ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ужин подан, мистер Хармас, – холодно оборвала меня Элен и отнесла тарелку в столовую.

Только съев почти все яйца и половину ветчины, я восстановил силы настолько, чтобы вновь броситься в атаку.

– Я знаю, что Мэддакс очень хочет, чтобы ты со мной поехала, – начал я, отодвинувшись от стола и потянувшись к сигарете, – но, поскольку он предлагает за твои услуги только тридцать баксов, а это меньше допустимого минимума, мы должны смотреть на вещи трезво. Если бы у меня были свободные деньги…

– Не волнуйся, – улыбнулась Элен. – Я еду с тобой, и это не будет стоить тебе ни цента. У меня есть собственная работа.

– Ты хочешь сказать, что едешь зарабатывать деньги?

– Да, милый. К счастью, у меня еще остается кое-какое влияние в страховом деле, и, хоть я и замужем за тобой, моя репутация все еще безупречна. Когда Пэтти рассказала мне о том, что затевается, я позвонила Тиму Эндрюсу и спросила, не желает ли он, чтобы я представляла его в этом расследовании. Моя идея привела его в восторг, и он дает мне сотню долларов по договору да еще оплатит расходы.

Я уставился на нее в изумлении:

– Ничего себе, вот здорово! Эндрюс что, тоже считает полис Джеллерт фальшивкой?

– Вначале он так не думал, но я его убедила, – бесстыдно заявила Элен.

Глава 2

Мы прибыли в Лос-Анджелес около трех часов дня, и, пока Элен отвозила наши вещи в отель «Кал-вер», где я забронировал номер на двоих, я доложился Тиму Фэншоу, начальнику нашего филиала.

Фэншоу был большой и толстый, с выбритым до синевы подбородком. Мои вопросы о страховке Джеллерт его позабавили: казалось, он в жизни не слышал ничего смешнее. Я его не винил: на него не давили.

– Мэддакс звонил мне примерно час назад, – сказал он после того, как мы обсудили детали страховки. – Он проверил тот отпечаток, но он чист. Мне кажется, Мэддакс надеялся, что девчонка где-то засветилась.

– Я так не думаю, – ответил я. – В этом случае она не оставила бы свой отпечаток на полисе. Я по-прежнему не верю, что это вышло случайно. Очень мило, что ты сидишь тут и улыбаешься, но тебе не придется отвечать в случае чего.

– По-моему, это несерьезно, – возразил он. – Проблема Мэддакса в том, что он слишком подозрительно ко всему относится. Почему бы не проявить немножко доверия к Гудьеру? И потом, ведь этот парень – чертовски хороший агент. Мне здорово повезло, что его сюда перевели. Не знаю, слышал ты или нет, но он устроил потрясающую сделку с Джойс Шерман. Это самая полная страховка из всех, которые я когда-либо видел. Взносы, которых он от нее добился, такие огромные, что просто волосы дыбом. А полис он продал потому, что позаботился сюда приехать и лично ей напомнить возобновить страховку от пожара и кражи. Большинство моих лодырей просто позвонили бы или послали уведомление по почте, а вот Гудьер приехал сам. Он заслуживает того, чтобы ему доверяли, а не пинали всю дорогу.

– Знаю, он лучший из лучших, но бесполезно ждать от Мэддакса, чтобы он кому-нибудь доверял. Во всяком случае, я не жалуюсь на судьбу: работа будет легкой, а благодаря ей я вырвался из конторы и из тисков Мэддакса.

Фэншоу просиял:

– Если хочешь в свободное время поразвлечься, только скажи. У меня целая книжка телефонов горячих и страстных красоток, которые с удовольствием скрасят тебе жизнь.

– Благодарю за предложение, но я привез с собой жену, – сказал я, вставая. – Она достаточно горячая и страстная. У меня есть время забежать в контору к Денни, так сказать, приступить к делу. Хочу произвести впечатление на супругу своими методами работы.

– Если тебе нечем будет заняться, приходи сегодня вечером в спортклуб. Я угощу тебя стаканчиком.

Я ответил, что посмотрю, как пойдут дела, пожал ему руку и вышел на улицу.

Ведя машину по бульвару Лонг-Бич, я подумал, что недурно было бы попытаться самому перевестись в филиал Фэншоу. Он вроде бы неплохой парень, и будет приятно избавиться от Мэддакса. Я знал, что обманываю себя: Мэддакс со мной не расстанется, да и сам старик не отпустит.

Я нашел Четвертую улицу, расспросив полицейского, который разглагольствовал, скорее, о том, где я могу поставить свою машину, чем о том, где находится нужный мне дом с конторой Денни, но в конце концов благодаря собственному упорству я это из него выудил. Стоянка, на которую он мне указал, находилась настолько далеко от Четвертой улицы, что я решил рискнуть и проехал мимо, но прямо у главного входа в здание обнаружил еще одного копа с таким угрюмым выражением лица, что передумал и поехал назад к месту стоянки.

Когда я вернулся пешком, то уже слегка вспотел.

Здание, приютившее контору Денни, было зажато между аптекой и китайским рестораном. Вход был оборудован двойными крутящимися дверями и отделан медью, которую, судя по всему, не чистили по меньшей мере пару лет. Я толкнул дверь и оказался в темном, душном помещении, в котором стояли самые разные запахи, от давнишних помоев до немытых тел.

Там был лифт, из тех, которые приводишь в движение сам, потянув за веревку. Веревка показалась мне такой протершейся и ненадежной, что я решил идти пешком. Кроме того, в нем кого-то стошнило и до сих пор никому не пришло в голову это убрать.

Табличка у лестницы сообщила мне, что контора Денни на шестом этаже. Это была маленькая записка, нацарапанная неровными печатными буквами на листе бумаги и наклеенная поверх имени предшественника. Она гласила: «Брэд Денни. Агент. Комната 10, 6-й этаж».

Не то объявление, какое могло бы привлечь клиенток-кинозвезд вроде Джойс Шерман, но, в конце концов, всякие агенты нужны.

Я не спеша поднимался по лестнице, не встретив никого на пути. Из пары кабинетов, попавшихся мне по дороге, доносился треск пишущих машинок.

Денни делил шестой этаж с пожарным выходом и мужской уборной. Дверь его конторы была напротив пожарного выхода. Эта дверь не впечатляла своим видом. Может, ее и красили, когда устанавливали, но с тех пор к ней не притрагивались. К двери была приклеена визитная карточка с тем же незатейливым текстом, что и на табличке внизу.

Без особой надежды я постучал и, выдержав достаточно долгую паузу, повернул ручку. Дверь не открывалась, и без особых умственных усилий я сделал вывод, что она заперта.

Я отошел, нащупал в кармане сигарету и уставился на дверь. На ней был цилиндрический замок, и мне бы удалось его открыть без особого труда, но я решил, что сейчас не время, и предпринял долгое, одинокое путешествие вниз по лестнице.

Задержавшись в вестибюле, я осмотрелся. Дверь у лифта показалась мне именно тем, что я искал. Я подошел к ней и постучал; тишина.

Я снова постучал, потом нажал на ручку и толкнул. Дверь открылась, в нос ударил запах несвежего пива и застойной воды, пополнив гамму ароматов вестибюля.

Впереди был коридор, в конце которого виднелись каменные ступени. Я подошел к ним и перегнулся через железные перила: подо мной было большое помещение с бетонным полом, заваленное ведрами, метлами, пустыми бочонками, коробками и деревянными ящиками и воняющее мышами и жирной, давно протухшей едой.

На одном из ящиков сидел пожилой мужчина без пиджака, в очках в оловянной оправе, в котелке и поношенных брюках. Он читал газету с результатами скачек и бормотал что-то себе под нос с таким видом, будто бы ему ни до чего на свете не было дела. В левой руке старик держал банку с пивом и, пока я за ним наблюдал, он отвел взгляд от газеты и отхлебнул из банки. Я подождал, когда он от нее оторвется, и спустился вниз. Старик внимательно посмотрел на меня, поправил очки, поставил банку на пол и моргнул. Он показался мне довольно безобидным, но на всякий случай я изобразил широкую дружескую улыбку. Он продолжал молча смотреть, никак на нее не отреагировав.

– Привет, – сказал я, подойдя. – Я ищу управляющего. Это вы?

Тяжелые веки над покрасневшими глазами снова моргнули.

– Управляющий, – терпеливо повторил я. – Человек, который заведует этим домом. Это вы?

5
{"b":"5920","o":1}