ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только когда они ушли, Феннеру наконец удалось встать на четвереньки и доползти до своего кресла.

Пола, сжавшись, сидела перед ним и тихонько плакала от унижения и ярости.

– Не смотри на меня, черт бы тебя побрал! Не смотри ты, слюнтяй!

Феннер, пошатываясь, прошел в небольшой туалетик рядом со своим кабинетом и умылся, прикладывая пригоршнями холодную воду к своему разбитому лицу, вода стекала в раковину, красная от крови. Потом все еще неуверенной походкой он подошел к навесному шкафу и достал начатую бутылку виски и два стакана. Голова его гудела, как колокол, а руки продолжали противно дрожать. Он было попытался налить виски в стакан, но больше расплескал. Потом плюнул на это занятие и сделал большой глоток прямо из горлышка. Обжигающая жидкость помогла ему собраться и обрести равновесие. Плеснув по паре унций в каждый из стаканов, Феннер вернулся в кабинет.

Пола все так же тихонько плакала в кресле, Феннер поставил перед ней стакан с виски.

– Выпей, малыш. Сейчас это тебе не помешает.

Она оторвала ладони от лица, посмотрела сначала на Феннера, потом на стакан с прозрачной желтой жидкостью и со злостью выплеснула ее ему в лицо. Потом вновь опустила голову и заплакала по-настоящему.

Феннер достал свой окровавленный платок и вытер лицо. Потом он сел в кресло и закурил.

Так они сидели молча несколько минут. Феннер чувствовал себя отвратительно. И не столько от боли в затылке и от саднившего лица, сколько от вида плачущей перед ним девушки, за которую был в ответе.

Пола перестала плакать.

– Ты вот пыжишься, строишь из себя супермена. Не смог справиться с двумя подонками. Испугался их пушек. О Дэйв, ты стал размазней. Наложил в штаны перед этими…, дешевыми вонючими ублюдками. А я-то думала, что ты – настоящий мужчина и можешь постоять за себя и за меня. Нет, Дэйв Феннер, с меня хватит.

Она в ярости колотила своими маленькими кулачками по диванной подушке, а потом вновь расплакалась.

– О Дэйв, ну как ты им позволил лапать меня?

Феннер сидел с каменным лицом. Его глаза превратились в кусочек льда.

– Ты права, маленькая. Я слишком долго ловил мух. Он решительно встал из-за стола.

– Не разыскивай меня пару дней. Успокойся. Больше они сюда не сунутся. Жди звонка. А впрочем, закрой контору и отдохни дома.

Он рывком открыл ящик и взял свой излюбленный полицейский кольт специальной конструкции.

Не оборачиваясь, он вышел из кабинета, хлопнув дверью.

Через чае, переодетый в чистый костюм и рубашку, Феннер ехал в такси к центру города. Движение в этот вечерний час было очень интенсивным, и машина с трудом пробивала себе путь. Феннер сосредоточенно смотрел перед собой, и только крепко сжатые кулаки выдавали его чувства.

Такси свернуло с шумной Седьмой авеню и выехало на одну из боковых улочек. Через несколько минут оно остановилось. Феннер бросил таксисту доллар и вылез из машины. Пройдя несколько десятков метров по тротуару мимо дерущихся ребятишек, он поднялся по ступенькам обветшавшего дома и позвонил. Дверь открыла старая, потасканная, неопрятная женщина, которая подозрительно уставилась на него, не приглашая войти в дом.

– Кайк дома? – коротко спросил детектив.

– А кто его спрашивает?

– Скажи, его хочет видеть Феннер.

Старуха сняла цепочку и открыла дверь пошире.

– Осторожнее, мистер, тут темно. Не сломайте себе шею, – предупредила она. – Айк сегодня на взводе.

Феннер поднялся по грязным, обшарпанным ступенькам, морща нос от запаха пищи и грязи, и постучал в дверь. Возбужденные голоса за нею разом смолкли. Дверь открылась, и на пороге появился худощавый мускулистый парень с нездоровым блеском в глазах.

– Чего нужно? – не очень-то дружелюбно спросил он.

– Скажи Айку, что пришел Феннер. Парень закрыл дверь и кого-то о чем-то спросил. Потом дверь вновь открылась, и он кивнул Феннеру:

– Заходите, мистер Феннер, Айк вас ждет.

Айк Буш сидел за столом с четырьмя другими мужчинами, каждый из которых с честью бы украсил витрину полицейского розыска. Они играли в покер.

Феннер прошел в комнату и остановился позади Буша. Остальные искоса взглянули на него, продолжая игру. Буш сосредоточенно изучал свои карты. Это был огромный массивный мужчина с кирпичным лицом и рыжими кустистыми бровями, в глубине которых прятались крошечные поросячьи глазки. Карты в его толстых пальцах выглядели как костяшки домино.

Несколько минут Феннер молча наблюдал за игрой. Потом он наклонился и шепнул в мясистое ухо Буша:

– Ты рискуешь надолго остаться без партнеров. Буш опять уставился в свои карты, потом сплюнул на пол. Он с грохотом отодвинул стул, с раздражением бросил карты на стол и встал. Феннер прошел за ним в смежную комнату.

– Что тебе от меня нужно? – недовольно прорычал он.

– Двух пуэрториканцов, – спокойно произнес Феннер. – Одеты в черные похоронные костюмы, белые рубашки с блестящими галстуками. Черные квадратные туфли и широкополые шляпы. Небольшого роста, коренастые. У каждого в кармане по стволу.

– Не знаю таких, – покачал головой Айк. – Это, должно быть, чужаки.

Феннер холодно посмотрел на него:

– А ты узнай, и чем быстрее, тем лучше. Мне не терпится с ними потолковать.

Айк пожал могучими плечами:

– Почему такая спешка? Что они тебе сделали? Феннер повернул голову и показал пальцем на глубокую ссадину на скуле.

– Эти два подонка ворвались в мою контору, оставили мне этот автограф и смылись. Ты знаешь, я таких вещей не прощаю. Айк вытаращил глаза:

– Ну, скоты. Подожди.

Он прошел к телефону и набрал номер. Долго полушепотом говорил с кем-то, потом повесил трубку и взглянул на Феннера.

– Ну что, выяснил?

– Да.

Айк озадаченно потер щетину на подбородке тыльной стороной ладони.

– Они появились в городе пять дней назад. Никто не знает кто они и откуда. Вот адрес. Сняли меблирашку. Похоже, при деньгах, но никто не знает, на чем они их делают.

Феннер протянул руку и взял бумажку с нацарапанным на ней адресом. Потом рывком встал.

Айк угрюмо посмотрел на него.

– Хочешь достать их? – спросил он. – Может, дать тебе пару моих парней?

Феннер усмехнулся, но глаза его оставались холодны.

– Нет, не надо. Это мое личное дело, – сквозь зубы произнес он.

Айк взял со стола бутылку без наклейки и вопросительно посмотрел на Феннера:

– Может быть, выпьешь на дорожку?

Феннер отрицательно покачал головой. Он одобрительно похлопал Айка по плечу и вышел. Такси еще стояло на улице. Шофер выглянул и приветливо помахал Феннеру.

– Подумал, что это вряд ли ваш дом, – сказал он, улыбаясь. – Поэтому решил подождать. Куда поедем? Феннер открыл дверцу.

– Далеко пойдешь, парень. Наверное, учился заочно?

– Дела идут туго, – серьезно ответил таксист. – Приходится вертеться. Так куда двинем?

– Остановишь по ту сторону Бруклинского моста. Дальше я дойду пешком.

– Кто-то вам здорово подкинул, – сказал шофер, косясь в зеркало.

– Нет. Случайно наткнулся на столб, а может быть, на кулак. В темноте не разобрал. Собираюсь представить иск мэру за плохое освещение улиц.

Когда они пересекли Бруклинский мост, уже стемнело. Феннер прибавил пару долларов доброжелательному таксисту и вошел в ближайший бар. Он заказал сандвич и двойную порцию виски. Когда девушка принесла заказ, он показал ей адрес и спросил, где находится эта вилла. Она с трудом отыскала ее на карте города. Покончив с сандвичем, Феннер запил его еще одной порцией виски, заплатил по счету, дав официантке щедрые чаевые и вышел из бара. Сейчас он чувствовал себя вполне сносно, а клокотавшая в нем ярость придавала силы.

Через десять минут он был на месте. Нужная ему вилла находилась на углу. Свет в ней был потушен, и изнутри не раздавалось ни звука. Феннер осторожно открыл железную калитку, стараясь не скрипеть, и пошел по посыпанной гравием дорожке, настороженно вглядываясь в темные окна. Потом он обошел мрачную двухэтажную коробку вокруг. Одно окно на первом этаже было приоткрыто. Он посветил фонариком внутрь комнаты. Она была пуста. Через мгновение он был внутри.

6
{"b":"5919","o":1}