ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чувствуя себя как выжатый лимон и, вероятно, так и выглядя, я натянул на себя халат, подошел шатаясь к двери и отпер ее.

Коридорный сунул мне телеграмму и громким, пронзительным голосом осведомился, будет ли ответ. В его поведении чувствовалось безжалостное усердие человека, который уже несколько часов на ногах.

Я ответил ему, что, если ответ будет, я позвоню, отослал его и закрыл дверь. Он прогрохотал по коридору так, будто на нем были водолазные ботинки, издавая громкий свист, от которого у меня зазвенело в ушах.

Я вскрыл телеграмму. Она была от Элен.

«Вчера вечером Конны покинули остров вещами. Полдень встречай меня аэропорту».

Мысль о том, что я ее скоро увижу, дала мне сил забраться под холодный душ. Три чашки черного кофе, присланные в номер, пока я одевался, слегка меня освежили, но, покидая комнату и спускаясь в вестибюль, я все еще чувствовал слабость.

Спать накануне я лег только в четверть шестого утра.

Смерть Хофмана повергла меня в уныние. Я чувствовал абсолютную уверенность в том, что он был готов к разговору. Мне казалось, он мог бы мне рассказать, почему Джойс Шерман интересовали полисы Сьюзен Джеллерт, а эта информация была ключом к разгадке. Полиция не обнаружила никаких улик. Убийство было совершено тихо и аккуратно. Убийцу никто не видел. Он поднялся по пожарной лестнице, ликвидировал Хофмана и исчез столь же незаметно, как и появился.

Я подъехал к полицейскому отделению и провел там час с Хэккетом без всякой пользы для дела. Наиболее явным подозреваемым в убийстве Хофмана представлялся Райс. Если Райс затеял похищение, ему нужно было помешать Хофману говорить, но два детектива, следившие за Райсом, утверждали, что этой ночью он не выходил из дома.

Поиски Джойс Шерман и похитителя до сих пор не увенчались успехом, и Хэккет начал волноваться и терять терпение.

– Успокойтесь, – сказал я, устав слушать его ворчание, – скоро кто-то допустит промах. Слишком уж долго все у них идет гладко. Мы получим свой шанс.

Хэккет хмыкнул; похоже, я его не убедил.

Без десяти двенадцать я уже был в аэропорту. Выяснилось, что самолет Элен немного опаздывает, и мне нужно подождать двадцать минут. На меня опять накатила слабость, я отправился в буфет выпить кофе и попросил буфетчика влить в него немного виски. Он кинул взгляд на круги у меня под глазами и, сочувственно крякнув, потянулся за бутылкой.

Я уже подкреплялся второй чашкой кофе, как вдруг услышал:

– Мистер Хармас, это вы?

Я поднял глаза. Рядом со мной, улыбаясь, стояла нарядная смуглая девушка. В первый момент я ее не узнал, а потом вскочил со стула:

– Как, миссис Конн! Я вас не узнал в этом наряде. Как дела?

Вот уж кого я не ожидал встретить, так это ее, и я спросил себя, случайна ли эта встреча.

Она радостно улыбнулась, скользнув на табурет рядом со мной.

– Все в порядке. Могу поспорить, что вы удивились при виде меня. Я не была уверена, что это вы. Надеюсь, я не помешала?

– Рад вас видеть. Что привело вас в Лос-Анджелес?

– Я отправляюсь в Буэнос-Айрес.

– Правда? А муж с вами?

Она скорчила гримаску и покачала головой:

– Я от него сбежала.

– Да что вы? И когда же?

– Вчера вечером. – Она заказала кофе и продолжила:

– Мне осточертел этот остров. Забавно, но вы с женой сыграли в моем побеге большую роль. Вы, так сказать, выбили меня из колеи. Хотите – верьте, хотите – нет, но вы были первыми гостями за много месяцев. Я подумала и решила, что, если Джек откажется оставить остров, я уеду одна. Мы поговорили, и, по-моему, он рад от меня избавиться. – Она рассмеялась. – Он думает только о своих драгоценных змеях. Не очень-то приятно быть на втором месте после змеи, как вы считаете?

Я с ней согласился:

– Вы оставили его на острове?

– Нет, что вы, он приехал сюда со мной, но проводить не остался. Он забирает с собой Сьюзен. Ей нужен отпуск, а ему – повариха, так что пару недель она побудет с ним.

– Стоит ей надеть темный парик, и ему покажется, что вы по-прежнему с ним, – сказал я, внимательно глядя на нее.

На долю секунды она отвела глаза, а потом рассмеялась:

– Хорошая мысль. Ну и ладно, пускай. Я страшно устала от Джека Конна, а он страшно устал от меня. Наверное, этот остров слишком пустынен, чтобы там смогли ужиться двое людей. Мы действовали друг другу на нервы.

– Как дела у вашей сестры?

– О, все в порядке. Она ждет, когда Брэд устроит ее в Нью-Йорке.

– Он уже там? Коррин кивнула:

– Не знаю, повезет ли ему. Во всяком случае, попытаться стоит.

Она допила кофе и взяла предложенную сигарету.

– Вообще-то мне не очень хочется плыть в Буэнос-Айрес, – продолжала она, – я бы лучше побыла со Сьюзи, но мой бывший босс телеграфировал, что мое место по-прежнему свободно. Я работала на него до замужества, так что мне показалось, что стоит принять его предложение. – Она склонилась к огоньку моей зажигалки. – Вы имеете какое-нибудь отношение к делу о похищении Шерман? Я видела ваше имя в газетах.

– Верно, – сказал я, насторожившись. – Небольшая заварушка.

– Просто кошмар. Конечно, Сьюзи это интереснее, чем мне, но я была поражена, когда услышала. Как вы думаете, она умерла?

Стараясь сохранять спокойствие, я ответил:

– Возможно. А почему ваша сестра этим заинтересовалась?

– Как же, когда-то они были близкими подругами.

– Правда? Я не знал.

– Это было до того, как Джойс попала в кино, – объяснила Коррин. – Года четыре назад они вместе снимали квартиру. Джойс тогда была дежурным администратором в отеле, а Сьюзи работала со мной в номере. Джойс всегда говорила, что обставит Сьюзен в ее собственной профессии, так оно и вышло.

– Это было в Сан-Бернардино, не правда ли? Опять мне показалось, что взгляд ее метнулся в сторону, но она кивнула и вполне искренне улыбнулась:

– По-моему, да. Я точно не помню. Бедняжка Джойс. Значит, вы думаете, что она умерла?

– Весьма вероятно. Ваша сестра поддерживала с ней связь? Они не виделись в последнее время?

– Нет, что вы. Когда Джойс попала в кино, Сьюзи надеялась, что она ее туда тоже возьмет, но не тут-то было. Джойс задрала нос, знаете, как это бывает, и, так сказать, отделалась от Сьюзи. Они поссорились. Джойс порвала со всеми своими подругами. Наверное, успех вскружил ей голову.

– Так случается почти со всеми звездами, – кивнул я, не вполне понимая, к чему она мне это рассказывает. Я не обманывался мыслью, что она болтает просто так. Все это говорилось с какой-то целью.

– Вы оставили свою жену в Спрингвилле, мистер Хармас? – спросила она так небрежно, что я чуть было не попался, но вовремя успел заметить ловушку.

– Мою жену? Господи, конечно нет. А почему вы спрашиваете?

Она пристально смотрела на меня, но губы продолжали улыбаться.

– Мне показалось, что я ее видела. По берегу ходила какая-то девушка, и я подумала, что она похожа на вашу жену. Когда мне нечего делать, я смотрю в бинокль, мне нравится наблюдать за птицами. Так вот, я подумала, что это миссис Хармас.

– Точно нет, – твердо сказал я, слезая с табурета. – Она все время со мной. На пару дней она летала в Сан-Франциско, и сейчас я ее встречаю. Только что объявили посадку ее самолета, мне пора бежать. Доберетесь до Буэнос-Айреса, пошлите мне открытку. На днях я и сам туда собираюсь.

Пожимая мне руку, она сказала:

– Если Сьюзи удастся попасть на сцену в Нью-Йорке, вы ведь с женой попытаетесь с ней увидеться? Ей понадобится поддержка.

– Конечно, – заверил я. – Пока, желаю удачи. Когда я подходил к летному полю, самолет Элен уже приземлился, и она появилась на трапе одной из первых. Мы кинулись друг к другу. После совершенно раскованных и страстных объятий, наблюдаемых окружающими с завистью и весельем, я отодвинул ее и стал с восхищением разглядывать.

– Милая, ты такая хорошенькая, что просто хочется тебя съесть. Ты скучала без меня?

– Конечно скучала, – ответила она, улыбаясь, – но зачем рвать меня на кусочки? – Чуть задыхаясь, она поправила шляпку и решительно высвободилась из моих рук. – Хочу тебе напомнить, что я буду принадлежать тебе много лет, и нечего смотреть на меня такими безумными глазами.

32
{"b":"5920","o":1}