ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты получил полмиллиона за похищение Шерман?

– Получил. Райан заявит претензию самое позднее через неделю. Стив, я предлагаю тебе треть всей суммы за молчание.

– Это все, что тебе от меня нужно? Он поколебался:

– И помоги мне избавиться от Конна. Никто из нас не будет в безопасности, пока он жив.

– Его видели, когда он выходил из студии Филлипса. Полиция его разыскивает.

– Они его не найдут. Он уже был в бегах.

– Ты знаешь, где он? Гудьер кивнул.

– Алан, ты мне нравишься, – сказал я. – Как тебе пришла в голову эта идея? Ты ведь преуспевал в своей работе агента. Что тебя толкнуло схватить такой быстрый куш?

– Кто тебе сказал, что я преуспевал? – бросил он в ответ. – Я тратил вдвое больше, чем зарабатывал. Я по самые уши в долгах. Мне нужно было что-то предпринять. Полтора миллиона сначала показались слишком большей удачей, но тогда я не знал про Конна. Я не занимаюсь убийствами.

Я внимательно посмотрел на него:

– Разве? Ведь это ты убил Коррин Конн. Он побелел.

– Это наглая ложь! Ее убил Конн, – сказал он, подавшись вперед всем телом и глядя на меня.

– Когда она умерла, Конн ездил в Спрингвилл за почтой. Ты убил ее, Алан.

Он с трудом взял себя в руки.

– Оукли все время наблюдал за островом, – сказал он. – Он бы увидел, как я приехал или уехал.

Хотелось бы мне знать, как ты докажешь, что ее убил я.

– Я понятия об этом не имел, пока не просмотрел сегодня утром твое досье. Но как только я узнал, что во время войны ты служил в спецслужбах, на подводной лодке, я сразу понял, как ты это проделал. Бьюсь об заклад, что где-нибудь у озера я отыщу костюм аквалангиста. Ты запросто мог проплыть под водой до острова, убить девчонку и незаметно уплыть обратно. Прелестная идея, Алан, но ты забыл про свое досье.

Он встал; лицо его было твердым как гранит.

– Ты входишь в долю? – потребовал он. – Я дам тебе треть суммы, когда по претензиям заплатят.

– По ним не заплатят, – ответил я. – Все кончено, Алан. Если бы ты не убивал ту девушку, я бы дал тебе время исчезнуть, но теперь тебе придется смириться с судьбой. Мне очень жаль. Ты, должно быть, свихнулся, когда задумал проделать такой трюк, но раз уж ты его проделал, то должен за это заплатить.

Он подошел к столу, который стоял в нише у окна, выдвинул ящик и достал револьвер. Повернувшись, он направил его на меня.

– С меня хватит, – произнес он дрожащим, хриплым голосом. – У меня есть полмиллиона, и если я не смогу получить остальные деньги, то уеду без них. И ни ты, ни кто-либо другой меня не остановит!

– Не валяй дурака, – посоветовал я. – Убив меня, ты ничего не добьешься. В таком доме, как этот, нельзя выстрелить без последствий, тебе не удастся убежать. – Я встал. – Алан, я иду в полицию. У тебя есть двадцать минут. Решай сам, что тебе делать. В любом случае, ты пропал.

Я повернулся к нему спиной и пошел к двери.

– Стой! – сказал он, и я услышал щелчок предохранителя.

Я оглянулся через плечо.

– Пока, Алан, и желаю удачи, – сказал я, открыл дверь и шагнул в коридор.

Он стоял и смотрел, скривив лицо, рука с револьвером опускалась.

Я закрыл дверь и пошел к лифту. Я дружил с Аланом с тех пор, как он пришел в нашу компанию. Он мне нравился. Открывая дверь лифта, я чувствовал себя прескверно.

Когда прогремел выстрел, мне показалось, будто меня ударили прямо под сердце.

Только в пять часов того же вечера последние кусочки мозаики легли на свое место. Все тянулось бы еще дольше, не приди мне в голову светлая мысль поболтать с Мирой Лэнтис, подружкой Перри Раиса.

Как только я рассказал ей всю историю, она не выдержала и заговорила.

Она убедила меня, что не имеет никакого отношения ни к похищению Джойс Шерман, ни к плану выжимания полутора миллионов долларов из страховых компаний.

Когда она поняла, что Раису будет предъявлено обвинение в убийстве, то постаралась нам помочь, ответила на мои вопросы и позволила еще раз обыскать спальню Джойс Шерман.

С той информацией, которую она мне дала, я почувствовал себя готовым раскрыть дело. Я поехал в полицию и провел там полчаса, объясняя все Хэккету. Убедив его, я позвонил Мэддаксу и попросил приехать.

Он добрался за десять минут и промаршировал в кабинет Хэккета, где мы его ждали. Пока я беседовал с Гудьером, люди Хэккета разыскали Коррин Конн. Она сняла квартиру в доме по Каньон-Драйв.

– Вы должны мне пятнадцать штук, – сообщил я Мэддаксу, усевшемуся напротив меня. – Я раскрыл дело, и мы готовы нанести удар.

– Это правда? – спросил Мэддакс. – Если да, то я не прочь раскошелиться. Райан весь день сводил меня с ума.

– Да, это правда, и не надо делать такой великодушный вид. Вас послушать, так можно подумать, что вы собираетесь платить мне из собственного кармана.

– Так мы идем или нет? – нетерпеливо осведомился Хэккет.

– Верно, – согласился я. – Мы собираемся навестить миссис Конн, – объяснил я Мэддаксу. – Мы втроем да еще пара полицейских на случай, если она вздумает хамить.

– Давай рассказывай, – потребовал Мэддакс, выходя за нами из офиса. – Как ты это раскрыл?

– Не выполняя приказы, – улыбнулся я ему. – Если бы я держался подальше от Спрингвилла, как вы мне приказали, то это дело никогда не было бы раскрыто. Поэтому вам это будет стоить пятнадцать штук.

– Оставь свое проклятое самодовольство, – рявкнул Мэддакс. – Кто организовал это мошенничество?

Я посторонился, пропуская его в машину, и сел впереди вместе с одним из копов.

– Гудьер, – ответил я.

Ошеломленное молчание длилось всю дорогу до дома на Каньон-Драйв.

Мы остановились в нескольких ярдах от здания, вышли и быстро взбежали на крыльцо. Хозяйка, которую уже предупредили, заранее открыла нам дверь.

– Второй этаж, дверь у лестницы, – прошептала она, восторженно глядя на нас. – Она весь день никуда не выходила.

Хэккет велел одному из своих людей остаться в вестибюле, а другому – дежурить с задней стороны дома.

Он посмотрел на меня.

– Давайте, – сказал он. – Я займусь этим делом, когда вы закончите.

– Черт подери, хотел бы я знать, что здесь происходит, – фыркнул Мэддакс. – Ты что, не мог рассказать, пока мы не ушли из полицейского управления?

– Нет времени, и, кроме того, я хотел, чтобы спектакль получился как можно интереснее. Вы ведь хотите хорошего зрелища за свои деньги?

Я поднялся по лестнице, постоял у двери, постучал и стал ждать.

Через секунду дверь открылась; в дверях стояла девушка, похожая на Коррин Конн, и смотрела на меня удивленными синими глазами.

– Как, мистер Хармас?

– Привет! – сказал я. – Можно нам войти?

– Ну… Вообще-то, я против. У меня не убрано. Кто эти господа?

– Слева направо: мистер Мэддакс, начальник отдела претензий «Нэшнл фиделити», и капитан полиции Хэккет, – представил я гостей. – Мы хотим побеседовать с вами о той претензии, которую вы заявили.

Она покачала головой:

– Извините меня, но вы должны разговаривать с мистером Райаном, он мой адвокат.

– Мы уже с ним поговорили. Он отказывается от ведения вашего дела, миссис Конн, или лучше называть вас мисс Джеллерт? – сказал я и шагнул в квартиру, оттеснив девушку в просторную, богато обставленную гостиную.

Хэккет и Мэддакс последовали за мной, Мэддакс закрыл дверь.

– Как вы смеете сюда врываться! – яростно крикнула она. – Убирайтесь вон!

– Успокойтесь, – мягко сказал я, – сначала мы хотим немножко с вами поболтать. Сядьте.

Поколебавшись, она села, сцепив руки на коленях.

– Я буду краток, – сказал я. – Чтобы быть с вами честным, я расскажу, что мне известно. Мэддакс пока еще не в курсе дела, так что вы уж потерпите, если я стану вдаваться в подробности.

– Я не желаю слушать, – ответила она. – Я требую моего адвоката.

– Вряд ли он сможет вам помочь, даже если и захотел бы впутываться в это дело, а он и не хочет. Гудьер мертв. Прежде чем умереть, он заговорил.

46
{"b":"5920","o":1}