ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осторожно открыв дверь комнаты, он оказался в маленьком холле, из которого наверх вела узкая винтовая лестница. Феннер вытащил кольт и начал медленно подниматься по ней на второй этаж. Лицо его было напряжено и каждый мускул тренированного тела был готов к мгновенной реакции.

На лестничной площадке он остановился и потянул носом. Он уловил неприятный запах, который ему что-то смутно напоминал.

Феннер в нерешительности остановился перед тремя дверями, потом осторожно повернул ручку средней двери и вошел в комнату. Неприятный тошнотворный запах усилился. У него появилось ощущение, как будто он оказался в лавке мясника. Феннер нащупал выключатель на стене и включил свет.

Он был в богато меблированной пустой комнате. Не опуская пистолета, он повернулся и закрыл комнату на ключ. Это была дамская спальня. На низком трюмо стояли обычные атрибуты дамского туалета. На небольшой кровати лежала кружевная ночная рубашка. Феннер подошел к белому полированному гардеробу и открыл дверцу. На вешалке висел один-единственный костюм – костюм Мэриан Дэйли, в котором она приходила в его контору.

Феннер задумчиво дотронулся до него, пытаясь воссоздать образ своей таинственно исчезнувшей клиентки. Потом он снял его и вместе с вешалкой бросил на кровать. Пружинящим шагом он подошел к комоду и выдвинул верхний ящик. В нем лежала строгая шляпка мисс Дэйли. В другом ящике он обнаружил дамское белье, чулки и туфли. Все это он тоже сложил на кровати. Предчувствуя неладное, Феннер стал лихорадочно открывать ящички трюмо и увидел в одном из них ее сумочку. Он вытряхнул содержимое сумочки на кровать, но, не найдя ничего необычного, ощупал ее изнутри. На дне под отпоровшейся подкладкой он обнаружил маленькую записку и с интересом прочитал ее. Размашистым женским почерком было написано:

«Ки Уэст.

Дорогая Мэриан,

Не беспокойся, Нулен обещал помочь мне. Пайо еще ничего не знает. Думаю, что теперь все образуется».

Записка была без подписи.

Феннер аккуратно сложил ее вчетверо и спрятал в портсигар. Он сел на кровать и задумался. Ки Уэст и двое пуэрториканцов. Кое-что начинало вырисовываться. Он встал и еще раз систематично обыскал комнату, но больше не нашел ничего интересного. Потом он открыл дверь и вышел в коридор. Теперь он решил осмотреть комнату слева. Его фонарик выхватил белую раковину и ванную и скользнул по облицованным кафелем стенам. Бьющий в нос запах заставил его поморщиться. Убедившись, что шторка на окне плотно задвинута, Феннер включил свет.

Ярко освещенная просторная ванная выглядела как разрубочная какого-нибудь мясного павильона в конце рабочего дня. Стоявшая у стены ванна была покрыта окровавленной простыней. Стены и пол были также забрызганы кровью. Около ванны стоял низкий стол, вокруг которого образовалась липкая лужа. На нем лежало что-то, накрытое пропитавшимся кровью полотенцем.

Феннер стоял как вкопанный, с побелевшим лицом. Через силу он сделал шаг вперед, подцепил дулом пистолета край полотенца и отбросил его. Нежная белая рука соскользнула со стола и скатилась на пол к его ногам.

Феннер почувствовал, как струйка холодного пота стекает между его лопаток. Он судорожно сглотнул, внимательно глядя на руку, не в силах заставить себя дотронуться до нее. Ладонь была длинная и узкая с аккуратно наманикюренными ногтями. Несомненно, это была женская рука.

Слегка трясущимися пальцами он закурил сигарету и сделал глубокую, затяжку, чтобы прогнать тошнотворный запах смерти. Потом он подошел к ванне и отбросил простыню.

Феннер был не из слабонервных. Несколько лет он проработал репортером в отделе криминальной хроники одной из центральных газет и за это время насмотрелся всякого. Насилие и неожиданная смерть не шокировали его. Они стали для него лишь темой броского заголовка к его очередному сенсационному репортажу. Но представшая его взгляду картина потрясла даже его, и тем более, что он знал эту девушку. Всего несколько часов назад она обратилась к нему за помощью.

На белой нежной спине изуродованного трупа явственно проступали виденные им уже сегодня кровоподтеки.

Феннер опустил край простыни и вышел из ванной. Он поскорее закрыл дверь и обессиленно облокотился на нее. Он бы многое сейчас отдал за добрый глоток виски. Постепенно он оправился от шока, вытер вспотевшее лицо платком и прошел в спальню, оставив дверь приоткрытой.

Гроссет должен обязательно знать об этом. Этих двоих садистов необходимо остановить как можно быстрее. Итак, они все же убили ее. Теперь им нужно избавиться от трупа. Они обязательно вернутся. Что ж, подождем. Пока он раздумывал, стоит ли позвонить Гроссету, снаружи раздался визг тормозов остановившейся у дома машины. Потом хлопнула дверца. Феннер замер, прислушиваясь, держа пистолет наготове. Через приоткрытую дверь спальни ему хорошо была видна входная дверь и большая часть холла.

Вскоре там обозначились две коренастые фигуры. Щелкнул выключатель, и Феннер увидел уже знакомых ему пуэрториканцев.

Они стояли в напряженных позах, прислушиваясь. Потом они обменялись понимающими взглядами, и старший что-то невнятно сказал младшему по-испански. Тот поставил чемодан на пол и стал быстро подниматься вверх по лестнице.

И тут он заметил Феннера и мгновенно сунул руку в карман. Феннер сжал зубы и с ненавистью выстрелил в него три раза. Звук был такой, как будто в доме взорвалась бомба. Пуэрториканец переломился пополам и покатился вниз по лестнице.

Не давая второму опомниться, Феннер выскочил из спальни, перемахнул через низенькие перила и «солдатиком» прыгнул на опешившего пуэрториканца, как пловец с вышки.

Тот стоял с отвисшей челюстью, как парализованный, и лишь его рука инстинктивно скользнула к бедру.

90– килограммовая масса Феннера обрушилась на него как кузнечный молот, и они оба упали на пол, пуэрториканец снизу. Он лишь тонко пискнул и затих. Феннер тоже был оглушен столкновением. Пистолет вылетел из его рук, но он ему уже был не нужен. Он поднялся над неподвижно лежавшим пуэрториканцом и пошевелил его ногой. По неловкому положению его головы он понял, что тот мертв. У него были сломаны шейные позвонки.

Феннер опустился на колено и пошарил в его карманах, но не нашел ничего интересного. Он открыл один из чемоданов. Он был пуст, но пятна крови свидетельствовали о том, что гангстеры выносили тело убитой девушки по частям.

Феннер поднял свой пистолет и осторожно поднялся по лестнице, чтобы взглянуть на второго пуэрториканца, который бесформенной грудой лежал в углу на повороте лестницы, оскалив зубы, как дохлая бешеная собака. Обыск его карманов тоже ничего не дал. Феннер брезгливо вытер руки платком, как будто прикоснулся к падали. Нужно было поскорее уходить из этого страшного места. Он спустился в холл, выключил свет и вышел во двор.

Машина с включенными фарами стояла у дома. В ней никого не было. Феннер осторожно выскользнул за ограду и пошел по улице, стараясь держаться в тени. Он расслабился, лишь смешавшись с толпой на Фултэн-стрит.

В такси по пути в контору Феннер обдумал план дальнейших действий. В его кабинете горел свет. Держа руку на рукоятке пистолета, он повернул ручку двери и вошел.

Пола сидела в кресле у телефона. Она вскинула голову, как бы очнувшись ото сна.

– Почему ты не поехала домой? – спросил Феннер.

Она показала на телефон.

– Она могла позвонить, – сонно сказала Пола. Феннер устало уселся рядом с ней.

– Дэйв, я хотела извиниться…

– Не будем об этом, – прервал он ее и погладил по руке. – Я тебя не виню. Я сам был хорош. За это время кое-что произошло. Эти два подонка захватили девушку и убили ее, а труп разрезали на куски. Но теперь они мертвы. Я прикончил их. Подожди, не перебивай. Полицию в это дело вмешивать нельзя. Теперь это касается только меня и тех, кто все это затеял. Эти дешевки лишь исполнители. За веревочки дергает кто-то другой. Взгляни на это.

Он протянул Поле записку, найденную в сумочке Мэриан. Пола прочитала ее и вопросительно взглянула на Феннера.

7
{"b":"5919","o":1}