ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я допил свой хайбол и сделал знак китайцу принести мне следующий; он наблюдал за нами с легкой усмешкой на желтом лице. Он подошел, поставил передо мной полный стакан, забрал пустой и удалился.

– Должен признать, ты очень хорошо себя вела. Я бы не удивился, если бы ты устроила визг при виде трупа.

– Оставим это без комментариев, – сухо сказала Элен. – Я не так глупа, как ты пытаешься изобразить.

Но я почти не слушал ее, поскольку всем моим вниманием завладел мужчина, появившийся из-за угла, где, не видные с нашего места, стояли другие столики. Он был высокого роста и сложен как чемпион по боксу. Густые брови сходились над широким носом, мрачное, угрюмое лицо было загорелым и холодно-безразличным, как у игрока в покер. Он был одет в сине-белую клетчатую куртку и желтовато-коричневые брюки, а в руке держал светло-коричневую шляпу с широкими полями.

С улицы в распахнутые окна ресторана ворвался вой сирен. Некоторые посетители подскочили к окнам посмотреть, что за суета.

– Не оборачивайся, – быстро сказал я Элен, – но наш приятель в клетчатой куртке здесь. Он как раз выходит. Я пойду за ним, а ты еще посиди. Встретимся в отеле. Идет?

Она открыла сумочку, достала ключ зажигания и сунула его мне:

– Тебе может понадобиться машина. Я возьму такси. – Мне вновь пришлось отдать должное скорости ее соображения.

Мужчина в клетчатой куртке направлялся к выходу. Я встал и подошел к кассе. Китаец бесстрастно посмотрел на меня.

– Пойду посмотрю, что там за шум, – сообщил я и бросил на прилавок пятидолларовую купюру. – Сдачу отдайте даме.

– Слушаюсь, сэр.

Раздвинув бамбуковую занавесь, я вышел на лестничную площадку. Человек, которого я преследовал, задержался между дверьми на улицу; я наблюдал за ним сверху. Когда он вышел и пошел прочь от здания, которое проверяла полиция, я сбежал вниз, прыгая через две ступеньки, и вылетел наружу как раз вовремя, чтобы увидеть его исчезающий во тьме силуэт.

Я кинул взгляд на «скорую помощь» и три патрульные машины. У входа полукругом выстроилась толпа людей, и два копа пытались не подпустить их ближе к зданию, слишком озабоченные этой задачей, чтобы обратить на меня внимание.

Я пристроился за мужчиной, только что покинувшим ресторан. Он шел быстро, направляясь к стоянке, на которой я оставил свой «бьюик».

Он шагал, засунув руки в карманы, сдвинув шляпу на затылок и ни разу не оглянувшись. Идя позади него, я думал: интересно, что он делал в том ресторане. Был ли он в офисе Денни? Может, это он убил управляющего? Может быть, он нас заметил, забежал в ресторан и позвонил в полицию, чтобы мы попались. Это были всего лишь догадки, но сама идея показалась мне правдоподобной. Но кто та женщина, которая выбежала из прохода? Была ли она каким-то образом замешана в убийстве?

Высокая, широкоплечая фигура впереди меня задержалась у входа на стоянку и оглянулась. Я еле успел прижаться к стене. С уверенностью могу сказать, что этот тип меня не заметил. Войдя в широкие ворота, он пропал из виду. Я пустился бежать и прыжков за десять достиг ворот. Стоянка представляла собой обширный пустырь, окруженный высоким деревянным забором, никак не освещенный и никем не охраняемый. За забором стояла кромешная тьма.

Тип в клетчатой куртке исчез, но я знал, что он здесь. Забор был слишком высок, и я бы услышал, вздумай он его перелезать. Я решил, что он либо ищет свою машину, либо знает, что я за ним иду, и выжидает, что я стану делать. Допуская с большой вероятностью, что он только что совершил убийство и не остановится перед другим, я чувствовал себя не очень здорово.

Я вытащил револьвер из кобуры и, сняв с предохранителя, сунул его в карман. Несколько минут я стоял во мраке, уверенный, что он меня не видит, и пытаясь увидеть его. Время шло, и во мне крепла уверенность в том, что он меня заметил и теперь где-то подстерегает. Я пошел вдоль забора, держась в тени и напрягая взгляд в поисках незнакомца.

Я разглядел лишь шесть машин, стоявших в ряд посреди пустыря, и какое-то время пристально смотрел на них, пытаясь уловить какое-нибудь движение, но безрезультатно. Я стал двигаться дальше и, завидев машину, каждый раз останавливался и наблюдал. Таким образом я развлекался уже минут пять и весь обливался потом, как вдруг вход на стоянку снаружи осветили фары, озарив пустырь, как новогоднюю елку. Я бросился на землю, озираясь по сторонам. Парня в клетчатой куртке нигде не было видно.

Машина подъехала, фары погасли. Из нее вышли парень с девушкой и поспешно направились назад к выходу. Я услышал, как девушка взволнованно говорит:

– Вот это да, убийство на Четвертой улице! Как ты думаешь, мы увидим тело?

– Приложим все усилия, – ответил парень, взял ее за руку, и они побежали.

Я посмотрел им вслед и выпрямился. Этому типу в клетчатой куртке как-то удалось меня перехитрить. Наверное, он перелез через забор, а я не услышал. И тут же я подумал: а что скажет Элен? Мне не улыбалась перспектива сообщить ей, что я позволил ему ускользнуть. Мне хотелось сохранить ее иллюзии о том, что я очень ловкий следователь.

Кляня себя, я повернулся к выходу и быстро пошел мимо шести машин, рядком припаркованных посреди стоянки. Дойдя до третьей, я услышал тихий свист откуда-то сзади. Я застыл, будто уткнувшись в кирпичную стену, обернулся и впился взглядом в темноту, стараясь не дышать, чтобы лучше слышать. Я сообразил, что стою на открытом месте и представляю собой превосходную мишень для меткого стрелка.

Уже готовый упасть на землю, я услышал позади слабый шорох. Поворачиваясь, я сунул руку в карман за револьвером.

На меня ринулась широкоплечая темная фигура. В грудь ударил кулак, сбивая меня с ног. Я выхватил револьвер, но тут из тьмы просвистел другой кулак и угодил мне в челюсть.

Я взмыл в небо, полное звезд и ярких огней.

Когда я вернулся в номер, Элен мерила шагами спальню. Бросив взгляд на мое разбитое лицо и грязную одежду, она подбежала ко мне, широко распахнув глаза:

– Стив, что случилось? Тебя избили? Я криво улыбнулся: это было лучшее, что я сейчас мог сделать, и мне было очень себя жалко.

– Все нормально, – ответил я, садясь на кровать. – Ты взяла с собой ту бутылку скотча, что я припрятал? Она бы мне сейчас очень пригодилась.

Она подлетела к чемодану, достала бутылку, побежала в ванную и вернулась со стаканом, до середины наполненным драгоценной жидкостью.

– Ты справишься, дорогой?

– Меня нужно убить и похоронить, чтобы я не справился со стаканом виски, – ответил я. – Не волнуйся, милая, со мной все в порядке. – Я отпил скотча, отставил стакан и потер припухлость на челюсти. Слава Богу, все зубы были целы. – Вот сейчас, – горько заметил я, – ты видишь перед собой молокососа номер один!

– Значит, ты его упустил? – сказала Элен, присев рядом со мной. – Но ведь даже лучшим детективам не всегда удается схватить свою добычу.

– Да не упустил я его, если бы так! Я позволил ему себя обнаружить. Я пошел за ним на стоянку. Там было темно, как в чулане, и он исчез. Я все обыскал, но его не нашел. Потом приехала машина и осветила все вокруг, и все равно я его не увидел. В это время он конечно же сидел скрючившись позади машины и надеялся, что я подумаю то, что я и подумал, а именно что он ушел. А когда я уходил оттуда, упав духом, он выскочил откуда ни возьмись и стукнул меня. – Я подвигал туда-сюда челюстью; она хлябала. – У него удар, как у кузнечного молота, а бьет он быстро, словно молния. Мне понадобилось не менее получаса, чтобы прийти в себя, и еще десять минут, чтобы эта штука, которую я прежде в шутку называл мозгами, снова заработала. Он обшарил мои карманы, раскидал мои вещи на все четыре стороны и удрал. – Я сделал еще один глоток и почувствовал себя не таким уж трупом. – Теперь ты знаешь, за кого вышла замуж: за простака, который нарывается на удар и далеко не такой хороший детектив, как он про себя думал.

– Стив, что у тебя было в бумажнике?

10
{"b":"5920","o":1}