ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда я выглянул снова, его все еще не было. На его месте я бы обошел хижину кругом и подобрался сзади: окно было единственным, с другой стороны – глухая стена. Так он и поступил.

Когда я проверил револьвер и обнаружил в нем только одну пулю, Элен шепнула:

– По-моему, он позади хижины. Я слышу какие-то звуки.

От окна я не отошел. Если он намерен войти, ему придется воспользоваться либо дверью, либо окном. В задней стене не было никаких отверстий.

– Послушай, – сказал я.

Да, он был позади хижины: было слышно, как его ботинки ворошат сухие листья.

Я сжал револьвер и стал ждать. Шли минуты. Потом затрещали доски задней стены хижины: по ним стучали ногами. Затем послышался шаркающий звук, я завертелся на месте, сердце бешено колотилось.

– Он на крыше, – прошептала Элен. Я подошел к ней и опустился на колени.

– Ему до нас не добраться.

Я и сам в это не очень верил, просто не хотел ее пугать. Вдруг на пол что-то шлепнулось.

– Что это? – спросила Элен, вцепившись мне в руку.

Я включил фонарь, осветил лучом хижину, но ничего не заметил. Я направил луч вверх: там не было никакого отверстия.

– Это из трубы, – прошептала Элен. – Ой, Стив! Как ты думаешь…

Я встал и медленно подошел к ржавой печке. Посветив, я вначале разглядел только паутину и пыль, но тут из пыли выползла здоровенная гремучая змея. Оказавшись в луче света, она судорожно изогнулась и скрылась за кучей истлевших мешков.

Поспешно отступив, я почувствовал, как по спине течет пот.

– Куда она делась? – в ужасе спросила Элен. Я подошел к ней.

– Заползла за те мешки.

– Тогда подожди. Ничего не делай. Она… Может быть, она уползет…

Первым моим порывом было схватить Элен в охапку и выскочить вон из хижины, но я знал, что там Конн, который именно этого и ждет. Я стал обшаривать комнату лучом фонаря, держа пушку наготове и методично переводя взгляд от груды мешков к окну и обратно. Я знал, что Конн может попробовать подобраться к окну в надежде, что я не свожу глаз со змеи. Я должен был быть готов дать отпор им обоим.

– Она ползет! – сказала Элен и приглушенно вскрикнула.

Длинное чешуйчатое тело скользнуло по комнате к нам. Я направил на змею луч фонаря, и она метнулась в сторону. Стрелять я не решился. Рука дрожала, и если я промахнусь, то мы пропали.

– Можешь подержать фонарь? – спросил я сквозь стиснутые зубы.

Она взяла его, я скинул куртку.

– Постарайся держать его твердо. Я хочу ее поймать.

– Нет, Стив! Не подходи к ней!

– Все нормально, успокойся.

Я встал, сунул револьвер в карман брюк и, держа в руках куртку, словно дразнящий быка тореадор, стал очень медленно приближаться к змее.

Элен так дрожала, что с трудом удерживала фонарь. Змея свернулась в кольцо и подняла голову, острую, как наконечник пики.

Да, я напугался. Я попытался сделать еще один шаг, но вид этой твари парализовал меня. Я стоял, сжимая в руках куртку, колени тряслись, стуча друг о друга; змея отклонилась, готовясь напасть. Когда она бросилась вперед, я швырнул на нее куртку, потом отскочил, вытащил револьвер и попытался прицелиться ей в голову, пока она свивалась в кольцо для нового броска, но рука моя дрожала. Выругавшись, я бросил револьвер на пол и снова схватил куртку.

И тут окно закрыла чья-то тень и раздался выстрел. В первый момент я даже не понял, ранен я или нет. Я бросился к револьверу, схватил его и рывком обернулся.

– Стоять… Стоять! – рявкнул чей-то голос.

– Не стреляй, Стив! – крикнула Элен. – Это полиция!

Я отбросил револьвер, будто он был раскаленным, и медленно сел. В дверях, наставив на меня пушку, стоял полицейский.

– Руки вверх!

Я поднял руки и взглянул на змею. Она лежала, свернувшись, голова была отстрелена.

– Это вы сделали? – сипло спросил я.

– Я, – ответил полицейский, медленно входя в хижину. – Что здесь происходит?

– Отличный выстрел, – сказал я, слыша звук отъезжающей машины на шоссе, но не беспокоясь об этом. – Браток, это был чертовски отличный выстрел!

Глава 11

Через три дня я прибыл в Лос-Анджелес, оставив Элен в больнице в Сан-Бернардино. Мне страшно не хотелось уезжать без нее, но она была слишком слаба, и, когда врачи уверили меня, что осложнений не будет, я был вынужден вернуться к работе.

В полиции Сан-Бернардино мне задали кучу вопросов, но я не стал им выкладывать все до конца. Я еще не был готов сорвать покров с этой истории, и мне не хотелось, чтобы они вмешались, пока я все не разведал. Им я сказал, что на нас напал какой-то бандит, и мы укрылись в хижине. Я оставил их при мнении, что змея уже была там, когда мы вошли. Полицейский объяснил мне, что услышал выстрелы и пошел проверить, в чем дело. Самого бандита он не видел, но слышал, как тот отъезжал. Сам я не сомневался, что это был Конн, об этом ясно свидетельствовала змея, но я о нем промолчал. Ответив на все вопросы и попрощавшись с Элен, я тут же отправился в Лос-Анджелес.

Сначала я заехал к себе в отель и забрал почту. Шериф Питере сдержал слово. Он прислал мне фотографию девушки, которую, как я теперь был уверен, звали Коррин Конн. Фотография получилась четкой, и на ней была ясно видна родинка. Несколько минут я ее изучал, стараясь убедить себя в том, что это Коррин, но она по-прежнему казалась мне Сьюзен.

Необходимо было выяснить, поступила ли претензия. Я отправился к Фэншоу.

У него сидел Мэддакс, который устремил на меня свирепый взгляд.

– Что тебе нужно? – осведомился он. – Тебе здесь нечего делать. Ты уволен!

– У меня было такое впечатление, что этот офис принадлежит Фэншоу, – сказал я, закрывая за собой дверь. – Если он скажет, я уйду.

Фэншоу улыбнулся:

– Заходи, Стив. Как у тебя дела?

– Нормально. Как работает этот пижон Джексон?

– Пока никаких результатов, – ответил Фэншоу, а Мэддакс фыркнул так, что зашевелились бумаги на столе.

– Я пришел предложить свои услуги, – заявил я. – Разумеется, они потребуют значительно более существенной оплаты, чем раньше, но я готов это обсудить.

– Я не взял бы тебя на работу, будь ты хоть единственным следователем на свете, – фыркнул Мэддакс. – А теперь убирайся!

Я обратился к Фэншоу, который глядел на меня выжидающе.

– Какие новости? – спросил я. – Претензия заявлена?

– Да. Миссис Конн приехала вчера утром, а вечером поступила претензия. Адвокатом она наняла Эда Райана, хитрейшего из стряпчих, и, думаю, они нас обставят.

– Значит, вы позволяете им подать на вас в суд?

– Благодаря тебе, – воскликнул Мэддакс, стукнув кулаком по столу, – нам не с чем идти в суд! Райан говорит, что кроме тех десяти полисов, о которых мы знаем, есть еще два, выданные мелкими компаниями, с которыми мы не имеем дел. Условия этих двух полисов точно такие же, как и у наших, но сумма там составляет всего лишь двести долларов. Эти компании знать не знали, что мы тоже впутались в это дело, и, когда Райан заявил претензию, они заплатили!

– Они не поняли, что это подделка?

– Они сказали, что заподозрили мошенничество, – с отвращением ответил Мэддакс, – но раз сумма была так мала, а про другие компании они не знали, то решили, что дешевле будет заплатить, чем отвечать в суде. Вот так некоторые компании делают свои дела.

– Таким образом, мы по уши завязли в этом, да? Мэддакс сделался цвета спелой сливы.

– Это нас доконало! – проревел он. – Пока мы держались все вместе и отказывались признать претензии, у нас еще оставался шанс, но теперь, когда эти две компании заплатили, никакое жюри нас не спасет! И какое бы дело мы ни представили в суд, с этим кончено, потому что ты дал основания считать, что мы признаем свою ответственность!

– Плоховато, – сказал я, покачав головой. – Ну ладно, ерунда. У меня есть к вам предложение. Если я смогу распутать это дело, сколько это будет стоить?

Оба, и Фэншоу, и Мэддакс, вытаращили на меня глаза.

43
{"b":"5920","o":1}