ЛитМир - Электронная Библиотека

Капитан двух планет.

Пролог.

****

Женщина бежала по длинному коридору, ярко освещенному мигающими лампочками на полу. Отовсюду раздавался сигнал тревоги. Где-то сзади слышались голоса. Перепрыгивая через тела, что валялись мертвой грудой на пути, женщина старалась бежать и не упасть. Крепко прижимая черное одеяльце к груди. Ее черные длинные волосы хвостом летели за ней. Челка мокрыми прядями прилипала к лицу, мешая обзору. Кожа оттенка светлого шоколада была покрыта грязью, порезами и ссадинами. Белые одежды, что когда-то струящимся щелком обвивали прекрасный стан, кровавыми и грязными лохмотьями прилипали к телу.

Женщина то кралась, как испуганный зверек, то бежала со всех ног, огибая множественные препятствия. Завернув за поворот и чудом пригнувшись от лазерного выстрела, что ударил за ее спиной там, где еще секунду была ее голова.

– Вот она! Держите эту дрянь! Стрелять на поражение! – этот противный каркающий язык, как же она ненавидела их всех.

Резко изменив направления, женщина побежала по другому коридору, стараясь вспомнить путь к спасательным шлюпкам, который ей показывал муж. Супруг, любимый. Остался там, в каюте. Их было слишком много, чтоб спастись всем троим. Любимый спас их ценой своей жизни, давая время жене и ребенку. Последнее, что увидела молодая женщина это черные глаза супруга, что посмотрели последний раз на них с любовью и тоской. Больше не было времени, надо было спасаться. Сейчас она понимает, что и у нее не будет шанса. Ее заметили, а значит нужно дать время на спасения своего ребенка, пока капсула не уйдет в открытый космос.

Сверток заворочался и оттуда вылезла маленькая ручка, опустилась на щеку женщины.

– Прости, дорогая, не время играть. Только не плачь, все будет хорошо.

Видимо быстрый бег и тряска на столько укачивало ребенка, что даже весь этот шум не мешал спать младенцу.

Вот лестница, что вела по коридору рабочих в запасные спасательные капсулы. Из всех сил женщина толкнула железную дверь в отсек, а потом так же ее закрыла, предварительно заведя замок на автоматическое закрытие. Слава Богам, в отсеке никого не было. И о чудо! Единственная спасательная капсула осталась подсоединена.

Женщина положила ребенка в спасательную шлюпку, вбивая параметры родной планеты, а так же ставя таймер на подачу аварийного сигнала, чтоб увеличить шанс на спасение. Дверь с грохотом отлетела в сторону.

– Стреляйте!

И тут раздался шкал выстрелов, оглушающем эхом отражаясь от стен состыковочного отсека. В последнюю секунду женщина упала в капсулу и ногой нажала кнопку запуска. Она слышала, как очередь прошлась по обшивке капсулы, но не смогла ее пробить. Свернувшись калачиком на полу, женщина крепче к груди прижала ребенка. Через три секунды они уже отсоединились от корабля и ушли в открытый космос.

По щекам текли слезы. Там на корабле остался муж. Любимый и отец, а так же главнокомандующий флотом нардиланской армии. Который погиб, спасая свою семью. И она больше никогда не увидит его черных глаз, не почувствует его запах, не уснет в крепких объятиях. Резкая боль в боку заставила вскрикнуть женщину, от чего малышка открыла глазки и с удивлением рассматривала маму. Женщина положила руку на бок, почувствовав пальцами, что у нее рваная глубокая рана, кровь сочилась сквозь пальцы, а сил нет, даже чтоб оглянуться в поисках аптечки. Скоро она все же встретится с мужем. Почувствовав беду, малышка жалобно захныкала.

– Тише, сладенькая, тише. Все будет хорошо. Не бойся маленькая, я рядом.

Женщина покрепче прижала к себе ребенка, стараясь подарить больше тепла. Заглянув в глаза своей крошки, женщина не смогла сдержать улыбку.

– Ты вся в отца. Такие же волосы, цвет кожи и лицо. Только глазки мои, да мое сокровище?

Младенец издал булькающий звук губками и широкими глазами уставился на мать. Две пары глаз одинакового цвета мокко смотрели с нежностью друг на друга.

– Все хорошо, любимая, засыпай, – голос женщины стал тише. Мать крепче прижала ребенка к груди, тихонько покачивая и напевая любимую мелодию. А в ее руках тихо спала малышка, причмокивая пальчик, завернутая в черное бархатное одеяльце.

Последний раз мать посмотрела на дочь, слегка улыбаясь. Капсула издала сигнал, что в космос был отправлен сигнал SOS. Значит, скоро прибудет помощь, но она уже не успеет. Она стянула с шеи кулон, что чудом не сорвался с шеи. Черный бриллиант в обрамлении платины был камнем их рода. Повесив цепочку на шею ребенка, мать поцеловала щечки младенца. Устало прислонилась к стенке капсулы и прикрыла глаза. Одинокая слезинка скатилась из закрытых глаз вместе с последним вздохом женщины.

****

– Товарищ генерал, разрешите обратиться! – молодой офицер подошел, чеканя шаг к креслу командира. – Мы только что поймали сигнал бедствия. По нашим расчетам, это спасательная капсула. Движется по направлению к нам. Если не сбавлять скорость, то через два часа мы сможем принять ее на борт. Какие будут распоряжения?

Мужчина с легкой сединой в каштановых волосах, устало перевел взгляд на молодого офицера. Корабль возвращался с новой планеты, где они только что заключили мирный союз. Многие часы подготовки, два месяца в полете. Постоянное напряжение, и вот еще это. Генерал прикрыл глаза, разминая переносицу. Простое движение помогало ему собраться с мыслями.

– Нет, увеличить скорость. Через полчаса вы должны мне доложить о состыковке капсулы с кораблем, я лично хочу знать, что там!

Молодой офицер отдал воинское приветствие и удалился. На губах мужчины появилась кривая улыбка. Когда то и он был молод и так же горяч. Грезил армией и полетами, желал повышения и всячески стремился к новым достижениям. Но вот он уже и генерал, а толку. За погоней он пропустил главный период в жизни каждого дартарианца – создание пары, семьи и рождение потомства. Да, у них есть только десять лет, чтоб найти свою пару и соединиться в браке. Ничтожно малый срок для тех, чья продолжительность жизни около двухсот лет. Ведь только так они могли дать новую жизнь. Дети у дартарианцев рождаются только в браке. Поэтому то уже давно существует закон об обязательном времени, когда организм каждого жителя полон сил и способен к репродукции. Связи могут быть до и после, но законного брака и детей уже не будет. Вот и он потерял свое время, гоняясь за пиратами и регулируя дела альянса. Теперь уже поздно. У него может быть множество любовниц, но ни одна не подарит ему ребенка. А такая жизнь бессмысленна для каждого уважаемого дартариаца.

Из мрачных мыслей генерала вывел сигнал входящего сообщения. Прочитав текст послания, мужчина встал и направился в состыковочный отсек. Он был высок и статен. Еще достаточно молод, но пару тонких белых прядей уже украшали его висок. Длинные черные волосы до лопаток заплетены в сложную косу, что говорит о высоком статусе и роде мужчины. А его синие глаза всегда такие серьезные. Стоит ему посмотреть на подчиненных и любой приказ будет исполнен. Его уважали все, а так же боялись. Естественно, единственный глава рода. Последний.

Широким шагом он приближался к отсеку. Подчиненные расступались, уступая дорогу. Его лицо уже давно потеряло мимику. Всегда серьезен, никогда не улыбается, хмурый и задумчивый. Даже, когда он с женщиной.

– Состыковка произошла без происшествий, генерал. Но мы ждали вашего приказа. Думаете, стоит открывать? – все тот же молодой офицер с опаской косился на капсулу. Тут же было пару воинов с оружием, чтоб отразить диверсию, если таковая случится.

Генерал сам подошел ближе к шлюпке и нажал пару кнопок с внешней защиты, что позволяло в ручную открыть капсулу. Когда дверка открылась, и дым рассеялся, генерал изменился в лице. Прошла мучительная минута. Все присутствующие даже боялись пошевелиться. Но тут у многих вырвался нервный вздох, когда генерал вдруг улыбнулся. Это было, будто родилась новая звезда. Никто его таким не видел.

Мужчина наклонился и на половину исчез внутри капсулы.

– Что там, мой генерал? – у молодого офицера сдавали нервы, но ослушаться приказа он не мог. Тем более, что такового и не было вовсе.

1
{"b":"592039","o":1}