ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джеймс Хэдли Чейз

Доминико

Глава 1

– Ты только посмотри на них! – Водитель трейлера плюнул в окно. – Я лучше подвезу прокаженного, чем кого-то из этой братии.

Гарри Митчелл переводил взгляд с одной обочины широкого шоссе на другую, оглядывая группки хиппи с мешками, рюкзаками, гитарами, терпеливо ждущих, пока кто-нибудь подвезет их на пару десятков миль.

– Дрянь! – фыркнул водитель. – Люди будущего! – Он презрительно хмыкнул. – Паршивые наркоманы, готовы за порцию героина перерезать горло собственной матери.

Гарри достал из нагрудного кармана мятую пачку сигарет и предложил ее водителю. Они закурили.

– Держу пари, тебя интересует, почему я предложил поехать со мной, – он взглянул на Гарри. – Я скажу тебе, в чем дело. Ты только что из армии. Я сразу отличаю тех, кто был там… как и я. Хотя и прошло много лет. Когда ты вернулся?

Гарри всматривался в черную ленту асфальта, исчезающую под колесами:

– Десять дней назад.

– Понятно, – водитель кивнул. – Я чувствую запах армии. Требуется время, чтобы он выветрился. Небось рад?

– Конечно.

– Да, – вздохнул водитель, – странная штука армия. Находясь там, клянешь ее на все лады, а уйдя, чувствуешь себя одиноким. Я знаю. Я испытал все это, когда вернулся из Кореи…

В тот день, проехав Дейтон-Бич, Сэм Бенч остановил трейлер у придорожной закусочной, чтобы съесть сандвич и запить его кружкой пива. Он направился в Оранджвилл за грузом апельсинов, чтобы потом отвезти их на северо-восток. У стойки сидел высокий блондин со светло-голубыми глазами. Они разговорились, и Бенч, узнав, что тот едет на юг, предложил подвезти его. Он не мог вспомнить, когда в последний раз подвозил кого-либо, но незнакомец ему понравился, и Бенч обрадовался, когда тот согласился.

– Ты едешь в Майами? – спросил он. – Я смогу подвезти тебя только до Оранджвилла. Оттуда до Майами еще сто тридцать миль.

– Я еду в Парадиз-Сити, – ответил Гарри. – Вы знаете этот город?

– Никогда там не был, но слышал предостаточно. Может, тебе лучше остановиться в Майами? Там посвободнее. А Парадиз-Сити – город для богачей. Тамошняя полиция не жалует таких, как мы. Или тебе обещали работу?

– Нет, но я что-нибудь найду. Мне говорили, что летом там нужны рабочие руки, – ответил Гарри. – Мне все равно, что делать. Лишь бы погреться на солнце да вдоволь накупаться.

– Послушай меня, – заметил Бенч. – После того как я высажу тебя в Оранджвилле, иди проселочными дорогами. Держись от шоссе подальше. Я понимаю, что ты можешь постоять за себя. Но если на тебя набросятся восемь или девять человек… – он взглянул на новенький рюкзак Гарри. – Вдруг им понравится твой рюкзак. Или часы. Если эти подонки чего-то хотят, они добиваются своего.

– Я это запомню, – нетерпеливо ответил Гарри.

Тяжелая рука Бенча опустилась на его колено:

– Даже лев не связывается со стаей шакалов. Я боюсь этого шоссе и с ужасом думаю о том, что случится, если у меня сломается машина. Я побывал во многих переделках, но при мысли о заглохшем двигателе или спустившем колесе у меня холодеет внутри. Эти мерзавцы набросятся на меня, как белые муравьи, и я ничего не смогу сделать.

Гарри резко повернулся к водителю:

– Неужели все так плохо?

– Да, – кивнул Бенч. – У моего приятеля полетела ось в двадцати милях от Оранджвилла. Он вез апельсины. Полицейские нашли его со сломанной ногой, переломами трех ребер и разбитой физиономией. А апельсины валялись по всей дороге. Они раздели его и взяли все деньги. Потом он провел в больнице шесть недель и продал трейлер. Сейчас он механик в гараже. Я повторяю: держись от шоссе подальше. – Он показал головой: – Смотри, вон они, – и прибавил скорость.

Пятеро юношей с грязными до плеч волосами, в засаленных джинсах и рубахах замахали руками при виде приближающегося трейлера. Когда они поняли, что поездки не предвидится, один из них выскочил на дорогу. Гарри напрягся в ожидании неминуемого столкновения, но Бенч искусно вывернул руль. Мелькнуло бледное, осунувшееся лицо, блестящие глаза с неестественно большими зрачками, послышались истошные вопли, булыжник шмякнулся о крышу и упал на асфальт.

– Видишь? Этот подонок пропитался героином. Он даже не понял, к чему это могло привести, – Бенч плюнул в окно. – Если бы навстречу шла машина, я бы в нее врезался.

– Разве полиция не патрулирует шоссе?

– Ну и что? Это свободная страна. Каждый имеет право идти по обочине, – лицо Бенча исказилось гримасой. – Стоит патрульной машине скрыться из виду, как они принимаются за старое.

– Парадиз-Сити примерно в ста милях от Майами? – Гарри сменил тему.

– Да, то есть в двухстах тридцати от Оранджвилла. Иди проселочными дорогами. Я дам тебе карту…

Еще через час Бенч свернул с шоссе и остановил трейлер.

– Тебе сюда, – он указал на узкую пыльную дорогу, вьющуюся среди зеленых полей. – Путь здесь длиннее, но, возможно, тебя подвезут. Фермеры часто ездят по этой дороге. Но все равно будь осторожен и смотри в оба. Опасность может подстерегать тебя в самом неожиданном месте. – Бенч протянул Гарри карту и индейскую дубинку: – Бери. У меня есть такая же. Она может тебе понадобиться.

– Благодарю, но я обойдусь, – отказался Гарри.

– Бери, – настаивал Бенч. – Откуда ты знаешь, что тебя ждет? – Он сунул дубинку в руку Гарри. – Ну, счастливо… Загорай и развлекайся.

Мужчины пожали друг другу руки.

– Спасибо, что подвезли меня. Я постараюсь найти вас, когда буду возвращаться. Месяца через два. – Гарри спрыгнул на землю, положил дубинку в рюкзак и забросил его за плечо.

– Конечно, – Бенч улыбнулся. – Я бываю здесь по понедельникам и четвергам. Спроси в Оранджвилле Сэма Бенча, и любой скажет, где меня найти. Я с удовольствием довезу тебя до Нью-Йорка.

Когда трейлер тронулся с места, Гарри прощально махнул рукой и быстрым пружинистым шагом двинулся по пустынной дороге. Пройдя пять жарких миль, он свернул к эвкалиптовой роще, сел под деревом и закурил. Согласно карте Бенча, дорога через десять миль раздваивалась. Левая ветвь вновь выходила на шоссе, правая вела в городок Литл-Оранджвилл и далее, через лес, в Йеллоу-Акрс. Гарри решил, что остановится там на ночлег.

Около часа дня он снова свернул с дороги, чтобы перекусить. Съев яйцо и сандвич и запив их теплой кока-колой, он уже собирался в путь, когда увидел приближающуюся машину.

Заметив Гарри, водитель увеличил скорость и лишь в самый последний момент нажал на тормоз. Открылись дверцы, и из кабины вылезли двое полицейских. Один из них, ростом выше шести футов, с красным мясистым лицом и маленькими глазками, подошел к Гарри. Другой, помоложе, такой же высокий и краснолицый, остался у машины, поглаживая рукоять пистолета.

– Кто ты и что здесь делаешь? – рявкнул подошедший полицейский с сержантскими нашивками на рукаве.

– Гуляю.

– Да? – взгляд сержанта скользнул по чистой рубашке Гарри, брюкам с безупречными стрелками, новым, хотя и запылившимся туристским ботинкам. – Как тебя зовут?

– Гарри Митчелл.

– Откуда ты?

– Из Нью-Йорка.

– Документы!

Гарри достал из нагрудного кармана демобилизационное удостоверение, водительские права, паспорт и протянул их сержанту. Тот внимательно просмотрел их и взглянул на Гарри:

– Только что вернулся? Десантник? – Неожиданно он дружески улыбнулся: – Держу пари, ты там поразвлекся, а?

– Я бы этого не сказал, – хмуро ответил Гарри. Ему не хотелось вспоминать о бессмысленно потраченных годах.

– Куда идешь?

– В Парадиз-Сити.

– Хорошенькое местечко. А почему пешком? Из любви к природе или из-за отсутствия денег? Или есть какие другие причины?

Бесконечные вопросы начали надоедать Гарри.

– А какое вам до этого дело, сержант? – огрызнулся он.

– Мы возвращаем назад всех тех, кто идет на юг без денег, – ответил полицейский.

– У меня есть двести десять долларов, – улыбнулся Гарри. – И мне нравится ходить пешком.

1
{"b":"5918","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Голодный дом
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Говорите ясно и убедительно
Самый богатый человек в Вавилоне
Последнее прости
Соблазни меня нежно (СИ)
Тёмные не признаются в любви
Если с ребенком трудно