ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина взял меня за руку и увел с дорожки в тень деревьев, при этом осматриваясь по сторонам.

- Идем, это ненадолго, - прошептал он.

И мы пошли к забору, скрываясь за деревьями, словно воры.

- Вот здесь, еще чуть-чуть, - шептал Эрик.

Его голос дрожал от нетерпения. Мы подошли к забору, и я обнаружила, что в этой части сиреневые стебли не так кучно росли, а потому можно было разглядеть, что же находится дальше. Эрик схватился за один, из выступающих штырей, и заглянул в проем. Я поступила так же, так как меня уже снедало любопытство. За забором я увидела круглую дорожку, выложенную белыми камнями, а в центре нее – золотой фонтан. А даль виднелся большой двухэтажный дом с крышей из ярко-красной черепицы. И кто же, интересно, тут живет?

Некоторое время ничего не происходило. Мне уже наскучило тут торчать, а Эрик даже не шевелился, все ожидая чего-то. Наконец из дома вышла девушка. Мой спутник шумно вздохнул при этом, а глаза его заблестели. Незнакомка грациозно спустилась с лестницы и направилась к фонтану, постукивая каблучками. Юная, стройная, словно веточка, просто очаровательная. Длинные золотистые волосы рассыпались по плечам, а облегающее платье из шелка соблазнительно облегало фигуру. Настоящая красавица, нужно признать. Девушка улыбалась сама себе и что-то напевала негромко. Она подошла к фонтану и подставила ладошку под серебряные струйки воды.

Я слышала, как сердце Эрика бешено стучит. Его пальцы, сжимающие железный штырь, побелели. Я внимательно следила за выражением лица, когда он смотрел на девушку. Сначала было восхищение, а потом горечь и даже злость.

- Эрик, - шепотом позвала я.

Мужчина на секунду оторвался от созерцания красоты, а потом его взгляд вернулся обратно.

- Значит, это и есть Оливия?

С Эрика будто оцепенение спало. Он посмотрел на меня удивленно, а потом взял за руку и повел обратно к деревьям.

- Пора домой, - сказал он и в последний раз взглянул в сторону забора, за которым была она.

Мы вернулись в свое зеркало. Я думала, Эрик по обыкновению закроется, сбежит, но он не спешил уходить. Сидел на диване, уставившись в одну точку. А я не знала, как начать разговор. К моему облегчению, первым заговорил он.

- Откуда ты знаешь об Оливии?

- Ты звал ее, когда был без сознания, - честно ответила я. – И когда листала дело, тоже видела ее имя. Может быть, расскажешь, тебе станет легче…

- Я любил Оливию. Мне кажется, это было так давно, словно в прошлой жизни, - тихо заговорил Эрик. – Я встретил ее на одном из приемов и сразу понял, что пропал. Никогда не встречал более прекрасной девушки…

- Она ответила тебе взаимностью?

- Не сразу… Я долго за ней ухаживал, писал письма, присылал цветы, часами торчал у дома, надеясь увидеть хоть на секунду. Она была холодна со мной, но однажды все же сдалась под моим напором и согласилась встретиться. Я так долго ждал этого, так мечтал…

- Вы стали встречаться?

- Да… Я был очень счастлив. А потом моя жизнь рухнула.

- Что она сделала, Эрик?

- Оливия свидетельствовала на суде против меня. Она подтвердила слова Кирона о том, что мы с Рональдом были в ссоре, понимаешь? Она подтвердила этот бред! Говорила это все и смотрела мне в глаза…

- Эрик, это… ужасно, - только и смогла произнести я.

- Знаешь, пока торчал здесь, придумал ей сотни оправданий. Что ее заставили, что ей угрожали…

- Как можно заставить упрятать в тюрьму любимого человека? – едва слышно проговорила я.

Эрик не ответил. Он встал и поднял с пола папку с собственным делом, а потом кинул ее в огонь камина. Будто это помогло бы избавиться от прошлого… А эта Оливия, нежный ангелочек, вовсе не выглядела убитой горем от потери любимого мужчины. Или Эрик не был таким уж любимым?

- Лэйла… Прости, что втянул тебя во все это.

Эрик скрылся в своей комнате, а рано утром отправился на прогулку исследовать мир, ставший для него тюрьмой. В последующие дни мужчина немного оттаял, что меня очень радовало. Про Оливию мы больше не разговаривали.

Подходила к концу вторая неделя моего пребывания в этом необычном зеркале. Нельзя сказать, что меня это тяготило, даже наоборот. Мне не хотелось думать, что происходит у меня на работе. Я лишь надеялась, что Анри все уладил. Меня беспокоила только мама, но для нее я с помощью Эрика регулярно отправляла письма. Вот и сейчас я занималась тем, что придумывала скучные подробности несуществующей командировки.

- Мы можем проведать твою маму, Лэйла.

Эрик как обычно подкрался незаметно.

- Мы и так редко можем выходить, - возразила я. – Лучше разобраться со всем побыстрее.

- Знаешь, если все получится, реальность изменится, - сказал Эрик, присаживаясь рядом. – Окружающие забудут, что ты пропадала, и все проблемы исчезнут. Переживания мамы, неприятности на службе… Твоя жизнь вновь станет нормальной.

Нормальной… А нужна ли мне такая нормальная жизнь?

- И я обо всем забуду, да? – немного грустно спросила я.

- Не знаю, Лэйла. По всем законам Вселенной должна забыть, но есть ведь еще что-то большее в людях…

Эрик замолчал на несколько секунд, задумавшись о чем-то, а потом достал из кармана свернутый лист бумаги.

- Пора начинать ритуал поиска, - сообщил он.

Мужчина развернул листок, и я увидела то самое предписание о создании тюремного зеркала, подписанное загадочным магом-демиургом, подставившим Эрика.

- Видишь, рядом с подписью, светится…

Я повертела бумагу и, действительно, оказалось, что под определенным углом рядом с подписью мага будто круглая блестка прилеплена.

- Это подтверждение подлинности документа, а еще – личная печать мага-демиурга, по которой его можно найти, обладая определенными способностями.

- Которые, к счастью, у тебя имеются, - с улыбкой закончила я.

Эрик подмигнул, а потом взмахнул рукой, и лист бумаги завис в воздухе. Он побелел, засветился, а потом вдруг рассыпался мельчайшей белой пылью, которая переливалась в воздухе и кружилась. Я протянула руку, и одна пылинка медленно опустилась на кожу. Я почувствовала едва заметное покалывание.

- К утру все будет готово, - сказал Эрик.

А утром, спустившись в гостиную, я увидела, что Эрик стоит в этом облаке светящейся пыли, закрыв глаза. Он шумно дышал и время от времени бормотал что-то на непонятном языке. Я притихла, наблюдая, боясь помещать. Свечение вдруг погасло, а пыль превратилась в обычный пепел от сгоревшей бумаги, который медленно опустился на ковер. Эрик открыл глаза, встряхнул головой и произнес:

– Ну что ж, Кайл Сибил, пора нам познакомиться, наконец.

Кажется, ритуал поиска сработал.

10

- Даже не подумала бы, что у могущественных магов такой неприглядный штаб, - произнесла я, скептически рассматривая полуразрушенное деревянное строение, наполовину заросшее мхом

- Штаб? – с усмешкой переспросил Эрик. – Уверяю тебя, Лэйла, маги-демиурги, как никто другой, стремятся к роскоши и комфорту, поэтому собираться предпочитают во дворцах.

- Тогда что в этой дыре забыл Кайл Сибил? Или ты перепутал что-то?

- Думаю, здесь его убежище.

- Прячется от кого-то?

- Возможно, от мук совести.

Эрик вновь превратился в блондина для маскировки, и смотреть на него в таком облике было очень непривычно. Мы с ним находились сейчас на окраине магической столицы. Эрик подгадал время вылазки к сумеркам, как бывало и раньше, и я в очередной раз смогла полюбоваться светящимися шарами в небе. Сегодня было гораздо теплее, чем в другие дни, ведь в Аметистовое зеркало пришла весна. Воздух был наполнен непередаваемым ароматом распускающихся цветов. И вообще вся атмосфера была пропитана магией и какой-то тайной, заставляющей сердце сжиматься от предвкушения. Думаю, я бы вполне могла однажды поселиться в этом зеркале. Жаль, что я не родилась магом…

Я направилась к растрескавшимся дверям, но Эрик взял меня за руку и потянул в другую сторону. Мы обошли здание и обнаружили почти неприметную серую дверь, которая выглядела довольно новой в этих развалинах. Оказалось, это вход в подвал. Мы спустились вниз по железной винтовой лестнице и оказались в большой комнате с облезлыми каменными стенами, покрытыми плесенью. Эрик вскинул руку, и над нами зажегся огонек.

11
{"b":"591615","o":1}