ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элен догнала меня, и мы постояли, глядя вслед машине.

– Это еще что такое? – подумал я вслух. – Без фар, как летучая мышь из преисподней.

– Ты ее духи почувствовал? Это «Джой», самые дорогие духи на свете.

– Давай вернемся и посмотрим на этот проход, – предложил я, и мы пошли назад.

Через двадцать ярдов мы уткнулись в сплошную стену. Проход вел только к черному ходу в здание.

– Похоже, отсюда она и выскочила, – сделал я вывод, остановившись перед дверью, на которой белой краской было выведено: «Джо Мейсон. Управляющий зданием. Только для грузов».

– Разве что у нее лопнула резинка на чулке и она сюда нырнула, чтобы ее поправить, – предположила Элен.

– А что, в машине этого нельзя было сделать? – возразил я, вытащил фонарь и осветил дверь. – Так она же открыта. – Я толкнул двери, и она легко поддалась. – Мне кажется, эта женщина была здесь.

– Может быть, у не? здесь офис? – предположила Элен, понизив голос. – Войдем?

– Да. – Я шагнул в вестибюль. – Закрой за собой дверь.

Элен так и сделала и, наклонившись, подсунула под дверь деревянный клинышек.

– Это на случай, если полицейский попытается ее открыть, – сказала она. – Я об этом в книжке прочитала.

– Очень умная мысль. А теперь помолчи и держись рядом. Мы пойдем пешком. Этому лифту я не доверяю.

Мы стали молча подниматься по лестнице, она держалась на две ступеньки позади меня. Иногда я включал фонарь, но в основном мы продвигались в темноте.

В здании не было слышно ни звука, лишь с улицы доносился отдаленный шум машин да слабые звуки клаксона.

Мы добрались до четвертого этажа, и тут Элен схватила меня за рукав. Я остановился.

– Что такое? – тихо спросил я.

– По-моему, я что-то слышала, – шепнула она. – Такое ощущение, что в доме кто-то есть.

– Ради Бога, сейчас не время упражняться в интуиции.

Мы стояли рядом, прислушиваясь, но ничего не услышали.

– Забудь об этом, – сказал я наконец. – Ты просто нервничаешь. Давай пойдем наверх.

Мы пошли дальше. Добравшись до шестого этажа, мы уже еле дышали.

– Ну вот, посвети мне, и я тебе покажу, как надо открывать запертую дверь. Люди гораздо беднее тебя заплатили бы приличную сумму за то, чтобы это увидеть.

– Посветить-то можно, – ответила она дрожащим голосом, – но ведь в этом нет необходимости, правда?

Дверь была полуоткрыта. Мы посмотрели на нее, и, должен признаться, пушок на моей спине встал дыбом.

– Кто мог там побывать? – шепнул я. – Сегодня здесь было заперто.

– Почему ты думаешь, что его там уже нет? – спросила она, прячась за моей спиной.

Сунув руку за пазуху, я выдернул револьвер. Поскольку я был одним из самых худших стрелков в армии США, ощущение его холодной поверхности не прибавило мне бодрости.

– Давай посмотрим. – Я толкнул ногой дверь и осветил лучом фонаря маленькую пыльную комнату: мы увидели стол, два стула, потертый коврик и шкаф для документов. Там никого не было.

– Странно… – Я вошел в комнату. – Может, Денни приходил?

Элен закрыла дверь, подошла к окну, опустила шторы и включила свет.

– Не думаю, что это Денни. Здесь была та женщина, с которой мы столкнулись. Неужели ты не слышишь запаха духов?

Я принюхался, но ничего не почувствовал. Мой нюх не шел ни в какое сравнение с обонянием Элен.

– Ты уверена? Я ничего не замечаю.

– Я тебе точно говорю, Стив.

Я осмотрел кабинет: никакого беспорядка.

– Женщина, которая пользуется такими духами, не может быть клиенткой Денни, – продолжала Элен, – Эта штука стоит кучу денег.

– Тогда кто же она? Что она тут делала? Я подошел к покрытому пылью столу и выдвинул ящик. В нем было полным-полно всякого хлама: скрепки, клочки бумаги, грязные щетки для чистки трубки, несколько пустых банок из-под табака – ничего интересного. Я просмотрел содержимое других ящиков: в одном валялась грязная рубашка, в другом – полотенце, бритва, пена для бритья и зеркало.

– Да, мелкий агент с мелким имуществом, – прокомментировал я, вытаскивая из пачки сигарету и приклеивая ее к нижней губе.

Элен рылась в шкафу для документов, перебирая какие-то письма. Потом она закрыла шкаф и покачала головой:

– Ничего такого, чтобы можно было догадаться, где он теперь.

– Загляни в нижний ящик, – предложил я. Она послушалась: обвязанная красной ленточкой, там лежала аккуратная пачка страховых полисов.

– А вот и причина наших хлопот, – обрадовался я. – Давай-ка посмотрим.

Мы разложили полисы на столе и склонились над ними. Через пять минут внимательного осмотра стало понятно, что по содержанию все они – точные копии полиса, проданного Гудьером.

– Самое разумное, что они могли сделать, – сказал я. – Если наши коллеги сочли это дело рискованным, то им все равно не удалось бы лучше нас составить договор. Интересно, кто-нибудь ей отказал? – Я перевернул один из полисов, чтобы взглянуть на подпись. – Эй! Посмотри-ка! Чернильное пятно и отпечаток большого пальца!

– И на всех так, – сказала Элен, быстро проверив остальные полисы.

Мы посмотрели друг на друга.

– Алан клялся, что это получилось случайно. Значит, это не так. Кажется, мы что-то нашли, хотя я еще не вполне понимаю, что именно.

Элен нахмурясь смотрела на полисы.

– Возможно, первый отпечаток получился случайно, а потом, видимо, ей захотелось, чтобы ее отпечатки были на всех полисах, и она их поставила.

– Это твоя интуиция? Она, покачала головой.

– Нет. Нам придется выяснить у других агентов, считают ли они также, что отпечатки попали на полисы случайно, – сказала она, складывая документы. – Стив, я с тобой согласна. В этих отпечатках есть какая-то хитрость.

Я убрал полисы в ящик – Здесь больше нет ничего интересного. Пойдем отсюда. По крайней мере, мы не зря потратили время, хотя так и не выяснили, где их искать.

Мы оставили дверь в том же состоянии, в котором нашли, и вышли на лестничную площадку. Немного постояв, прислушиваясь к отдаленному шуму транспорта, мы стали молча и быстро спускаться. На площадке третьего этажа Элен остановилась и схватила меня за руку.

– Стой! – шепнула она. – Слушай! Я выключил фонарь и замер рядом с ней в темноте. Тут я услышал то, что испугало ее: тихий скребущий звук откуда-то снизу, будто по каменному полу очень медленно волокли мешок. Элен сжала мою руку.

– Что это? – выдохнула она.

Я шагнул к перилам и посмотрел вниз, в темную шахту: ничего, только тьма, черный пустой колодец. Шорох внизу продолжался.

– Там кто-то есть, – прошептал я, – кажется, он что-то тащит.

Мы подождали, перегнувшись через перила и прислушиваясь. Внизу опять что-то зашуршало, и вдруг мы чуть не подпрыгнули от внезапного лязга металла о металл.

– Лифт. Кто-то поднимается, – объяснил я Элен и оттащил ее от перил.

– Кто там может быть? – спросила она, дрожа всем телом.

– Не волнуйся. Давай отойдем.

Шагнув назад, мы услышали скрежет медленно поднимающегося лифта. Я попытался открыть дверь какой-то конторы, но она не поддалась.

– Лестница, – зашептала Элен, – мы можем пойти вниз, пока он поднимается.

Я взял ее за руку и повел к лестнице. Нащупав первую ступеньку, мы снова застыли, завороженные еще одним звуком: из шахты лифта раздался ужасный, задыхающийся стон, казалось заполнивший весь дом.

– Кто-то ранен, – сказала Элен. – Стив, я боюсь! Я прижал ее к себе, прислушиваясь. Лифт медленно поднимался, он уже был близко. Я разглядел его тень: она двигалась вверх, к нам, медленнее и медленнее и, наконец, остановилась в паре ярдов от нас. Из лифта опять донеслись странные звуки, и Элен затаила дыхание: мы услышали прерывистый вздох, шорох и звук падения. Я выхватил револьвер, толкнул Элен себе за спину и включил фонарь. Свет упал на решетку лифта. Элен тихо вскрикнула: из кабины в шахту стекала кровь. Фонарь дрогнул в моей руке, я шагнул вперед и заглянул внутрь.

Управляющий сидел, прислонясь к стене кабины. Очки в оловянной оправе свисали, зацепившись дужкой за ухо, лицо было в крови, взгляд застыл. Я шагнул было вперед, и тут его безжизненное тело внезапно дернулось, он откатился от стенки и сполз, бесформенной грудой привалившись к решетке.

8
{"b":"5920","o":1}