ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Изгнанник

Ирина Овсянникова (Эшли)

1

... Война в Таймранде длилась семь лет. Люди, маги, волшебные создания бились на смерть, и никто не хотел первым предложить мир. И пришел самый сильный маг, хранитель тайного знания, которое подвластно было лишь членам могущественного ордена, существовавшего с начала времен. Не встал он на сторону ни одной из армий, не стал поддерживать никого из противников. "Слишком мало места в мире для живых существ, слишком они разные, трудно им найти общий язык, оттого и воюют".

Так сказал мудрый маг и начал удивительный ритуал, о котором никто из живущих в Таймранде даже не слышал. Взял маг шесть камней: изумруд, рубин, сапфир, топаз, аметист и агат. И сказал: "Таймранд - зеркало, парящее в пространстве Вселенной". С помощью особого ритуала разбил он зеркало, и образовалось шесть осколков - шесть новых миров, шесть новых зеркал, где было много места всем жителям Таймранда. Отныне не было больше нужды воевать. Никто не нарушал чужих границ. Два зеркала - Изумрудное и Рубиновое - досталось людям, Сапфировое и Аметистовое - магам, Топазовое и агатовое - эльфам, гномам, феям и другим волшебным существам.

Мудрого мага прозвали демиургом - творцом миров, и его потомки до сих пор хранят тайные знания и обладают силой, намного превосходящей силу обычных магов. По зеркалам можно путешествовать, но лишь с разрешения Стражей - хранителей границ. Маги и волшебные создания могут делать это силой своего дара, а люди, славящиеся технологическими достижениями, создали ключи для путешествий по зеркалам. И настал мир в Таймранде...

- Что читаешь? Опять это старье?

Матушка всегда любила подкрадываться незаметно. Я вздрогнула и поморщилась. Признаться, за два года, что жила одна, от ее компании я успела отвыкнуть. Прослужив на благо родного зеркала, моя дорогая матушка - Верховный страж Омелия Эмерсон - ушла на покой и теперь нежилась на солнечных пляжах Рубинового зеркала - дружественного нашему мира.

- Люблю эту книгу, здесь такие интересные истории, - призналась я. - Про демиургов...

- Лэйла, дорогая, вечно ты летаешь в облаках.

Матушка неспешной походкой подошла к зеркалу и поправила новую модную прическу. Я как обычно невольно залюбовалась ей. Даже в этом возрасте Омелия была чудо как хороша. А уж когда наряжалась на какой-нибудь прием, так и вовсе никто не верил, что она моя мать. Даже странно, что после смерти отца она так и не вышла замуж...

- Тебе когда на службу? - спросила матушка, присаживаясь на диван рядом со мной.

Когда мама начинает задавать мне вопросы, на которые и сама знает ответы, это означает, что она готовится к неловкому разговору. Неловкому для меня...

- Через два часа, - ответила я, стараясь не показывать волнения. - Ты же знаешь...

- Лэйла, дорогая, я так рада за тебя!

Ну вот, началось...

- Анри - такой хороший мальчик, и умный, и красивый. Я так мечтала, чтобы вы были вместе, это прекрасно!

Мне захотелось зажать себе уши ладонями, чтобы не слышать этих восторгов. Нет, Анри и вправду замечательный. Он очень хороший друг, и я знаю его с детства, и наверняка лучшей партии для меня не найти... Но почему меня так раздражает, когда кто-нибудь говорит о нашем совместном будущем?

Наши родители всегда дружили и планировали соединить нас с Анри еще с детства. Сначала в шутку, а потом уже и всерьез. Сама не знаю, что нас подтолкнуло друг к другу. Может быть, вовсе не чувства, а желание угодить родным? Или просто привычка. Как сказал Анри: "Мы ведь все равно всегда вместе". Странно, но с того момента, несколько месяцев назад, когда мы оба решили перейти грань дружбы, не было даже нормального взрослого поцелуя...

- Ну чего ты хмуришься, Лэйла? - ласково спросила матушка, обнимая меня за плечи. - Анри - лучший вариант для тебя. Сама же видишь, ничего не складывается, а ведь тебе уже двадцать четыре года!

Последние слова матушка произнесла таким тоном, будто говорила о чем-то невыразимо ужасном.

- В этом возрасте у твоей сестры уже дочка родилась, - продолжала увещевать меня родительница. - Я считаю так: если уж у вас обоих ничего не сложилось на стороне, значит, судьба вам быть вместе.

Конечно... Наверняка, Анри так и подумал. Если уж нет ничего интересного, то и Лэйла сойдет...

- Я все понимаю, мама, - устало произнесла я, надеясь, что она отвяжется.

- Завтра ужин, не забывай!

Еще ужин этот! Мама договорилась с родителями Анри обсудить все детали предстоящей свадьбы, выбрать дату. Хорошо, хоть нас тоже пригласили, а то бы могли и перед фактом поставить. Что характерно, родители моего новоиспеченного жениха тоже пребывали в восторге от моей блистательной кандидатуры.

К счастью, от матримониальных мечтаний матушки меня спас звонок коммуникатора. Анри... Кто бы сомневался. Он сегодня дежурил, и ему срочно понадобилась моя помощь. Должна признаться, на службе мы с ним были отличной командой и всегда понимали друг друга. Будет ли то же самое в семейной жизни?

Дворец Стражей всегда поражал меня своей красотой и грандиозностью. Построенный из белого камня и украшенный изумрудами - символами родного зеркала - он сиял в свете огней ночного города. Я с детства слушала рассказы матушки о Стражах - хранителей границ между зеркалами.

Границы не закрыты. Существует торговля между зеркалами, да и путешественников много. Маги, эльфы, феи любят посещать человеческие зеркала, в которых волшебство успешно заменяется техникой. Все имеющиеся переходы между зеркалами ведут во Дворцы Стражей, где путешественников регистрируют и дают разрешение на пребывание - метка Стражей. Это непреложный закон, существующий со дня разделения, когда единое зеркало Таймранда разбилось на осколки. Люди никогда его не нарушают, ведь способностей не имеют, лишь ключи перехода, которые неизменно приводят к Дворцам. Но с волшебными созданиями дело обстоит гораздо сложнее. Они могут обходить Дворцы и путешествовать по зеркалам, как им вздумается. Отлавливать таких нарушителей - еще одна обязанность Стражей.

Сегодня, похоже, Анри удалось поймать нарушителя. Это значит, что нам предстоит нудная процедура оформления кучи документов с прошением об ограничении нарушителю магических способностей, а потом придется своими силами доставлять его в родное зеркало.

Анри встретил меня около комнаты для допросов. Высокий плечистый блондин с голубыми глазами, мечта девушек... Даже не сосчитать, скольким из них красивый Страж разбил сердца. Он всегда довольно легко относился к вопросам любви, и даже рассказывал мне откровенно о своих победах. Меня всегда это забавляло. Но однажды Анри признался, что на самом деле думает только обо мне. А потом началось все это безумие со свадьбой... Он мне нравится, правда... Но я не уверена, что это то самое чувство...

- Здравствуй, Лэйла, - с улыбкой сказал он, шагнул ко мне и прикоснулся губами к щеке.

Вот такими жестами и ограничивались наши любовные отношения. Анри говорил, что нам не нужно торопиться. А я, если честно, была не против.

В комнате для допросов я увидела не то, что ожидала - маленькая худенькая бабулька, завернутая в темное тряпье. Рядом стояла корзина с баночками, наполненными разноцветными жидкостями. На правом запястье нарушительницы красовался золотой браслет с изумрудами - ограничитель магии.

- На рынке стояла, торговала зельями, - сообщил Анри, усаживаясь напротив задержанной. - Метки стражей нет.

Я села рядом с ним, открыла папку с бумагами и приготовилась писать протокол.

- Ваше имя, зеркало и род занятий, - спросила я, рассматривая резвую старушку.

- Магда я, знахарка, - скрипуче ответила она. - Аметистовое зеркало.

- Знахарка? - переспросила я удивленно. - Откуда обычной знахарке известно, как по зеркалам скакать?

Старуха подняла голову и посмотрела на меня, отчего по спине побежали мурашки. Глаза у нее были абсолютно черными, без белков, а на правой щеке змеился коричневый причудливый узор.

1
{"b":"591615","o":1}