ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я разозлился на себя за то, что не додумался до этого раньше, когда осматривал ее в Спрингвилле. Выпрыгнув из машины, я вернулся в аптеку и позвонил шерифу Питерсу.

Судя по голосу, он был рад меня слышать.

– Шериф, – сказал я, – у меня есть причины считать, что эта мертвая девушка – Коррин Конн. Это легко доказать. Вы не могли бы посмотреть на ее волосы и проверить, не темные ли у них корни?

– Уж не думаешь ли ты, сынок, что тело еще здесь? – удивленно ответил он. – Его затребовал Джек Конн. Кремация состоялась через два дня после коронерского расследования.

– Ее кремировали? – заорал я. – Вы в этом уверены?

– Конечно. Я ничего не мог сделать, как только коронер вынес вердикт о смерти в результате несчастного случая. Конн имел все права забрать тело. Но я снял ее отпечатки пальцев. Он попросил меня снять их и подшить в дело, потому что, как он сказал, будет заявлена претензия на получение страховки, и он не хочет никаких заминок с идентификацией.

– Отпечатки мне ни к чему, – с отвращением сказал я. – Они у меня самого есть. Ну что же, спасибо, шериф. Как-нибудь увидимся.

Я открыл дверь телефонной будки и постоял, вдыхая аптечный воздух и раздумывая, что делать дальше. Если я не могу доказать, что Сьюзен – это Коррин, значит, нужно доказать, что Коррин – это Сьюзен.

Я снова закрылся в будке и позвонил Фэншоу.

– Это Хармас. Ты, случайно, не знаешь, где остановилась миссис Конн?

– Не знаю, но, наверное, можно спросить Райана. Не исключено, что он мне и скажет, – ответил Фэншоу, – но захочет узнать, зачем это нам.

– Еще бы, конечно захочет. Нет, мне это не подходит. Как думаешь, она в каком-нибудь отеле?

– Понятия не имею. И послушай, Стив, я надеюсь, что у тебя что-нибудь получается. Райан полчаса назад звонил и требовал действий. Он теперь ни на день от нас не отвяжется.

– Да, у меня кое-что получается, – соврал я. – Либо я покончу с этим делом сегодня, либо можешь считать меня полным дерьмом.

Когда он повесил трубку, я позвонил в полицию и попросил соединить меня с Хэккетом.

– Что-нибудь выяснили про убийцу Филлипса? – спросил я.

– Вероятно, это Конн, – ответил он. – У нас есть свидетель, который видел, как около десяти часов какой-то мужчина выходил из задней двери студии. Описание подходит к Конну. Мы его ищем.

– Как насчет Мертвого озера? Он мог вернуться туда.

– Я созвонился с шерифом Питерсом, он сейчас посылает на остров людей.

– Я хочу быстро найти миссис Конн. Где она может быть?

– А зачем она вам?

– Я слишком занят, чтобы объясняться по телефону, но, если повезет, то, возможно, я раскрою дело о похищении Шерман.

– Это что, шутка?

– Если я смогу отыскать миссис Конн, то могу поспорить, что разберусь в деле Джеллерт, и похищение Шерман тоже с ним связано.

– Чего вы хотите от меня?

– Найдите миссис Конн. У вас это получится быстрее, чем у меня, а ее нужно быстро отыскать. Можно посадить троих людей на телефоны, и пусть они обзвонят все отели и дома, где сдаются квартиры. Она должна быть где-то поблизости на случай, если Райан захочет посоветоваться с ней по поводу претензии. Сделаете?

Он согласился.

– Я позвоню вам через час. И послушайте, капитан, не хватайте ее, пока я с ней не поговорю.

– У нее может быть Конн.

– Ни в коем случае, – ответил я и повесил трубку, прежде чем он смог возразить.

Открыв дверь будки, я вдохнул свежий воздух, утер лицо и снова закрылся. Я набрал номер Алана Гудьера.

Он почти сразу снял трубку.

– Это Стив. Я в трех минутах от тебя. Хочешь, подъеду: ты ведь хотел поговорить?

– Хорошо бы, – ответил Гудьер. – Ты слышал, что я уволился?

– Слышал. Я тоже.

– Правда? Когда?

– Сразу после тебя, потом расскажу. Я еду к тебе.

– Отлично.

Я повесил трубку, вышел из будки и подошел к стойке. Купив стакан кока-колы, я выпил его и пошел к машине.

Гудьер снимал квартиру на бульваре Сансет, на верхнем этаже, а парадный вход был настолько внушителен, что мог бы удовлетворить вкусы миллионера.

Гудьер ждал меня у дверей своей квартиры.

– Ну и местечко тут у тебя, – сказал я, закрывая дверь лифта.

– Хорошее, – согласился он, – но теперь это для меня слишком дорого. В конце недели я съезжаю. Где ты был, Стив? Я уже три дня пытаюсь тебя разыскать.

– Извини, я повздорил с Мэддаксом и уволился. Элен была в Сан-Бернардино, и я полетел к ней.

Я начисто забыл, что ты хотел со мной поговорить, и вот только что об этом вспомнил.

Он провел меня в просторную гостиную.

– Да, вот это шикарная жизнь, – сказал я, оглядевшись. – Черт побери! Тебе будет этого не хватать. Гудьер закрыл дверь.

– Наверное, да. Значит, ты уволился? Я выбрал удобное кресло, в котором спать можно было, и сел.

– Мэддакс решил подключить к делу Олли Джексона, и я вышел из себя, – сообщил я ему.

– Ничего себе! – поразился Гудьер. – И что ты собираешься делать, Стив? Пойдешь в другую компанию?

– Я хочу добыть себе немного денег. Если я распутаю это дело, Алан, то смогу получить оплату на обычных условиях: один процент. А один процент от миллиона – это деньги.

Он принялся ходить по комнате, засунув руки в карманы и нахмурив бледный лоб.

– Но можешь ли ты его распутать?

– Конечно, – кивнул я, вытаскивая сигарету и тщательно приклеивая ее к нижней губе. – Я его уже распутал.

– Но как? – Он замер, глядя на меня. – Ты хочешь сказать, что сумеешь доказать факт мошенничества? Что эту девушку убили?

– Думаю, да. Дело Шерман я тоже раскрыл. Он подошел и сел рядом.

– Ну давай же! Рассказывай.

– Алан, с тех пор, как погиб Хофман, я стал тебя подозревать, – серьезно сказал я. – Только мы двое знали о том, что я к нему еду. Когда я уехал, ты позвонил Конну и велел ему заткнуть Хофману рот, так ведь?

Он тупо смотрел на меня:

– О чем ты говоришь, Стив?

– Да ладно тебе, брось. Ты организатор и похищения Шерман, и убийства Коррин. Это ясно как божий день. Кроме того, ты говорил Мэддаксу, что встретился с Денни случайно, но это не правда. Вашу с ним встречу организовала Сьюзен Джеллерт. Это мелочь, но она помогла мне тебя вычислить. Ты всегда появлялся неожиданно и задавал вопросы. Я рассказал тебе о коротковолновом передатчике и чуть не погиб, потому что ты передал эту информацию дальше. Именно ты утверждал, что Сьюзен случайно поставила отпечаток пальца на полисе, однако это не ее отпечаток, а ее сестры.

– Надеюсь, ты шутишь, Стив, – сказал Гудьер, сердито глядя на меня. – Или шутишь, или сошел с ума.

– Кроме того, я знаю, как убили ту девушку на острове. Видишь ли, Алан, если бы ты затеял только одно мошенничество, тебе это могло бы сойти с рук, но два – это уже перебор. Похищение Шерман тебе бы еще удалось, но вторая история оказалась слишком уж затейливой.

– Я больше не хочу этого слушать, – тихо сказал Гудьер.

– Как угодно, – сказал я, поднимаясь. – Я думал, тебе будет приятно, если я приду и расскажу тебе. Я еще никому об этом не говорил. Ну ладно, я побежал. Не думай, Алан, что тебе удастся выйти сухим из воды. Вся твоя затея трещит по швам.

Он молчал, и я пошел к двери. Когда я открыл ее, он произнес:

– Подожди. Я оглянулся.

– Ладно, все, конечно, не оговорено, но это еще можно исправить, – ровным голосом сказал он. – В этом деле задействовано полтора миллиона. Это большие деньги. Ты говорил об одном проценте. Я предлагаю тебе треть.

– А почему не половину? – спросил я, возвращаясь к своему креслу.

– Одну треть. Тебе, мне и девушке.

– А Конну?

– Его придется убрать, он слишком опасен. Думаю, как только деньги будут получены, он попытается от меня избавиться. Ему чересчур нравится убивать.

– Ты забыл про Раиса, – сказал я. – Разве ему ничего не причитается?

– Я не намерен о нем заботиться. Полиция держит его крепко, так что он и шагу ступить не может. Он не осмелится ничего сделать. Как только претензия будет удовлетворена, мы втроем, девушка, я и ты, если ты с нами, собираемся исчезнуть. Райс не сможет нас выдать, не выдав себя.

45
{"b":"5920","o":1}