ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Входите! – крикнул девичий голос. Элен толкнула дверь, и мы оказались в маленькой комнатке, где царил беспорядок, типичный для гримерных провинциальных театров. Там было два стула, туалетный столик, занавеска, скрывающая нишу, служившую гардеробом, маленький коврик и раковина с краном. У столика сидела Сьюзен Джеллерт и яростно терла волосы полотенцем: было совершенно очевидно, что она их только что вымыла, и я не удержался и ткнул Элен в бок. Вопрос о парике отпал, и идея Элен о том, что вместо нее выступает Коррин, рассыпалась в прах. По тому, как напряглась Элен, я понял, что она тоже осознала значение этого полотенца.

На Сьюзен был синий свитер и черные фланелевые брюки; она курила сигарету и, несмотря на ненакрашенное лицо, выглядела свежо и очень молодо.

– Давайте заходите, – сказала она, улыбаясь. – Вот уж не ожидала! А вы – его жена?

– Да, – ответила Элен, – но в данный момент я представляю «Дженерал лайабилити». Синие глаза распахнулись.

– О! – Она кинула быстрый взгляд на мою визитку. – Вы из «Нэшнл фиделити»? Боже мой, что-нибудь не так? Сядьте же, пожалуйста! Боюсь, тут маловато места. – Она подвинула к Элен единственный оставшийся стул и махнула мне, чтобы я сел на большой сундук у стены. – Вы должны меня извинить, я совсем не ждала гостей. У меня, должно быть, ужасный вид. – И не успел я заверить ее, что это не так, как она громко крикнула:

– Эй, Брэд! Иди сюда!

Мы услышали, как дальше по коридору открылась дверь, а через секунду в комнату вошел Денни. Он был все еще в смокинге, который при ближайшем рассмотрении оказался довольно потрепанным. Увидев нас, он удивился и перевел взгляд на Сьюзен.

– Это Брэд Денни, – сказала она и улыбнулась ему, – мой агент и партнер. Брэд, познакомься с мистером и миссис Хармас. Мистер Хармас из «Нэшнл фиделити», а миссис Хармас из «Дженерал лайабилити».

Секунду Денни казался ошеломленным, потом улыбнулся:

– Вот это да, черт меня побери! Я и не знал, что ваши компании породнились. Выходит, шила в мешке не утаишь, да? Видимо, вы знаете об остальных полисах?

– Да, – кивнул я, – знаю.

Я внимательно смотрел на эту парочку, но не заметил на их лицах ни вины, ни испуга. Они чувствовали себя не вполне уверенно и были явно смущены, но в то же время по тому, как они улыбались друг другу, я видел, что вся ситуация их немного забавляет.

– Не знаю, может, нам следовало сразу об этом рассказать, – произнес Денни, прислонившись к стене. – Мы просто не хотели вас пугать. Нас никто не спрашивал, не страховались ли мы в других компаниях, ну, мы и молчали.

– Для того полиса, который вы подписали, вы не обязаны были нам сообщать о других компаниях. Насколько я поняла мисс Джеллерт теперь застрахована на миллион долларов?

– Да! – Сьюзен просияла. – Правда, здорово? Газетчики все просто попадают, когда мы им об этом объявим. А как вам мой номер? Правда, я их всех сразила наповал? И так каждый вечер, да, Брэд?

– Конечно да, – ответил Денни, с гордостью глядя на нее. – Я ей говорил, мистер Хармас, что нужно набраться терпения. Мы должны как следует отшлифовать этот номер, прежде чем везти его в Нью-Йорк. Она хочет ехать прямо сейчас, но, мне кажется, нужно еще месяц поработать в провинции. Понимаете, Беллариус не абсолютно надежен, а мы не хотим, чтобы что-нибудь случилось, когда у нас начнется настоящая жизнь.

– Беллариус? Сьюзен хихикнула:

– Это моя змея. Правда, он чудесный? Как по-вашему, ведь я его прекрасно выдрессировала? Но, наверное, Брэд прав. Иногда Беллариус бывает не в настроении и не желает меня целовать.

Я сдвинул шляпу на затылок и шумно Выдохнул:

– Не вижу, о чем тут горевать. Говорят, он ядовитый. Мне всегда казалось, что укус кобры смертелен.

– Да, наверное, – мягко сказала Сьюзен, – но меня он не укусит!

– Вы очень доверчивы, – заметил я. – Но почему бы на всякий случай не выдернуть ядовитые зубы? Разве это не разумная предосторожность?

– Это было бы нечестно, – возмутилась Сьюзен. – Люди подумают, что их надули.

– Понимаю вас, – сказал мне Денни. – Я чувствовал то же самое, когда впервые увидел ее номер. За первые пару месяцев я сбросил килограммов десять, но теперь попривык. Она прекрасно управляется с этой коброй: змея сделает все, что захочет Сьюзен.

– Это прекрасно, – с сарказмом произнес я, – при условии, что змее это тоже известно.

– Вы так и не сказали, как вам понравился мой нож. – напомнила Сьюзен, принимаясь расчесывать волосы. – Разве не здорово?

– Слишком мягко сказано, – ответил я ей, – Это просто динамит. Почему вы считаете, что в Нью-Йорке это пройдет?

Оба внимательно посмотрели на меня.

– А почему бы и нет? – с напором в голосе возразил Денни. – Ха! Мистер Хармас, ни один директор театра, если он в своем уме, не откажется от такой толпы, которую можно привлечь с нашей помощью. Конечно, у нас все получится. Этот номер – настоящий самородок.

– Возможно, решающее слово останется за полицией.

– Вы хотите сказать, что… – Сьюзен смущенно замолчала. – Ну, в Нью-Йорке-то я буду выступать в одежде. Я знаю, сейчас мой номер немного неприличный, но мы ведь работаем в провинции, и здесь нравится именно это, но там, в Нью-Йорке, все будет утонченнее. Брэд собирается пристроить меня в ночной клуб.

– Да, план именно таков, – подтвердил Денни. – Я знаю, что это крепкая штучка, но людям того и надо. Так что, по-моему, ночной клуб именно то, что нужно.

– Удачи вам обоим. А теперь поговорим о вашем полисе…

– С ним все в порядке? – взволнованно перебила Сьюзен. – Мистер Гудьер говорил, что все будет хорошо. Правда, он милый? Он так с нами возился…

– С полисами все в порядке, – ответил я, – но начальство считает, что было бы честным предупредить вас об опасности миллионной страховки. Откровенно говоря, этой ситуацией мог бы воспользоваться какой-нибудь нечестный человек.

Оба молча уставились на меня.

– Не понимаю, о чем это вы, – произнесла Сьюзен.

– Говоря прямо, – пояснил я, – вы застрахованы на миллион долларов от случайной смерти. Если кому-нибудь придет в голову вас убить, то и вам, и нам придется плохо.

– Убить ее? – недоуменно переспросил Денни. – Как вы можете такое говорить!

– Миллион долларов – это куча денег. Может быть, вам кажется, что я сую нос не в свое дело, но я был бы рад узнать, кому достанутся деньги, если вы внезапно умрете.

– Умру? – взвизгнула Сьюзен. – Господи Боже, надеюсь, я не собираюсь умирать!

– Я тоже на это надеюсь, но если вы вдруг умрете в результате несчастного случая по причине, которой нет в полисе, кто тогда получит страховку?

– Никто, – ответила она, тревожно глядя на Денни, – нам так объяснил мистер Гудьер. Разве он вам не говорил?

– Да, я все это знаю, но ваш полис – не абсолютная гарантия. В нем сказано, что если вы умрете по какой-либо из причин, кроме указанных в полисе, то мы платим страховку.

– Но это невозможно, вам не придется ничего платить, – встрял Денни. – Именно поэтому у нас такие мелкие взносы. Мистер Гудьер сказал, что предусмотрел все известные риски.

Если они не были великолепными актерами, то, по-видимому, верили в то, что говорили.

– Вот в этом-то и дело, – терпеливо продолжал я, – все известные риски, но мы не можем быть вполне уверены, что не существует такого риска, которого мы не предусмотрели и которым мог бы воспользоваться какой-нибудь хитроумный негодяй.

– О, Брэд! – воскликнула Сьюзен и вскочила со стула. – Он меня пугает!

– Послушайте, мистер Хармас, – резко сказал Денни, – тут все ясно. Мы не путаемся учить вас, как вам надо работать. Мы положились на мистера Гудьера, и он нас заверил, что у нас нет ни малейшей возможности заявить претензию. Зачем вы ее пугаете?

Я провел себя по волосам и беспомощно взглянул на Элен, пасуя ей мяч.

– По-моему, мы теряем время, – холодно сказала Элен. – Давайте оставим этот спор, мисс Джеллерт. Ситуация такова, что вы застрахованы на миллион долларов от всех неучтенных рисков. Давайте допустим, что произошло невозможное, – нет, не волнуйтесь, просто допустим, что это случилось и вы погибли, и нам заявили претензию. Кто получит деньги?

15
{"b":"5920","o":1}