ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Джек, это мистер и миссис Хармас. Они приехали посмотреть на наших норок, – сказала Коррин, – им Пит Иган посоветовал.

Холодные глазки смотрели на нас изучающе.

– Вы опоздали, – произнес он неожиданно тихим голосом. – Они все погибли. Вы пришли на веслах?

– Точно, – подтвердил я. – Я думал было позвонить, но не хотелось вас беспокоить.

Конн кивнул. Лицо его ничего не выражало. Было невозможно догадаться, о чем он думает, и все же в его позе и повороте головы было что-то, отчего он казался опасным.

– Коррин покажет вам остров, – сказал он, поднимая с пола свой мешок. – Минут через пятнадцать я поеду на берег в моторке. Вы можете уехать со мной.

Он направился было к двери, но Коррин сказала:

– Джек, послушай, но ведь они только что приехали! Я думала, было бы здорово, если бы они остались с нами пообедать…

Он остановился и посмотрел на нее; на какое-то мгновение его глаза ожили, загоревшись желтоватым огнем.

– Я их отвезу, – сказал он и вошел в дом. Наступило неловкое молчание, потом Коррин принужденно засмеялась:

– Вы уж простите Джека, он не любит гостей. Наверное, он так долго жил один, что не привык вести себя вежливо.

– Все в порядке, – успокоила ее Элен. – Стива вполне устроит поездка в моторной лодке, ему совсем не улыбалась перспектива грести обратно по такой жаре.

– Ну ладно, давайте пройдемся по острову, – предложила Коррин. – Смотреть тут особенно нечего, но, может быть, вам будет интересно.

Вслед за ней мы вышли на жаркое солнце. Как она и говорила, смотреть было нечего. Островок был даже меньше, чем мне показалось вначале. Позади дома стояло штук пятнадцать клеток с проволочной сеткой: маловато для прибыльного разведения норок. Клетки были пусты, и Коррин что-то грустно заметила о печальной участи белых слонов.

– Джек неплохо зарабатывает ловлей змей, – сказала она. – Вряд ли он снова станет возиться с норками.

Мне пришло в голову, что ферма норок могла быть лишь прикрытием, и я подумал: „Интересно, а как считает Элен?“

Мы постояли у моторки, пока не подошел Конн. Он молча забрался в лодку.

– Ну что ж, до свидания, – сказала Коррин. – Жаль, что так скоро. Будете в этих краях, заглядывайте к нам.

Пока Элен пожимала ей руку на прощание, я достал портсигар и предложил Коррин закурить.

– О, спасибо! Схожу за сигаретой, – воскликнула она и протянула руку, я нарочно отпустил портсигар, и она была вынуждена его поймать.

– Простите, – сказал я. – Справитесь сами?

– Что вы, это я неловкая, – улыбнулась она, взяла сигарету, закрыла портсигар и протянула его мне, Что ж, по крайней мере, мы не зря потратили время. Теперь у меня были ее отпечатки пальцев.

Поворачиваясь, чтобы сесть в лодку, я услышал нечто, что заставило меня замереть и оглянуться: со стороны дома ветерок донес до нас слабый звук: несомненно, кто-то кричал.

– Что это? – резко спросил я.

Я видел, что Конн в лодке тоже напрягся и уставился на меня, растянув в улыбке плотно сжатые губы. Я быстро перевел взгляд на Коррин. Она улыбалась.

– Испугались? – спросила она. – Это мой попугай. Я забыла вам его показать. Ночью его слушать жутковато. Кричит так, будто кого-то убивают, правда ведь?

– Да, – согласился я, чувствуя, как по спине пробегает холодок. – Совершенно верно.

– Залезайте! – проскрежетал Конн.

Он завел мотор, и, как только мы с Элен забрались в лодку, она отчалила. Коррин стояла у кромки воды и махала нам рукой.

– Славное местечко, – сказал я Конну. Он на меня даже не взглянул.

– Вот разве что вашей жене может быть одиноко, – продолжал я, пытаясь вызвать его на разговор.

В ответ он прибавил скорость, и грохот мотора сделал всякую беседу невозможной.

Моторка стрелой летела по воде, оставляя за собой широкий пенный след. Меньше чем за десять минут мы достигли пристани, и все это время Конн сидел, глядя прямо перед собой и не обращая на нас ни малейшего внимания. В нескольких ярдах от берега он выключил мотор, и лодка скользнула на берег.

– Мне нужно дальше, – буркнул он. – Выходите. Мы вышли.

– Если опять сюда приедете, – сказал он, глядя на нас снизу вверх, – звоните в колокольчик. Для того он там и висит. Здесь вокруг полно браконьеров, и я сначала стреляю, а уж потом приношу извинения. Будьте добры это запомнить.

Не успел я ответить, как он снова завел мотор, и лодка сорвалась с берега. Мы смотрели ему вслед, пока он не скрылся из виду; он ни разу не оглянулся.

– Не очень-то симпатичный малый, – заметил я.

– Ужас какой, – сказала Элен. – Меня от него в дрожь бросает.

Мы вернулись к машине.

– Я получил ее отпечатки, – сказал я, садясь за руль, и вынул из кармана портсигар. – Если одолжишь мне свою пудру, я прямо сейчас их проверю.

Минута возни с пудрой – и внимательный осмотр отпечатков, оставленных Коррин на блестящей поверхности портсигара, убедил меня, что она не имела отношения к тому отпечатку на полисах.

– Это отводит от нее всякие подозрения, – заключил я, показывая Элен портсигар. – Мы ни на шаг не продвинулись с начала расследования. – Закурив, я добавил:

– Как по-твоему, это действительно кричал попугай?

– Не знаю, – ответила Элен. Она казалась встревоженной. – Тот крик меня напугал. Может, это и попугай. Странно, что она показала нам остров, но не пустила в дом.

– Некоторые не слишком гордятся тем, как они живут. Мне было бы спокойнее, если бы я увидел того попугая своими глазами. На какой-то момент мне показалось, что кричала женщина.

Я включил зажигание. Элен села рядом со мной, и я сказал ей:

– Жаль, что у нас нет отпечатков пальцев Копна. Хофман прав, по нему похоже, что он уже побывал в тюрьме. Однако, по-моему, Конн слишком умен, чтобы купиться на этот трюк с портсигаром. Странно, что Коррин попалась.

– Может быть, она сама хотела, чтобы у нас были ее отпечатки, – задумчиво произнесла Элен. – Давай подумаем, Стив: мы ведь очень легко добрались до острова. А если Конн не любит гостей, тогда почему у берега стояла лодка? Раз у него на острове есть моторка, то меньше всего можно было бы ожидать, чтобы он оставил лодку у этого берега.

– Не слишком ли ты все усложняешь? Зачем им нужно, чтобы у нас были ее отпечатки?

– Сам посуди, вот мы их получили, и что мы теперь думаем? Разве мы не спрашиваем себя, не ерунда ли все это? И разве они этого они хотят, если задумали нас надуть?

– Да, здесь что-то есть.

– Я по-прежнему считаю, что в нашем деле может быть какой-то трюк, – продолжала Элен. – Дескать, посмотрите, у меня в рукаве пусто, потом пара манипуляций с колодой, фокус-покус, и вдруг откуда ни возьмись недостающий туз! У меня такое ощущение, что нам показывают только то, что хотят показать. По-моему, Стив, пора нам самим изловчиться как-нибудь, или мы ничего не сможем распутать, а девицу тем временем убьют.

Я бросил на нее быстрый взгляд:

– Ты думаешь, они собираются ее убить?

– От этого человека меня кидает в дрожь. Он способен на что угодно. Мне кажется, ей угрожает опасность. На мой взгляд, все были слишком откровенны, слишком старательно уверяли, что не может быть никаких претензий к нашим компаниям, смотрели слишком честными глазами и были слишком рады нас видеть. Я все думаю о том миллионе долларов, который попадет к тому, кто окажется достаточно умен, чтобы прикончить девицу таким способом, о котором мы не подумали. У меня из головы не идет Конн и его жестокие глаза. Стив, он похож на убийцу.

– Да, он грубый тип, – с сомнением сказал я. – Но у нас ничего нет. Я не утверждаю, что ты не права, но…

Подъезжая к гостинице, мы все еще спорили и по-прежнему ни к чему не пришли.

– Думаю, надо собрать чемоданы и возвращаться в Лос-Анджелес, – предложил я, выходя из машины. – Если я не найду Хофмана, отдадим дело в руки Мэддакса и посмотрим, что он сможет сделать.

– Я остаюсь здесь, – отрезала Элен. – Ну-ну, не шуми, милый. Мне кажется, одному из нас надо бы остаться и последить за островом. Я чувствую, что скоро должно произойти что-то важное.

21
{"b":"5920","o":1}