ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кристалл Авроры
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
История пчел
Звезды и Лисы
Девочка, которая любила читать книги
Коварство и любовь
Нелюдь. Великая Степь
Воскресни за 40 дней
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
A
A

– Послушай, Элен, – заволновался я, – я тебя здесь одну не оставлю. Этот парень, Конн, опасен. Нет, ни в коем случае! Я этого не допущу. Ты вернешься в Лос-Анджелес, а я останусь здесь.

– Прошу тебя, не мели чепухи. Ты же знаешь, что Хофмана мне не поймать. Со мной все будет в порядке, Конн меня не заметит. Я буду держаться с этой стороны озера и наблюдать за островом в бинокль.

Пит Иган сбежал к нам по ступеням.

– Вам звонил какой-то мистер Фэншоу, – сообщил он мне. – Он просит вас немедленно ему перезвонить. Говорит, это срочно.

– Спасибо. Интересно, что это он? Элен, я пойду позвоню.

Через несколько минут я дозвонился до Фэншоу.

– Это ты, Хармас? – заорал он. – Давай быстро обратно! Мэддакс говорит, чтобы ты бросал дело Джеллерт и работал со мной.

– Что случилось? – спросил я. – Я и так собирался возвращаться.

– Похищена Джойс Шерман, киноактриса. Мэддакс хочет, чтобы ты нас представлял.

– Что нам за дело до ее похищения? – тупо спросил я и тут вспомнил его слова о том, что лишь недавно Гудьер продал ей полную страховку. – Ты хочешь сказать, что мы должны платить?

Фэншоу простонал:

– И еще как! Она застрахована у нас против похищения! Если мы ее быстро не отыщем, то должны будем выложить полмиллиона! Быстро возвращайся и приступай к делу.

Глава 6

Карьера Джойс Шерман совершила поистине головокружительный взлет к славе. Три года назад, как рассказывали, она работала дежурным администратором в маленьком, но шикарном отеле в Сан-Бернардино. В этом-то отеле ее и приметил Перри Райс, сотрудник киностудии „Пасифик пикчерз“, чьи обязанности состояли в поиске новых талантов. Для Раиса она была счастливой находкой: его вот-вот должны были вышвырнуть с работы за неспособность с ней справиться, он задолжал всем на свете, и до встречи с Джойс Шерман перспективы его были мрачны, как сибирские ветра.

Как бы то ни было, Райс оказался достаточно сообразителен, чтобы разглядеть в Джойс будущую звезду, и уговорил ее подписать контракт, по которому получил большой процент комиссионных и все права на ее будущую карьеру. Без малейшего труда он убедил „Пасифик пикчерз“ устроить ей кинопробы, которые она прошла с блеском. Джойс получила вторую женскую роль в добротном боевике и с помощью умелого режиссера настолько изумительно ее сыграла, совершенно затмив главную героиню, что Ховард Ллойд, владелец киностудии, немедленно предложил ей звездный контракт на одну картину в год по пятьдесят тысяч долларов за каждую.

В то утро, когда было сделано это предложение, Перри Райс бросил свою работу по поиску талантов и явился к Ллойду уже в качестве агента и менеджера Джойс Шерман, ввергнув тем самым бывшего начальника в неописуемый шок. За закрытой дверью бушевала долгая и жестокая финансовая война, но, благодаря предусмотрительности Раиса, заранее подписавшего контракт с Джойс, все козыри были у него на руках, и в результате переговоров на свет появился контракт, о котором в Голливуде до сих пор говорят затаив дыхание. Джойс Шерман в одночасье превратилась в одну из самых высокооплачиваемых кинозвезд, а через неделю, для гарантии сохранности своего имущества. Райс на ней женился.

Джойс не только обладала природным талантом и блеском, но и сама внешность ее была просто создана для кино. Эти огненно-рыжие волосы (крашеные) и миндалевидные глаза (вероятно, результат пластической операции) с одинаковой силой привлекали и мужчин, и женщин, а ее фигура была изящной, чувственной и соблазнительной.

Джойс заработала кучу денег не только для себя и Раиса, но и для „Пасифик пикчерз“, и я мог себе представить, в какой ужас повергла киностудию весть о ее похищении.

Приехав в офис Фэншоу, я, к своему удивлению, застал у него Мэддакса. Там был и Гудьер, бледный и расстроенный.

Мэддакс ревел, как разъяренный бык. Когда я вошел, он прервался и заорал:

– Черт побери, где ты был? Ты должен был приехать еще час назад!

– Вот я и приехал, – ответил я, подвинул себе стул и уселся, подмигнув Фэншоу и кивнув Гудьеру. – Я и так быстро добрался, сами знаете. Что здесь происходит?

– Что происходит? – рявкнул Мэддакс, грохнув кулаком по столу. – Да ничего особенного! Мы просто продали страховку этой чертовой актрисе и гарантировали ей чертову уйму денег, если ее когда-нибудь похитят, и эту дрянь похитили ровно через три недели! Вот и все, что происходит!

– Вы же не возражали, когда я принес вам полис, – устало сказал Гудьер. – Откуда мне было знать…

– А ты вообще не лезь! – заорал Мэддакс. – Ты и так уже достаточно напакостил, продав ей эту страховку!

– Минуточку, – сердито вмешался Фэншоу. – Будь я проклят, если стану это терпеть! Работа Алана – продавать полисы. Если бы он этого не делал, мы бы его уволили. Вы не имеете никакого права так с ним разговаривать, и вам это известно!

Мэддакс открыл было рот, потом закрыл, бросил свирепый взгляд на Фэншоу и, наконец, сказал чуть потише:

– Да, вообще-то это верно. Он взглянул на Гудьера:

– Забудь. Похоже, я немного устал. Приношу извинения.

– Что вы, все в порядке, – ответил Гудьер, но выглядел он при этом довольно кисло.

– Может, вы поделитесь со мной фактами, – предложил я. – Когда ее похитили?

– Три дня назад, – ответил Фэншоу. – О страховке только что стало известно, и на студии пока еще скрывают новость о ее похищении. Вечером она села в машину и куда-то уехала, но никому не сказала куда. В два часа Райс начал волноваться, по крайней мере, он так заявил: не могу себе представить, чтобы такой слизняк мог испытывать к кому-нибудь хоть какие-то чувства. Ну ладно, по его словам, он звонил разным ее друзьям и в студию, но ее никто не видел. Потом в полицию поступило сообщение о машине, обнаруженной на бульваре Футхилл. Это оказалась машина мисс Шерман, а к ветровому стеклу был прилеплен конверт, адресованный Раису. Вместе с полицией он отправился туда. В конверте была записка, в которой сообщалось о том, что мисс Шерман похитили и сумма выкупа будет объявлена сегодня.

– Она уже объявлена?

– Нет. Проблема в том, что мы обязаны заплатить полмиллиона, и иного выхода у нас нет, если мисс Шерман не отыщется прежде, чем нам придется расстаться с деньгами.

Мэддакс яростно фыркнул, но никто не обратил на него внимания.

– Есть какие-нибудь ниточки?

– Полный ноль. Полиция пока занимает неофициальную позицию. Райс не позволяет им ничего предпринимать. Говорит, что хочет, чтобы жена осталась в живых, и, пока ее не вернут, делать ничего нельзя. Я могу его понять. В записке было указание не сообщать в полицию и перечислены всякие гадости, которые сделают с мисс Шерман, если он не послушается. Таково положение дел на сегодняшний день, и наши перспективы безрадостны, а для мисс Шерман и того хуже.

Мэддакс, который уже некоторое время пытался ввернуть словечко, наконец, гаркнул:

– Я требую, чтобы ты немедленно ехал домой к Шерман! Ты будешь представлять нас и работать с полицией. Я договорился, чтобы тебе оказывали содействие. Если мы должны платить» выкуп, то, черт побери, нам и вести это дело!

– Ладно, – сказал я и обратился к Фэншоу:

– У меня только один вопрос: почему ты назвал Раиса слизняком? Он что, и вправду слизняк?

Фэншоу скорчил гримасу:

– Может, это и не то слово, лучше, наверное, назвать его вошью. В Голливуде у него довольно поганая репутация. Он ни с кем не работал дольше трех, месяцев. От его историй с молодыми девушками просто смердит. Он замешан в нескольких скандалах, которые ему как-то удалось замять. Сейчас он без зазрения совести живет на деньги своей жены, а из-за контракта, который он ее уломал подписать до замужества, она не может от него избавиться. Ходят слухи, что они живут как кошка с собакой, а кое-кто поговаривает, что из-за него она пристрастилась к выпивке. Подожди, ты на него еще посмотришь. Его вид говорит сам за себя.

Я повернулся к Гудьеру:

22
{"b":"5920","o":1}