инкуайерер» я спросил:

– А кто убил эту певичку Лэйн, полиции известно?

– Фамилии они еще не знают, – ответил Бакли. – Но вообще-то этот парень уже у них в кармане. У них есть его описание и отпечатки пальцев. Одно из двух: либо это псих, либо полнейший дилетант. Он оставил отпечатки везде, где только было можно. Его видели, когда он выходил от певички, видели около отеля «Вашингтон». Отпечатки в комнате Натли и в комнате девицы одни и те же. Судя по описанию, это высокий темноволосый малый, примерно вашего возраста. Достаточно видный. Лейтенант Уэст говорит, что они возь-мут его в течение суток.

Внутри у меня все оборвалось.

– Вот даже как? – пробормотал я, сосредоточенно глядя сквозь ветровое стекло. В который уже раз за эти дни у меня учащенно забилось сердце.

– Да. Они сейчас возят по городу девушку, которая его видела, надеются, что она узнает его на улице. А дальше совсем просто: они снимают отпечатки его пальцев, и не успеет этот несчастный понять, что к чему, как песенка его будет спета.

В «Маленькую таверну» я приехал чуть-чуть после двух. Стоянка была запружена машинами – мне с трудом удалось найти место.

Стоял типичный для Палм-Сити жаркий полдень, когда воздух словно застыл и ты мечтаешь хотя бы о легком ветерке, когда под рубашку набивается пыль и кожа начинает гореть, да и сам ты готов воспламениться по любому пустяку.

На большой террасе, заставленной множеством столиков, по-воскресному расфранченная публика занималась поглощением довольно обширного меню.

Я поднялся по ступенькам. Мое появление привлекло внимание разве что швейцара. Вчера при свете луны он показался мне достаточно импозантным, а сегодня в ярком сиянии солнца впечатление было совсем другое – уставший от жизни человек. Узнав меня, он поднес руку к козырьку и подтолкнул вращающуюся дверь.

Узнала меня и гардеробная девушка. На этот раз она даже не двинулась с места. Слегка шевельнув губами в улыбке, она тут же отвернулась. Мужчина без шляпы интересовал ее не больше, чем мужчина без рук или без ног.

Я подошел ко входу в бар и остановился. Там было полно народу. Мужчины наливались алкоголем, просаживали честно заработанные деньги, говорили нарочито громкими голосами. Все это делалось с одной целью: произвести как можно более благоприятное впечатление на блондинок, брюнеток и рыжеволосых, которых они привезли с собой.

40
{"b":"5914","o":1}