ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Пролог ==========

Кашляя и задыхаясь, я кое-как сумел отодвинуть тяжелую вагонную дверь, и высунул голову наружу, с наслаждением вдыхая чистый японский воздух. Обстановка, прямо скажем, не самая лучшая - основная часть состава потерялась, локомотив окутан густым дымом, но все равно несется, не сбавляя скорости. Однако во тьме и гнилушка светит, как гласит старинная русская поговорка, было и в этой картине радостное пятно - черная красавица “Импреза”, несшаяся чуть позади. Блин, оказывается, все это время рядом с поездом шла машина! Даже не знаю, каким словом это выразить…. Увидев меня, Сэйка прибавила газу - машина поравнялась с вагоном.

- Теппей… - Шарлотту уже откровенно шатало. - Мы что, теперь все умрем?

- Никто не умрет, - я с большой неохотой сунул голову обратно в вагон. - Значит так, девочки, надо уходить. Сейчас по одному будем прыгать в машину. Сильвия, ты первая, потом поможешь Шарлотте. Давай, не тормози.

За что люблю женщин с характером - так это за то, что они умеют правильно оценивать ситуацию. Коротко кивнув, блондинка встала на краю вагона, согнула ноги в коленях. Миг - и она полетела.

Точнее, это моему угорающему от дыма сознанию так почудилось. А если по правде, то принцесса просто сильно оттолкнулась от пола, и в невероятном прыжке преодолев пространство до автомобиля, ухватилась-таки за край открытого люка в крыше. Полы платья раздувались по ветру, как крылья, меч, видимо, сильно мешал, но Сильвия уверенно подтянулась, и мягко скользнула внутрь. Да уж, это вам не шубу в трусы заправлять….

- Теперь ты, - я подтолкнул Шарлотту в спину.

- Нет… - принцесса испуганно распахнула глаза. - Я не смогу…

- Сможешь, - я на секунду развернул ее лицом к себе. - Ты мне всегда доверяла, помнишь?

- Да, но…

- Все получится. Не прыгнешь - твой дворецкий нам обоим в могиле головы оторвет. Давай, не волнуйся.

Девушка часто закивала. В мою душу уже начали закрадываться смутные сомнения, но что уж тут поделаешь.

- Выкинь из головы страх. Наметь взглядом траекторию прыжка и то, за что будешь хвататься. Согни ноги в коленях. На счет “пять” - сильно оттолкнись ногами, и брось тело вперед, - повторил я все то, что слышал в свой первый раз. - Раз…

Поезд вдруг дернулся, и начал снижать ход. Лежащий в углу Халдман пошевелился.

- Три… Пять!

Обхватив принцессу поперек талии, я буквально выкинул ее поезда. Сильвия, уже без меча, до пояса скользнула в окно, и едва успела поймать подругу за руки. Ноги Шарлотты по инерции скользили в воздухе параллельно кузову машины, глаза были закрыты - она все-таки потеряла сознание. К сожалению, увидеть, чем все закончилось, я не успел. На спину обрушилась тяжесть, сильные руки обвили горло, а к виску прижался холодный ствол пистолета. Рассмеявшись прямо в ухо, Халдман потянул меня назад в горящую преисподнюю….

========== Глава первая: Когда теряешь родных ==========

Я стою на краю крыши, и задумчиво смотрю вниз. На мне специальный кожаный комбинезон - такие обычно носят военные летчики - на голове шлем. Довершают снаряжение трос, пристегнутый к моей правой ноге, и очки, сдвинутые на лоб. Мне никогда не было страшно, но сейчас душу почему-то грызут сомнения - наверное, потому, что я впервые выбрал самое высокое здание в городе. Раньше ограничивался шестнадцатиэтажками.

” - И не забудь, что в половине первого ты должен помочь нам с новым товаром! - напомнила мама, когда я был уже в дверях.

- Я приду”.

Вытаскиваю из кармана мобильник, и задумчиво кручу его в руках. Подарок на двадцатилетие - разумеется, от родителей. Кроме них мне никто ничего никогда не дарил. И вряд ли подарит в ближайшем будущем.

“- Кроссовки почистил? - сурово спросил отец, глядя на меня поверх газеты.

- Почистил.

- Куртка не грязная?

- Отстань от него, большой парень, сам знает, что к чему, - просит мама, и ласково прикасается губами к моей щеке. - Не забудь, ты обещал помочь”.

Над головой стремительно темнеет небо, внизу зажигаются многочисленные огни - зданий, машин, людей… Город Санкт-Петербург живет своей жизнью, и лишь я один стою сейчас на крыше, и готовлюсь совершить самый безумные прыжок в своей жизни. Мне плохо, как никогда, а Палестинец внутри меня советует развлечься привычным способом. Где же ты был раньше, гнида этакая…

“- Вы Алексей Петрович Кривоног? - сурово спросил меня полицейский в форменной одежде и с погонами майора на плечах.

- Я, - по спине пробежала едва заметная дрожь - обычная реакция, когда представитель власти называет тебя полным именем.

- Тысяча девятьсот девяносто шестого года рождения?

- А в чем дело?

- Вы только сильно не пугайтесь… - он показал две фотографии. - Лица знакомы?”

Вспомнив о чем-то, вытаскиваю из кармана две фотокарточки. На одной запечатлена разбитая машина, на другом - два мертвых тела, лежавших друг рядом с другом. На лицах запеклась кровь, но их все еще можно было узнать… Сжимаю зубы, и вытаскиваю из кармана спички. Я не курю, но в городе подобно нашему лучше это не афишировать, и носить с собой хотя бы такую мелочь. Тонкое пламя охватило обе фотографии, пепел посыпался на крышу.

“- Авария произошла сегодня, в десять тридцать утра. Неизвестный автомобиль выехал на встречную, и совершил лобовое столкновение с машиной ваших родителей. Виновник скрылся, но мы его ищем. Где вы были в это время?

Палестинец, который в это время тренировался с группой гопников в бое без правил, уходит от вопроса. А вот у меня подкашиваются ноги, я без сил привалился к стене. Перед глазами все поплыло…”

Через каких-то пятнадцать секунд от фотографий ничего не остается. Я спрятал спички в карман, отряхнул руки, и решительно надвинул на лоб очки. Встал на краю крыши, и вытянул руку с мобильным телефоном. Мысленно сосчитал до трех, и разжал пальцы. И тут же оттолкнулся ногами, бросив тело вперед.

У-х-х-х!

“- Опознание проведено успешно. Согласно протоколу, погибшие действительно являются Кривоног Петром Васильевичем и Кривоног Марией Александровной, оба тысяча девятьсот семидесятого года рождения. Распишитесь вот здесь, и пожалуйста, зайдите в мой кабинет - хочу задать вам пару вопросов”.

В ушах засвистел ветер, душа ушла в пятки, но я, раскинув руки в свободном полете, стремительно приближался к земле. Это было ни с чем несравнимое ощущение, нечто невообразимое, то, что сложно описать словами, то, что надо самому почувствовать… Я что-то заорал, и замахал руками, словно птица крыльями.

“- А между тем личность известного питерского экстремала до сих пор не установлена, - серьезным голосом сообщила телеведущая местных новостей. - Напомним, первое видео прыжка с крыши здания в центре Санкт-Петербурга выложил в Сети три месяца назад некий Палестинец. После этого количество роликов значительно увеличилось. Как сообщают очевидцы, герой не ограничивается одними лишь прыжками, зафиксировано несколько нелегальных заездов прямо на оживленной трассе, массовая драка в парке и даже заплыв в заливе. Кто такой этот Палестинец, и стоит ли его считать примером для подражания, разбирался наш специальный кореспондент…”

Земля стремительно приближалась, и надежды на то, что трос сейчас натянется, утаскивая меня обратно крышу, оставалось все меньше и меньше. Вытянув руки, я схватил мобильник, и закрыл глаза.

Родители мертвы….

И все пошло прахом.

В буквальном смысле.

****************

- То есть как это я не тот, кем себя считаю?

Меня бесит абсолютно все. Жилое здание, где расположилась скромная контора адвоката, идиотские картины на стенах, ну и, конечно же, этот японец. Господин Кейко Китагава - так он представился, войдя в кабинет через десять минут после меня. Говорит на чистом русском, но для меня это не доказательство. Самое странное, что адвокат тут же словно провалился под землю, оставив нас с японцем один на один.

1
{"b":"591807","o":1}