ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Собиратели ракушек
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Время не знает жалости
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Как возрождалась сталь
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Прощай, немытая Европа
A
A

Он бросил мне полис. Под незамысловатой, словно нацарапанной детской рукой подписью Сьюзен Джеллерт я увидел чернильное пятно и четкий отпечаток большого пальца.

– Узнай у Гудьера, – сказал Мэддакс, – ее ли это отпечаток. Выясни, как он оказался на полисе. Мне кажется, его оставили намеренно, и причина может быть в их желании гарантировать, что мы не попытаемся увильнуть от оплаты, усомнившись в подлинности документа. Хармас, чем больше я гляжу на этот полис, тем умнее и отшлифованное мне кажется это дело, да еще отпечаток пальца! Иди и посмотри на эту девицу. Поройся там, порасспрашивай. Помни, это может быть очень хорошо продуманный обман, и разоблачить ты его не сможешь, если как следует во всем не разберешься. И вот еще что: постарайся выяснить, кому достанутся деньги, если девушка умрет. Узнай, не составила ли она завещание. Можно поспорить, что все это организовал тот, кто получит деньги. Выясни, кто это, и мы будем на полпути к успеху.

– Где мне ее искать?

– Она оставила адрес в Лос-Анджелесе, – он сверился с полисом, – Четвертая улица, дом 2567.

– Гудьер в городе? Мэддакс кивнул:

– Он перешел в голливудский филиал, но приехал сюда закончить какое-то дело.

– Вы знаете, где он?

– Откуда мне знать? Наверняка в каком-нибудь баре! А теперь ступай отсюда и дай мне заняться делом, да держи рот на замке. Я не хочу, чтобы старик узнал о том, что я расследую это дело. Если удастся доказать факт мошенничества, я хочу сам пойти и обрушить все это ему на голову!

Я пошел было к двери, но он меня остановил:

– Почему бы тебе не взять с собой жену? Она совсем не глупа, и я всегда предпочту мнение Элен твоему. Возьми ее, пусть развлечется.

– Осмелюсь полагать, что развлечется, – сказал я, берясь за ручку двери, – но мне это не по карману. Вы что, думаете, я из золота сделан?

Мэддакс подергал себя за нос.

– Ну ладно, можешь рассчитывать баксов на тридцать в неделю для нее, – щедро предложил он. – Внеси это в статью расходов на развлечения.

Лишь к семи часам вечера мне удалось наконец отыскать Алана Гудьера, и, что забавно, я нашел его в баре.

Алан был симпатичным, молодым, крепким парнем, высоким, длинноногим и энергичным, как циркулярная пила. Его общительность открывала ему двери даже в те дома, куда большинство агентов не пускали дальше порога. Он был лет на шесть младше меня и уже получал втрое больше. В страховом деле он работал всего лишь три года и за это время приобрел репутацию самого ловкого и удачливого агента. Год назад он завоевал вожделенный приз Вильямса, которым президент Гильдии страховщиков ежегодно награждает самого продуктивного страхового агента, и, насколько я слышал, у него были шансы получить его и в этом году.

Он призывно махнул мне рукой, и я пошел к нему.

– Привет, Стив, – сказал он, придвигая мне стул. – Что ты тут делаешь? Где Элен? – Он дал знак официанту, чтобы мне принесли пиво.

– Я разыскиваю тебя по самым грязным кабакам, – ответил я, усаживаясь рядом с ним. – Элен дома, ждет меня и думает, куда это я запропастился; по крайней мере, я на это надеюсь.

– Тебе повезло, что ты меня застал, – он принялся складывать бумаги в портфель, – я как раз собирался уходить. Завтра утром нужно лететь в Лос-Анджелес, а у меня еще даже вещи не собраны.

– Я тоже туда еду.

– Правда? Вот здорово! Давай вместе?

– Я на машине. Если ты не на колесах…

– Я лечу самолетом: не хочу терять времени на дорогу. Вы, следователи, можете себе позволить расслабиться, а нам, агентам, приходится вкалывать без передышки.

– Да, я знаю, зато не забывай, сколько ты зарабатываешь.

Подошел официант и поставил рядом со мной кружку пива. Алан заплатил.

– Будь здоров, – сказал я, сделал большой глоток, вздохнул и поставил кружку. – Вот что я хотел тебя спросить, Алан: по поводу этой девицы Джеллерт.

Он удивился:

– А что с ней такое? Неужели ты ею заинтересовался?

– Еще как, и Мэддакс тоже.

– С чего это? Полис подписан три месяца назад, она уже внесла три взноса. Дело сделано, отменить ничего нельзя. Что случилось?

– Мэддакс дал мне указания быстро этот полис аннулировать.

Алан побагровел. Он точно так же не любил Мэддакса, как тот его.

– Это невозможно! – горячо воскликнул он. – Старик лично одобрил эту страховку, и я не позволю, чтобы Мэддакс совал свой нос в это дело!

– Успокойся. Подожди, пока я тебе не расскажу о том, что произошло.

– Да наплевать мне, что там произошло! Если Мэддакс считает…

– Успокойся!

Он посмотрел на меня, поерзал на стуле, потом пожал плечами.

– Прости. Меня просто бесит, когда Мэддакс начинает лезть в мои полисы. Он вечно ко мне суется. Я знаю, что ему не дает покоя: он злится, потому что мои показатели выше, чем у старых бездельников, его приятелей. У меня из-за этого сукина сына давление подскакивает. Что ему не нравится в страховке Джеллерт?

Я рассказал ему о том, что обнаружил Мэддакс.

– Таким образом, Алан, у нее страховка на общую сумму в миллион долларов. Ты не можешь винить Мэддакса за то, что он хочет проверить дело, в котором фигурирует такая огромная сумма.

– Что там проверять? – спросил он. – Что неладно-то? Послушай, Стив, ты же не видел ни мисс Джеллерт, ни Денни, но я-то видел! – Он подался вперед:

– Ты считаешь, я бы оформил эту страховку, если бы не был убежден в их честных намерениях? С тех пор как я занимаюсь страхованием, у меня не было ни одной неудачной сделки, и я не намерен ее допустить. Я хочу снова получить тот приз, а если бы оказалось, что я напорол с этим полисом, то мне его не видать. Эти двое – честные люди, имей это в виду!

– Может быть, и да, но обычная проверка не повредит.

– Ну давай, проверяй, если хочешь, – сердито сказал он. – Мне плевать. Я-то знаю, откуда ветер дует. Твой жирный гад Мэддакс спрашивал, сколько я на этом заработал? Ладно, пусть узнает; может, тогда он не будет так чертовски уверен в том, что у меня в голове одни только комиссионные: от этой сделки я ничего не имею. Я потерял массу времени, но мне хотелось помочь этой парочке. Они честные ребята, и им нужно было помочь, и старик тоже это понял.

– Только представь, что я все это говорил Мэддаксу.

– К черту Мэддакса! Этим ребятам нужна реклама. Они еще на самой нижней ступеньке своей карьеры и пытаются пробиться повыше. У них мало денег. Они ездят по маленьким городкам, выступают в тесных, темных залах, не могут остановиться передохнуть и каждую неделю меняют место ночлега. В их деле жестокая конкуренция. Представляешь, как бы им помогло, если бы о них появилось что-нибудь в газетах? Поэтому им и пришла в голову эта идея со страховкой. Ладно, согласен, я не знал о том, что они заключают такие же договоры в других местах, и все равно, что тут такого? Почему бы ей не пойти в другие компании? Ведь не можешь же ты себе вообразить, чтобы мы застраховали ее на миллион?

– Да, я так и сказал Мэддаксу. Он говорит, что этот договор представляет собой план убийства.

– Убийства? – изумленно повторил Алан. – Да он рехнулся! Ему пора на пенсию. Это просто немыслимо! Ладно, давай поезжай и поговори с этой парочкой, мне все равно. Посмотри на них сам, и могу поспорить, что ты со мной согласишься: никакие они не жулики.

– Я уверен, что ты прав, – попытался я его успокоить. – Во всяком случае, у меня появилась возможность съездить в Голливуд. Где мне ее искать? По адресу, который указан в полисе?

– Нет, это адрес конторы Денни. Они сейчас в турне, колесят по разным городам. Не имею ни малейшего понятия, где они могут сейчас быть. Тебе предстоит как следует за ними поохотиться.

– Еще один вопрос, Алан. Откуда на полисе отпечаток пальца?

Он снова сел и раздраженно уставился на меня:

– Знаешь, ты становишься таким же, как Мэддакс. Отпечаток попал туда случайно. Ее ручка потекла, и она запачкала большой палец. Какое это может иметь значение? Но этот отпечаток меня беспокоил. Было не похоже, чтобы он попал на полис случайно: слишком уж четким он вышел.

3
{"b":"5920","o":1}