ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На пустом участке шоссе я остановился, чтобы попробовать рацию. Вытащив короткую стальную антенну, я послал вызов и почти немедленно услышал ответ Хэккета.

– Я только что выехал из Ла-Канада, – сказал я в микрофон. – Просто проверяю, смогу ли пользоваться этой штукой.

– Слышу вас хорошо, – гулко ответил голос Хэккета. – Поезжайте дальше. Мы едем в полумиле за вами.

– Я свяжусь с вами, когда приеду в Элмо-Спрингс. Отключив рацию, я убрал антенну и поехал дальше. Дорога стала прямее, и мне удалось доехать до Элмо-Спрингс на пять минут раньше назначенного времени. В конце главной улицы я заметил треугольник голубых неоновых огней.

Я подъехал к едва освещенной бензозаправочной станции. Место было пустынным, с тремя колонками и будкой, которая служила конторой. Из будки вышел седой старик.

– Заправьте ее, – попросил я и вышел из машины размять ноги. – Моя фамилия Хармас, мне должны были оставить сообщение. Что-нибудь есть?

– Да, у меня для вас письмо. Сейчас принесу. Служитель зашел в будку и тут же вернулся с письмом, на котором печатными буквами было написано мое имя. Я взял его и подошел к единственному фонарю над будкой. Записка оказалась короткой: «Поезжайте отсюда к Каньон-Пасс. Следующие инструкции под камнем у дорожного знака».

Я сунул записку в карман брюк и вернулся к служителю, который откручивал крышку бензобака.

– Как выглядел тот парень, что оставил этот конверт? – спросил я.

– Я его не видел. Полчаса назад мне позвонили и сказали, что вам оставят записку, а через десять минут я обнаружил на своем столе эту записку и пару баксов. Немножко таинственно, правда?

– Да. Вы уверены, что не видели его? Вы бы могли заработать десять долларов.

Служитель опечаленно ответил:

– Честно, мистер, не видел. Ха! Десять баксов! Очень жаль, что я его не видел. Все было так, как я вам сказал. Я дал ему пятерку.

– Ладно, спасибо. Как проехать к Каньон-Пасс? Он объяснил мне дорогу.

– Как по-вашему, это далеко?

– Добрых тридцать миль. Как выедете с шоссе в горы, то уж не пропустите. Там только одна дорога.

Я снова поблагодарил его и отъехал. Через милю я остановился, вышел из машины, установил антенну и связался с Хэккетом.

– Я еду к Каньон-Пасс, – сообщил я ему. – Мне передали письменные инструкции, но служитель не видел того, кто оставил записку. Вы знаете, где Каньон-Пасс?

Хэккет тихо выругался.

– Знаю. Туда только одна дорога, и никакого укрытия. Этот тип хитро придумал. Мы не можем ехать за вами, Хармас, иначе провалим все дело. Он нас заметит.

– Когда я туда приеду, уже совсем стемнеет. Сейчас уже довольно темно. Вы не можете ехать с выключенными фарами?

– Ни малейшего шанса. Сами поймете, когда увидите ту дорогу. Там и со светом не проехать, а с выключенными фарами это – самоубийство.

– Так что же вы намерены делать?

– Ждать внизу. Я пошлю три машины к другому склону горы, чтобы блокировать дорогу с той стороны, но объезд там очень длинный, и вряд ли они успеют вовремя.

– Выходит, я остаюсь один?

– Похоже на то. Все, что мы можем сделать, это закрыть дорогу с той стороны. По крайней мере, другого пути у него нет.

– Для выкупа все это просто прекрасно, но вот для меня лично как-то уж слишком рискованно. Что, если этот тип решит меня прикончить?

– Я предупреждал вас, что дело может быть опасным, – ответил Хэккет. – Если вы не хотите продолжать, оставайтесь на месте, пока мы вас не догоним, и деньги повезет Миклин.

– Я еду. Просто захотелось немножко себя пожалеть. Ладно, пока. Я с вами свяжусь, когда приеду в Каньон-Пасс.

– Хорошо. Я немедленно высылаю машины. Поезжайте и не торопитесь. Мои ребята должны успеть добраться до места.

Я отключился и завел мотор. Внезапно мне в затылок уперлось что-то холодное и твердое. Во мне все оборвалось: я понял, что это револьвер. Вцепившись в руль, я замер, ожидая, что мне сейчас разнесут голову.

– Не двигайся и не верти головой, – произнес мне в ухо глухой голос, – или твои мозги окажутся у тебя на коленях.

Да, признаюсь, я испугался, и еще как! Я узнал этот голос. Позади меня сидел похититель.

По всей видимости, он забрался на заднее сиденье, пока мне заправляли машину. Значит, служитель был его сообщником. Это также означало, что мне не удастся выбраться из этой заварухи живым, чтобы сдать служителя полиции.

– Поезжай! – продолжал голос сзади. – Делай то, что я скажу, иначе первая же твоя ошибка станет последней. – Холодный ствол оружия вдавился мне в шею, и по спине пробежал холодок, Я завел мотор и выехал на дорогу. Примерно через милю пути голос произнес:

– Теперь налево и прямо.

Вместо того чтобы ехать к Каньон-Пасс, я теперь удалялся от него и от какой-либо возможной помощи. По лицу скатилась капля пота и упала мне на руку. Я был рад, что Элен меня не видит. Вся моя энергия и храбрость куда-то пропали.

– Значит, ты считаешь себя умником, да? – насмешливо спросил голос. – Ну ладно, поглядим, кто из нас умнее. Я-то знаю, на кого поставить.

– Я никогда не спорю с незнакомцами, – ответил я; к моему огорчению, голос мой прозвучал подобно кваканью лягушки. – Куда мы едем?

– Давай рули и помалкивай, а то я тебя прикончу.

Мы ехали по проселочным дорогам, повернули влево, затем вправо, затем снова влево. Я совершенно не понимал, где мы находимся. Мы уже ехали добрых двадцать минут, когда голос сзади произнес:

– Ладно, хватит. Останови машину.

Мы стояли на узкой пустынной дороге, с одной стороны которой виднелись кусты, а с другой – бездонная тьма. Было тихо, как в склепе. Далеко внизу я увидел огни нескольких машин, въезжающих на горную дорогу. Лицо обдувал холодный ветер, и то ли большая высота, то ли страх затрудняли дыхание.

– Что с Джойс Шерман? – спросил я, остановив машину.

– А ты как думаешь? Померла от тоски по дому. Заткнись и делай то, что я скажу. Позвони копам и скажи, что ты в Каньон-Пасс. И говори уверенно, а то я тебя продырявлю.

– Она умерла? Вы хотите сказать, что убили ее?

– Заткнись! – рявкнул голос. – Звони копам! Я связался с Хэккетом.

– Я в Каньон-Пасс, – сообщил я ему. Пот лил с меня градом. Ствол оружия теперь упирался мне в правое ухо, и я понимал, что как только закончу разговор с Хэккетом, со мной будет покончено.

– Скажи ему, что оставишь деньги у дорожного указателя, как было в инструкции.

– Пора платить, Хэккет, – произнес я в микрофон. Моя правая рука медленно и осторожно двинулась к ручке дверцы машины. – Я должен оставить деньги у дорожного указателя.

– Рядом никого нет? – спросил Хэккет.

– Нет.

Время шло. Через секунду Хэккет отключится. Отсюда до Каньон-Пасс не меньше нескольких миль. Этому головорезу остается только разделаться со мной, забрать деньги и смыться.

– Ну ладно, – произнес Хэккет, – сбрасывайте деньги и возвращайтесь. Когда увидите красный свет, три раза мигните фарами, а то вас пристрелят. Пока, до встречи.

Я нажал на ручку и почувствовал, что дверца открылась. Как только связь прервалась, я ударил головой вверх, оттолкнув револьвер, и выпрыгнул из машины. Сверкнула вспышка и грохнул выстрел. Стараясь изо всех сил, я откатился к обочине и услышал еще один выстрел, в лицо мне ударила грязь. Скорчившись, я метнулся к кустам. Теперь я его видел. Он вышел из машины, приземистый, широкоплечий, и бежал ко мне. У меня не было времени вытащить свое оружие. Он меня видел и не собирался промахнуться в третий раз.

Он приблизился, прицеливаясь; собрав в отчаянии все силы, я бросился с дороги вниз, в бездонную тьму.

Глава 8

Хэккет загасил окурок в пепельнице и со свистом втянул носом воздух.

– Значит, вы уверены, что этот тип – не Хофман?

– Нет, не Хофман, – подтвердил я и вытянул ноющие от боли ноги.

Было двадцать минут третьего ночи. Я чувствовал себя так, будто меня переехал поезд. Если бы не те ребята, что ехали в машине в Лос-Анджелес и услышали мои крики, меня бы здесь не было. Тот бросок кубарем с горы будет сниться мне еще долго.

29
{"b":"5920","o":1}