ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы уже слышали? – спросил Денни, пожимая мне руку.

– Рад видеть вас снова, – сказал я, указав ему на кресло. – Как продвигаются ваши дела в Нью-Йорке?

– Наплевать на это, – отрывисто бросил он. – Вы слышали про Сьюзен? Она умерла!

– Умерла? Что произошло? Фэншоу тихонько подошел к столу, взял забытую на нем газету, сложил ее и сунул в урну.

– Это ужасно… – произнес Денни и сел. Я усомнился в том, что его печаль и отчаяние просто игра. Он и вправду выглядел так, будто перенес страшное потрясение. – Бедная девочка перерезала себе артерию. Она была на этом проклятом острове, и никого вокруг, чтобы помочь ей. Она… Она истекла кровью и умерла.

– Господи Боже! – воскликнул я, опускаясь на стул. – Как мне жаль, просто не нахожу слов. Когда это случилось?

– Вчера. Я только что приехал из Нью-Йорка и прочитал об этом в газете. Я позвонил Питу Игану в отель «Спрингвилл», и он рассказал подробности. Конн даже и не подумал со мной связаться, а Коррин сейчас на пути в Буэнос-Айрес. Сегодня я еду в Спрингвилл.

– Могу я что-нибудь для вас сделать?

– Нет, ничего, и все равно спасибо вам. Я зашел поговорить с вами о той страховке.

Вот оно, подумал я и взглянул на Фэншоу:

– Кстати, хочу познакомить вас с Тимом Фэншоу. Он управляющий этим филиалом.

Фэншоу подошел, они пожали друг другу руки.

– Так что со страховкой? – спросил я, когда они обменялись вежливыми словами приветствия.

– Сьюзен умерла, и, конечно, страховка теперь ни к чему. Я хочу спросить про взносы. Мне нужно еще их выплачивать до конца года?

В первый момент мне показалось, что я ослышался. По тому, как напрягся Фэншоу, я понял, что он изумлен не меньше меня. Сохраняя на лице полное спокойствие, я ответил:

– Разумеется нет. После ее смерти уплата взносов автоматически прекращается.

Денни, кажется, почувствовал облегчение:

– Ну ладно, одной заботой меньше. У меня сейчас туго с наличными, и я боялся, что придется продолжать платить.

Словно пара манекенов, мы ждали, когда же он намекнет на претензию, но не дождались. Вместо этого он сказал:

– Знаете, мистер Хармас, я жалею, что нам пришел в голову этот фокус со страховкой. Если бы не она, Сьюзен была бы сейчас жива.

Я поражение уставился на него:

– Что вы имеете в виду?

– Ну, если бы не эти полисы, она бы со мной не разругалась и не уехала бы на Мертвое озеро.

– Она с вами поссорилась?

– Да. Помните, как она хотела использовать страховку для рекламы?

– Конечно помню, – подтвердил я и подался вперед всем телом.

– Идея была в том, чтобы заранее получить рекламу и чтобы ее имя стало известно в Нью-Йорке. Когда я решил, что ее номер отшлифован как следует, я сказал, что готов рассказать всю историю прессе. К моему удивлению, она заявила, что все обдумала и решила, что ее номер настолько хорош, что ни к чему сбивать себе цену таким дешевым трюком. Точно так она и сказала! Можете себе представить? Дешевый трюк! Страховка на миллион долларов – дешевый трюк!

– Что ж, у девушек бывают фантазии, – осторожно сказал я. – Когда я видел ее номер, ее очень хорошо принимали. Может быть, она впала в заблуждение, решив, что этот номер лучше, чем есть на самом деле?

Денни кивнул:

– Точно. И я, кретин, так ей и заявил. Как она разозлилась! Она сказала, что если я не устрою ей в Нью-Йорке ангажемент, достойный ее номера, то, значит, я никудышный агент. Кажется, я тоже слегка разозлился. Мы слишком много заплатили, чтобы заполучить эти полисы, и не можем себе позволить спустить их в канализацию. Когда я ей об этом сказал, она ответила, что воспользуется ими, когда утвердится в Нью-Йорке. – Он с несчастным видом посмотрел на меня. – Я, идиот, стал с ней спорить, и она просто пришла в ярость. Смешно сказать, но за все время, что я ее знал, мне и голову не приходило, что у нее такой темперамент. Она ушла от меня и сказала, что будет жить у Конна, а нам с ней ни к чему встречаться, пока я не найду ей ангажемент в Нью-Йорке.

– Мне очень жаль, я об этом не знал. Значит, вы так и не воспользовались страховкой?

Он покачал головой:

– Нет, только зря потратили деньги. Поэтому я к вам и пришел. Мне не по карману платить дальше.

– Вам и не нужно этого делать. Взносы автоматически прекращаются. – Я кинул ему пачку сигарет. Он закурил.

– Вы только что сказали, что эту идею со страховкой придумала мисс Джеллерт, а мне казалось, что инициатива исходила от вас.

Он моргнул:

– Конечно нет. Это все Сьюзи. Мне сначала эта мысль не очень понравилась, а когда она меня в конце концов увлекла, Сьюзи потеряла к ней интерес.

– Но ведь с Гудьером-то связывались вы?

– Да, я был efr-агентом и занимался деловой стороной номера, но обо всем договорилась Сьюзен.

– О чем договорилась?

– О том, чтобы мистер Гудьер со мной встретился. Это она выбрала вашу компанию.

– Видимо, у меня были неверные сведения, – сказал я. – Я считал, что вы с Гудьером встретились случайно.

Он удивился:

– Конечно нет! Нашу встречу устроила Сьюзи.

– Вы знаете, как она на него вышла?

– Не знаю.

– Ну ладно, это не имеет значения. Мне ужасно жаль, что все так кончилось.

– Да. Ну что ж, не буду отнимать у вас время. Я только хотел спросить про взносы. Значит, мне больше ничего не нужно делать?

– Ничего. Мы бы только хотели получить копию свидетельства о смерти. Как только она будет у нас, взносы автоматически отменяются. Если хотите, я улажу этот вопрос с остальными компаниями.

– Было бы здорово, – благодарно произнес он, поднял с пола потрепанный портфель, открыл его и вынул десять полисов, аккуратно перевязанных красной ленточкой. – Наверное, они вам нужны, – сказал он и положил их на стол.

Я чуть не свалился со стула. Без этих полисов ни у него, ни у кого-либо другого не будет ни малейших оснований для заявления претензии. Я был настолько потрясен, что это, должно быть, отразилось у меня на лице.

– Что-нибудь не так? – забеспокоился он.

– Нет-нет. – Я посмотрел на Фэншоу, вытаращившего глаза на полисы. – Я просто про них забыл. Денни подтолкнул полисы ко мне:

– Вы не могли бы послать мне письменное уведомление об их аннулировании?

– Конечно, – согласился я, чувствуя, как со лба течет пот.

Если бы я взял эти полисы и уничтожил их, то уже никакое мошенничество не выгорело бы. Никто не смог бы заявить нам претензию, не предъявив полисы. С другой стороны, они принадлежали Сьюзен Джеллерт, и я как сотрудник «Нэшнл фиделити» не имел права их брать. Они представляли миллион долларов независимо от того, была сделка нечестной или нет. Я потянулся к полисам, поколебался, потом нехотя убрал руку. Взять их означало совершить очень нечестный поступок и воспользоваться очевидным невежеством Денни. Кроме того, если бы стало известно, что мы уничтожили полисы, зная, что по ним может быть заявлена претензия, наша репутация погибла бы безвозвратно. Я не мог участвовать в таком деле.

Не взглянув на Фэншоу, чтобы выяснить, согласен ли он со мной, я подтолкнул пачку полисов к Денни:

– Вы должны их хранить до конца дознания. В любом случае, их нужно приобщить к документам мисс Джеллерт и отослать ее адвокату.

– Правда? – в замешательстве спросил он. – Но ведь они же ничего не стоят. Это необходимо?

Я пристально смотрел на него, пытаясь понять, не играет ли он. Я подумал, может, он пытается заставить меня признать, что полисы имеют ценность, но, глядя на его честное, обескураженное лицо, я отказался от этой мысли.

– Без согласия судебных исполнителей нельзя уничтожать никакие документы, относящиеся к покойной, – медленно произнес я. – У нее есть адвокат?

– Не знаю. Сомневаюсь. Может, мне поговорить с Конном?

– Наверное, да.

Он убрал полисы в портфель и поднялся.

– Мне пора идти, чтобы сегодня успеть в Спрингвилл. Спасибо вам за все, мистер Хармас.

– Мне очень жаль, что так вышло, – сказал я. – Когда вернетесь, загляните ко мне. Мне будет интересно послушать, чем кончится расследование.

35
{"b":"5920","o":1}