ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я подошел к двери, повернул ручку и толкнул. Фонарь осветил жаркое и душное помещение, запахло дезинфекцией и формалином. Луч выхватил из темноты глубокую раковину с белыми кранами, операционный стол под лампами и два других стола, на одном из которых лежало накрытое покрывалом тело. Я подошел.

Там лежала Сьюзен Джеллерт; мертвое печальное лицо было восковым и белым, как первый снег. Это действительно была Сьюзен: те же черты лица, те же светлые волнистые волосы. Я еще немного откинул покрывало и над правой грудью заметил маленькую темно-красную родинку в форме полумесяца. Секунду я смотрел на нее, пытаясь вспомнить, видел ли ее раньше. При первой встрече я достаточно близко видел Коррин, чтобы заметить эту родинку; майка, которая тогда была на ней надета, не смогла бы ее скрыть. Но когда Сьюзен танцевала на сцене, я сидел слишком далеко, и такое маленькое пятнышко могло быть просто запудрено, чтобы издалека было незаметно. Лишь по этой родинке можно было судить, что лежащая передо мной мертвая девушка – Сьюзен.

С собой у меня был прибор для снятия отпечатков пальцев. Стараясь спешить, я снял отпечатки с холодной, мертвой руки. Быстрое изучение результатов сообщило мне, что отпечаток большого пальца тот же, что и на полисах.

Кладя в карман прибор, я почувствовал разочарование. Я надеялся доказать, что мертвая девушка – не Сьюзен, но теперь не оставалось никаких сомнений в обратном.

Я надвинул покрывало на мертвое лицо и, стараясь двигаться бесшумно, вернулся к двери. Поворачивая ручку, я услышал за дверью тихий скрип.

Я замер, прислушиваясь; сердце билось, как выброшенная на берег рыба. Не было слышно ни звука, но меня охватило предчувствие опасности. Я был уверен, что в здании я больше не один.

Выключив фонарь, я опустил его в карман, потом медленно распахнул дверь и постоял, не двигаясь и вслушиваясь.

Ничего не произошло. Передо мной была плотная стена мрака. Я попытался убедить себя, что мне просто почудилось, но ощущение опасности не проходило. Я подумал о теле Сьюзен Джеллерт на столе за моей спиной. Словно санки по американским горкам, по моей спине вверх-вниз пробежал холодок. Очень осторожно я сделал два шага вперед.

И тут я почувствовал движение справа от себя и бросился в сторону. Руку царапнула холодная сталь, раскроив мне рукав. Я услышал тихое бормотание и покрылся холодным потом. Мое лицо царапнули чьи-то пальцы, я нырнул вперед, вытянув руки в темноту.

В меня врезалось чужое тело, твердое и мускулистое. Сталь распорола мою куртку и царапнула ребра. Падая, я изо всех сил двинул кулаком и попал в чье-то лицо. Ко, мне протянулись руки, пошарили по груди и нащупали горло. Стальные пальцы вцепились мне в шею, я лягнул ногой. Она попала в пустоту, я перекатился на спину. В мою грудь уперлось чье-то колено, я задохнулся. Ухватившись за толстые волосатые запястья, я отчаянно пытался оторвать их от своего горла, но пальцы держали как тиски. В ушах застучала кровь, я почувствовал, что теряю сознание. Горло мое было сдавлено с невероятной силой: кем бы ни был мой душитель, он был силен как бык.

Я попытался его ударить; мои кулаки лишь легонько шлепнули его физиономию, как хлопья снега оконное стекло. Тьма в моих глазах превращалась в ревущий красный шар. Я снова попробовал поднять руки, чтобы ударить, но они налились свинцом. Я попытался крикнуть. Потом красный шар взорвался в моей голове, и я погрузился в безмолвную темную бездну.

Шериф подвинул ко мне бутылку виски. Его добрые синие глаза неотрывно смотрели на меня.

– Глотните-ка, – сказал он. – Похоже, вам это не помешает.

Я глотнул. Напиток показался мне не крепче молока.

– Вам повезло, что я вовремя появился, – сказал он. – У этой колючки вполне деловой вид.

Он кивнул на нож с узким лезвием, лежащий на столе.

– Да уж, – просипел я и потер саднящее горло. – Вы его видели?

– Он услышал мои шаги и убрался. Я так торопился, что забыл взять револьвер.

Я налил себе еще. Было ясно, что вот-вот начнутся расспросы. Я все еще чувствовал себя слишком плохо, чтобы придумать что-нибудь правдоподобное. Я знал, что погубил не только себя, но и Мэддакса. Этот шериф с ласковым взглядом не отпустит меня, пока не получит разъяснений, которые бы его удовлетворили, а по его виду было ясно, что удовлетворить его будет нелегко.

Пока я валялся без чувств, он осмотрел мои карманы: мой бумажник, лицензия и визитная карточка были разложены перед ним на столе. Ему было известно, кто я такой и кого представляю.

– Слушай, сынок, – мягко произнес он, – ты можешь загреметь в тюрьму за то, что вломился сюда, но, мне кажется, у тебя была причина. Ты хотел опознать девушку?

– Да, – подтвердил я.

– Она была у вас застрахована?

– Послушайте, шериф, я влип. Она была застрахована у нас, но мы заподозрили обман. Нам кажется, что ее убили. Я приехал сюда убедиться, что она действительно Сьюзен Джеллерт, а не ее сестра-близнец Коррин Конн. Если выяснится, что я здесь был, моя компания вместе с девятью другими потеряет миллион баксов.

Он сложил губы трубочкой и тихо свистнул.

– Расскажи-ка мне все, сынок, – сказал он, устраиваясь в кресле. – Может быть, я смогу помочь.

Его вежливость меня не обманула. Я должен был ему все выложить, иначе попал бы в еще худшую ситуацию. Я ему рассказал. На это ушло какое-то время, но он узнал обо всем, включая похищение Джойс Шерман.

– Да, история странная, – произнес он, когда я закончил. – Но вы на ложном пути. Эта девушка погибла случайно. Нет никакой речи о нечестной игре. Я здорово повозился, чтобы все проверить. Когда Конн сообщил, что нашел ее мертвой, я сразу же спросил себя, не он ли ее прикончил. Мне не нравится этот тип. Он мошенник, и я подозревал его, когда отправился на остров. Я очень тщательно все проверил. Я осмотрел стремянку она была гнилой, как он и говорил, и одна из ножек сломалась. Я видел разбитое окно, и оставшиеся осколки стекла были в крови. Следы ног в доме принадлежали только Конну и девушке.

Именно это и делает ее смерть случайной. Она была одна на острове, когда погибла. Док говорит, что она скончалась примерно в три часа дня. Ладно, дадим ему три часа на ошибку. Конн уехал с острова и явился в отель в десять часов утра. Есть тут один тип, Джейк Оукли, он немножко браконьерствует на Мертвом озере, когда там нет Конна. Он спрятался на берегу и ждал, когда Конн уедет, и он его видел. Он рыбачил там до половины пятого вечера. Никто на остров не приезжал. Конн вернулся в половине пятого. Оукли скрылся из виду, когда услышал, как Конн заводит свою моторку. Он видел, как Конн причалил, и видел, как через две минуты он снова подбежал к лодке и уплыл на берег. Тогда Конн обнаружил тело девушки и поехал за мной. Оукли все еще наблюдал за островом, не понимая, что Происходит, когда я со своими людьми и Конном сели в моторку и прибыли на остров. Там не было никого, кроме девушки. Я частым гребнем прочесал всю хижину и весь остров и могу поклясться, что там никого не было. Это несчастный случай. Можешь выбросить из головы мысль об убийстве.

– Извините, – возразил я, – но я не верю. Это было убийство, но я понять не могу, как его провернули.

– Ну что ж, сынок, если ты сумеешь это доказать, желаю тебе удачи, но никакое жюри не поверит, что это не несчастный случай, когда услышит показания Оукли.

– А что если Конн подкупил Оукли, чтобы он рассказал эту историю? – предположил я. Шериф улыбнулся:

– Нет, я знаю Оукли с детства. Он ненавидит Конна, и он прямолинеен, как телеграфный столб. Извини, но тут ты ошибаешься.

– Вы обязательно должны докладывать о том, что я здесь был? – спросил я. – Сами видите, в какую лужу я сел. Мы думали дать Конну возможность подать в суд. Если он сможет доказать, что я здесь был, чтобы опознать тело, мы проиграем.

– Я не сую нос в чужие дела, но, если мне пришлют повестку и заставят поклясться на Библии, мне придется сказать правду.

37
{"b":"5920","o":1}