ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сержант кивнул.

– В Парадиз-Сити тебя ждет работа?

– Нет, но я что-нибудь найду. Я не собираюсь оставаться там больше двух месяцев. Работа ждет меня в Нью-Йорке.

Сержант снова кивнул.

– Ты, возможно, мне не поверишь, но этот район не менее опасен, чем джунгли.

Гарри пожал плечами:

– Вы так думаете? Но ведь вы не были в джунглях, а я иду по этим дорогам второй день и не заметил ничего особенного. Мне кажется, вы сильно преувеличиваете. Честно говоря, я очень сомневаюсь в справедливости ваших слов.

Сержант вздохнул:

– Пару часов назад пятеро подростков, четыре юноши и девушка, зашли на ферму в шести милях отсюда. Они взяли трех цыплят и транзисторный приемник. На ферме было четверо взрослых мужчин. Они видели, как подростки свернули головы цыплятам, а девушка, зайдя в дом, вынесла оттуда приемник. Ни один из них не пошевельнул и пальцем. Они дождались, пока подростки уйдут, а затем позвонили нам. Я сказал, что они поступили правильно, не тронув этих подонков. Если я поймаю их, то буду говорить с ними с пистолетом в руке. Иначе они не поймут, о чем идет речь. Я ничего не преувеличиваю.

Голубые глаза Гарри сверкнули.

– Что же случилось с этой страной, пока меня не было? – спросил он то ли полицейского, то ли себя. – Почему взрослые мужчины боятся каких-то сопляков?

Сержант покачал головой:

– За три года многое изменилось. Наркотики. Ты не представляешь, на что способны эти типы, накурившись гашиша или сделав укол героина. А местные жители многое испытали на себе. Никому не хочется оказаться в больнице. Запомни это, десантник. Держись подальше от этой швали и не пытайся совершить что-нибудь героическое. Иначе испортишь себе весь отпуск. Ты же не хочешь провести пару месяцев на больничной койке, не так ли? – Он повернулся к напарнику: – Все в порядке, Джексон, поехали.

Кивнув Гарри, сержант залез в кабину. А тот задумчиво посмотрел вслед патрульной машине, пожал плечами, подхватил рюкзак и зашагал по узкой пыльной дороге.

Ярко-красные неоновые буквы «Вкусная еда», светящиеся в небе над главной улицей Йеллоу-Акрс, сразу же приковали внимание. Ниже расположилось небольшое квадратное здание с зашторенными окнами и верандой со столиками, единственный в городе ресторан-бар Тони Морелли, веселого толстяка итальянца. Лет двадцать назад Морелли случайно оказался в Йеллоу-Акрс, огляделся и понял, что маленькому фермерскому городку не хватает ресторана. Его заведение процветало, потому что готовил он вкусно и дешево и к тому же никогда не отказывался выслушать любой рассказ о горестях или радостях местных жителей. Когда умерла жена Морелли, на похороны явился весь город. Вот тогда-то Тони окончательно убедился, что его действительно любят. Сочувствие горожан помогло Морелли перенести утрату. Мария, его дочь, заменила мать, взяв на себя обслуживание посетителей, а он по-прежнему хозяйничал на кухне, у плиты.

С одиннадцати утра до трех часов дня жизнь в ресторане била ключом. Фермеры, приезжавшие в Йеллоу-Акрс, непременно заворачивали к Морелли, чтобы пропустить стаканчик виски или отведать знаменитых спагетти. Около восьми вечера ресторан пустел. Местные жители предпочитали ужинать дома, сидя у телевизора, но Морелли не закрывал свое заведение. Он любил компанию, и, если какой-то турист или водитель трейлера заглядывал в ресторан, его ждал радушный прием.

Гарри Митчелл пришел в Йеллоу-Акрс в половине девятого. Он немного устал, проголодался и мечтал о холодном пиве. Яркая неоновая вывеска заставила его ускорить шаг. Взбежав по ступенькам, он открыл дверь, вошел в зал и огляделся.

Ровные ряды столиков, каждый сервирован на четверых, на потолке – медленно вращающийся вентилятор, справа – бар и большое длинное зеркало. Пухлая девушка с белоснежной кожей и черными волосами сидела за стойкой и читала газету. Подняв голову, она увидела Гарри и ослепительно улыбнулась:

– Добро пожаловать в Йеллоу-Акрс. По-моему, вы не прочь чего-нибудь выпить?

– Это точно, – Гарри опустил рюкзак на пол. – Пожалуйста, пива, похолоднее и побольше.

Девушка достала из холодильника сразу запотевшую бутылку, открыла ее, налила кружку и пододвинула к Гарри.

Тот поднял кружку и взглянул на девушку:

– За свет в ваших глазах и солнце в вашей улыбке. – И осушил кружку до дна.

Никто не говорил Марии таких слов, и она зарделась от удовольствия:

– Благодарю.

Гарри поставил кружку на стойку и глубоко вздохнул:

– Отличное пиво. И главное, вовремя. Могу я выпить еще и, если не поздно, что-нибудь съесть?

Мария рассмеялась и вновь наполнила кружку:

– Здесь вас всегда накормят. Как насчет спагетти, свиной отбивной с жареной картошкой и яблочного пирога?

Брови Гарри поползли вверх. Он-то рассчитывал в лучшем случае на сандвич.

– Вы хотите сказать, что я могу все это съесть?

Мария подошла к небольшому люку в стене:

– Папа, у нас голодный гость.

В люке показалось полное, блестящее от пота лицо Морелли. Он взглянул на Гарри и одобрительно кивнул:

– Спагетти уже готовы. Десять минут на отбивную. Поджарить ее с луком?

Рот Гарри наполнился слюной. Он молча кивнул, и голова Морелли исчезла.

– Присядьте, – предложила Мария. – Пиво возьмите с собой.

Гарри наклонился, взял рюкзак, кружку пива, отошел к столику и сел.

– Так у вас всегда или только сегодня? – спросил он, кивнув на пустой зал.

– Почти всегда. К нам в основном приходят на ленч, но мы не закрываем ресторан до позднего вечера. Вы издалека?

– Из Нью-Йорка. У вас тут очень уютно. Я не ожидал ничего подобного. А вы не подскажете, где можно переночевать?

Мария улыбнулась. Незнакомец напоминал ей кого-то из кинозвезд. Ну, конечно, Пола Ньюмена. Те же светло-голубые глаза, такая же прическа.

– У нас есть комната. Три доллара. И вас накормят завтраком.

– Договорились, – кивнул Гарри.

В люке появилась большая миска, доверху наполненная дымящимися спагетти, обильно политыми томатным соусом. Мария поставила миску перед Гарри и поспешила к сервировочному столику, чтобы нарезать хлеб.

– Еду готовит ваш отец? – спросил Гарри.

– Да, – Мария принесла хлеб.

Она не могла оторвать глаз от Гарри: такие красивые мужчины встречались ей только в кино.

– Папа живет здесь уже двадцать лет. Я родилась в этом городе.

– Вам тут нравится? – Гарри отправил в рот первую порцию спагетти.

Из кухни донесся дразнящий запах жарящегося лука.

– Да, – ответила Мария. – По вечерам, конечно, скучновато, ни я, ни папа не пристрастились к телевизору. Но днем очень весело.

– Никогда не пробовал таких вкусных спагетти, – признал Гарри.

– Кушайте на здоровье. – Мария отошла к стойке и передала отцу слова симпатичного незнакомца.

Не успел Гарри покончить со спагетти, как на столе появилась свиная отбивная с горкой жареного лука и картофеля.

Отбивная по качеству ничуть не уступала спагетти и буквально таяла во рту. На тарелке осталось два или три кусочка, когда с улицы донеслись чьи-то торопливые шаги. Гарри положил вилку на стол.

Через мгновение дверь ресторана распахнулась. На пороге, тяжело дыша, стоял молодой человек лет двадцати шести, чуть ниже среднего роста, с темными волосами и загорелым лицом. Из глубокого пореза над правым глазом текла кровь, на скуле светился свежий синяк, рубашка была порвана, а белые брюки выпачканы в грязи. В левой руке он держал гитару, на плече висела сумка.

Он озирался по сторонам, как загнанный зверь. Заметив Гарри, беглец дрожащей рукой указал на темную улицу:

– Они гонятся за мной. Где мне спрятаться?

Неподдельный ужас в его глазах заставил Гарри подняться на ноги.

– Спрячьтесь за стойку и оставайтесь там, – сказал он.

Молодой человек обогнул бар и присел на корточки. Гарри сел, пододвинул к себе рюкзак и достал дубинку, подаренную ему Сэмом Бенчем. В этот момент из кухни появилась Мария и испуганно вскрикнула, увидев незнакомца, скрючившегося за стойкой.

2
{"b":"5918","o":1}