ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я обтер лицо промокшим платком.

– Ну давай выкладывай. Ты знаешь, где они?

– Разумеется, знаю. Они выступают в театре «Палас» в Виллингтоне.

– Ты уверена? – прорычал я. – Ты ничего не выдумываешь?

– Вполне уверена.

– И как же ты об этом узнала?

– Полистала «Варьете». Я вспомнила, что обычно артисты дают объявления о том, где будут выступать в следующий раз, вот в журнале я об этом и прочла. Честное слово, я пыталась с тобой связаться, но, судя по всему, тебе пришлось здорово побегать.

– Очень жаль, что твоя голова не заработала прежде, чем мы расстались, – заметил я, призвав на помощь все оставшееся чувство собственного достоинства.

Глава 4

Пока я не жалея ног все утро мотался по городу, Элен не так уж и бездельничала. Выяснив, где выступают Сьюзен Джеллерт и Денни, она выспросила у портье, как лучше всего доехать до Виллингтона, купила карту того района, упаковала наши вещи, заплатила по счету, позвонила в единственный отель Виллингтона и забронировала номер на эту ночь.

Судя по всему, Виллингтон был провинциальным городком в ста двадцати милях от Лос-Анджелеса, и Элен предположила, что если мы выедем сразу после обеда, то успеем попасть на вечернее представление в театре «Палас». Я был слишком занят едой и питьем, чтобы рассказывать ей о том, что обнаружил, но, как только мы сели в «бьюик» и поехали по Фигуэр-стрит, я выдал ей подробное описание своей встречи с Мосси Филлипсом.

– Близнецы! – воскликнула она, когда я закончил свою повесть. – Вот теперь-то я дам волю своей фантазии! Стив, возможно, это ключ к делу. Я не утверждаю, что это так, но здесь может быть подмена.

– О Господи! Не запутывай дело еще больше. Мы еще даже не видели Сьюзен, а Коррин вообще в Южной Америке.

– Мы этого точно не знаем, но ведь правда, было бы здорово туда съездить? Мне всегда хотелось побывать в Южной Америке. Говорят, там потрясающие мужчины.

– Может быть, ты лучше будешь смотреть на дорогу и дашь своему мужу немного поспать? – предложил я. – Ты сиднем просидела все утро, но я-то нет, и, кроме того, по-моему, я переел за обедом.

– Чудесно, милый, давай поспи, – сочувственно сказала она. – Мне только что пришла в голову одна мысль. Если в ней что-то есть, я тебя разбужу.

– Побереги ее до Виллингтона, – попросил я и закрыл глаза.

Может быть, минут десять я и подремал, но могу поклясться, что не дольше, когда Элен меня разбудила.

– Моя идея – настоящая сенсация! – заявила она, проскочив в миллиметре от грузовика: водитель высунулся из кабины и выкрикивал в ее адрес оскорбления, пока не исчез за поворотом, но Элен даже не заметила, что чуть не врезалась. – Ну же, милый, проснись же, это очень важно, может быть, я нашла разгадку!

– Я не сплю! – простонал я, выпрямляясь, и в доказательство прикурил сигарету. – Что у тебя за идея?

– Моя теория в том, что Коррин выдает себя за Сьюзен и подделала ее подпись на полисах. Я думаю, она где-то держит Сьюзен взаперти и ждет, когда придет время ее убить. А потом она заявит страховую претензию.

Я изумленно воззрился на нее:

– А ну-ка наклонись, я хочу понюхать, чем от тебя пахнет.

– Стив Хармас! Ты осмеливаешься предполагать, что я пьяна?

– Кто-то из нас пьян наверняка. Что за безумная мысль? Ты меня разбудила для того, чтобы я послушал эти фантазии? А как насчет отпечатка пальца на полисах? Если Коррин убьет Сьюзен, нам всего лишь нужно будет подождать, пока не отыщется тело, снять с него отпечатки пальцев, и все в порядке!

– Если Сьюзен держат взаперти, – взволнованно возразила Элен, – Коррин легко могла бы заставить ее поставить отпечаток на полисах.

– Разве Алан не говорил, что сам видел, как эта девица мазнула пальцем полис? Крошка, это лишает твою идею всякого смысла. А теперь, если ты закончила нести чепуху, я бы хотел еще поспать.

Слегка подавленная, Элен сосредоточилась на управлении машиной, и я заснул. В начале восьмого мы добрались до Виллингтона: городишко был так себе, но чуть получше, чем я ожидал. Единственный отель мы обнаружили в переулке рядом с главной улицей.

Ополоснувшись и перекусив, мы отправились в театр, который, по словам гостиничного клерка, был ярдах в ста дальше по главной улице.

– Представляешь, как можно жить на такой свалке? – сказал я Элен, идя рядом с ней по пыльному переулку. – Как бы тебе это понравилось?

– Это не для меня, – покачала она головой. – Какие у тебя планы, Стив? Кого будешь изображать, следователя или страстного поклонника?

– Следователя. Скажем, я прослышал о других полисах и немного беспокоюсь о безопасности мисс Джеллерт. Я объясню ей, почему рискованно страховать свою жизнь на целый миллион, и напомню, что кто-то может очень захотеть от нее избавиться. Интересно посмотреть на ее реакцию: если я прямо ее предупрежу, что мы знаем о вероятности какого-нибудь фокуса, она может испугаться и, если и вправду что-то задумала, отказаться от этой мысли. А еще я хочу выяснить, кому достанутся деньги, если с ней что-нибудь случится.

– Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой, или я помешаю?

– Ты никогда мне не мешаешь, любимая. Идем вместе.

Номер Сьюзен начался примерно в полдесятого. К тому времени мы – и, кажется, половина населения Виллингтона – уже полчаса сидели в духоте в плотно набитом зале, словно сардины в банке, и смотрели какой-то древний фильм. Похоже, театр «Палас» преисполнился решимости дать зрителям зрелище за их денежки. Кроме вездесущего ковбоя там еще был певец, чьи вопли страшно действовали мне на нервы, потом комик, заставивший Элен залиться румянцем, а теперь свет погас, знаменуя начало номера Брэда Денни, названного в программе «мальчиком со счастливыми ногами». Судя по тому, что шептали друг другу наши соседи, публика пришла поглазеть на Сьюзен. Я заметил, что мужчин было раз в шесть больше, чем женщин. Когда на табло зажглось имя Денни, аудитория нетерпеливо загудела.

– Скорей бы уж она вышла, – шепнул я Элен. – В этом карцере можно задохнуться.

Ее ответ заглушил внезапный грохот оркестра, зажглись огни рампы, и на сцену, стуча каблуками, выскочил парень в смокинге. Мы оба посмотрели на него с любопытством.

Это был красивый юнец, типичный студент колледжа: светловолосый, широкоплечий, с сияющей улыбкой и живым блестящим взглядом. Хотя до Астора ему было далеко, он сумел протанцевать достаточно бойко, чтобы заслужить приличные аплодисменты вспотевшей публики, однако танец на бис был принят с меньшим энтузиазмом. Зрители пришли увидеть Сьюзен и уже начинали терять терпение.

– По его внешности о нем нельзя сказать ничего плохого, – сказал я, когда Денни вышел на прощальный поклон, – По мне, так он просто душка, – ответила Элен. Когда аплодисменты иссякли, Денни поднял вверх руки.

– А теперь, леди и джентльмены, – воскликнул он, – я с огромным удовольствием представляю вам эту замечательную, прекрасную и отважную девушку, которая дважды за вечер с риском для жизни исполняет для вас самый сенсационный танец нашего столетия! Леди и джентльмены: Сьюзен Джеллерт в «Поцелуе смерти»!

Он отступил, в оркестре дважды оглушительно ударили в тарелки, затем раздался грохот барабана. Зрители захлопали и застучали ногами, свет стал медленно гаснуть, пока сцена не погрузилась во тьму. В жаркой и душной атмосфере зала я ощутил внезапное электрическое напряжение, распространившееся по тесному помещению: такое же напряжение ощущаешь на бродвейской премьере. Все замерли, и наступила полная тишина. Затем сверкнули огни: в центре сцены стояла белокурая девушка, на которой были надеты крохотная полоска ткани и змея; это лучший способ, которым я могу описать ее полную обнаженность. На плечах ее лежала шестифутовая кобра, одной рукой она держала ее позади головы, другой – за хвост. Добрые двадцать секунд девушка стояла недвижно под грохот барабана, крики и овации аудитории. У нее была изящная, маленькая фигурка. Глядя на нее, все мужчины в зале, не исключая и меня, подались вперед.

13
{"b":"5920","o":1}