ЛитМир - Электронная Библиотека

— Перестань, Шелл.

Появились полицейские, от них рябило в глазах.

Их было много, потому что, во-первых, примчалась машина связи и двое полицейских в форме, затем команда, заступившая на ночное дежурство в управлении полиции города, а за ними подоспела сонная братия из голливудского подразделения, занимающегося убийствами, в составе лейтенанта, двух сержантов и еще одного полицейского в форме. Так что советую вам ни в кого не стрелять в окрестностях Лос-Анджелеса. По крайней мере, если чувствуете, что можете обойтись без оружия. А первым из голливудских детективов, прибывшим на место происшествия, конечно же был лейтенант Уэсли Симпсон.

Он разговаривал с одним из офицеров управления, потом заметил меня возле сенегальской финиковой пальмы и направился в мою сторону, двигаясь как во сне.

— Опять не успел снять штаны, — проворчал он. — Да и в дом не удалось войти. Услышав вызов по рации, развернулся на сто восемьдесят градусов. Правила нарушил, — добавил он с мрачной миной и огляделся по сторонам. — Где труп?

— Ну, несколько минут назад он лежал тут…

— Лежал? — Он выругался. — Вообще-то мне нравится поболтать с тобой, Скотт. Особенно в неурочное время. — «Скотт» — не «Шелл», значит, лейтенант действительно на грани срыва. — Но хочешь верь, хочешь нет, мне еще предстоит дневное дежурство. А теперь отвечай, где труп?

— Уэс, — мягко произнес я, — я не разыгрываю тебя. Я застрелил парня…

— Ты застрелил?

— Да. И он лежал здесь. — Я указал на кровавое пятно на ступеньках. — Я вошел в дом на несколько минут и не счел нужным тащить с собой мертвеца. Когда я вышел на улицу снова, его на месте не оказалось.

— Скотт! — Голос Уэса звучал как далекие раскаты грома. — Если ты смеешься…

— Уэс, прошу тебя. Я стараюсь говорить как можно проще и понятнее. Тревога объявлена, и патрульная машина еще может нагнать автомобиль. Если в ней окажется труп, тогда это тот самый.

— Ты хочешь сказать… — Его голос сделался подозрительно мягким, как если бы ему смазали медом язык. — Что после того, как ты застрелил человека, кто-то явился сюда, подхватил его и унес? Кто-то украл его?

— У тебя есть сигарета, Уэс? — спросил я.

* * *

Ночь была почти на исходе, когда я добрался до отеля «Спартан», что в Голливуде. «Спартан», расположенный напротив зеленых площадок Уилширского клуба на Норт-Россмор-стрит, — это мой дом. Самое важное в этом моменте — то, где стоит моя кровать. А кровать — то место, где я очутился вскоре после того, как вошел к себе.

Сначала я угостил тропических рыбок сухим кормом, принял душ, завел оба будильника и лишь потом упал в свою люльку. Я ужасно устал, но мой мозг был взбудоражен и мысли продолжали вертеться в голове, как карусель. И все потому, что я не мог ухватиться за что-нибудь стоящее.

Я пытался выкинуть все из головы, но картинки, как на экране, продолжали плыть у меня перед глазами. Мужчины и женщины в Лагуна-Парадиз, Микки М, разговаривает с Адамом-Аароном, Ева с обнаженными вздрагивающими грудями при мягком свете и Лори, удивительная Лори. Лори возле бассейна… Лори у двери Джима… Лори смеется, ее глаза сияют, Лори кладет руки на горловину платья, вздымаются два белых холма, и на черном — маленький розовый след, полоска, намек, подающий надежды…

Я старался думать о Лори. Но две другие картинки постепенно оттесняли ее, пока наконец совсем не стерли с экрана воображения. На одной — Аарон Парадиз лежит на спине в кровати, а я вижу, как покрывается коркой красная струйка. На другой — умирающий человек, зубы сцеплены, тело судорожно дергается, дрожит, агонизирует…

Встаю я всегда неохотно, но в это утро проснулся, хотя еще спал. Первый будильник только расшевелил мое сознание, а второй сразу выдернул меня из постели. Наконец кофе — ух, эта паршивая горячая плазма. Только за второй чашкой я смог думать о вчерашнем дне — дне, который казался чуть ли не вечностью.

Уэсли Симпсон никогда не выходил из себя, но, если такое случалось, ему долго не удавалось взять себя в руки и успокоиться. Я сказал ему, что стрелял некий Микки М., хотя у меня не было никаких вещественных доказательств. Да и не нашли они Микки. Более того, оружие тоже испарилось.

Джим Парадиз досказал мне свою историю. Его брат в конце концов оказался за решеткой, а Джим вложил свои сто пятьдесят тысяч в недвижимость: купил многоквартирные дома, улучшил их состояние и продал или обменял, урезав тем самым налог; потом инвестировал в некультивированные земли и строительство. Он приехал в Калифорнию семь лет назад, уже с солидным состоянием — незадолго до того, как мы с ним познакомились на голливудской вечеринке, — и, разумно пустив капитал в оборот, удвоил или даже утроил его. Он принялся скупать земли на Лагуна-Бич и в его окрестностях и образовал «Парадиз пропертиз инкорпорейшн». Затем объявился его брат Аарон — здоровый, как сама жизнь, и даже более похотливый, чем в колледже. После счастливого воссоединения Джим пригласил Аарона сотрудничать в его грандиозном проекте, которым тогда уже стал Лагуна-Парадиз. У Аарона было пятьдесят тысяч наличных денег, Бри-Айленд и «миллион идей» — прошлой ночью я стал свидетелем того, как осуществились некоторые из них.

Это все. А потом — убийство.

Я притащил третью чашку кофе в гостиную своей трехкомнатной квартиры, плюхнулся на шоколадно-коричневый диван возле искусственного камина и водрузил телефон себе на грудь. Набрал номер Джима, и он ответил на второй звонок.

— Джим, это Шелл. Как скоро ты будешь готов?

— Не раньше чем в девять. Что скажешь, если мы встретимся у тебя дома? Можем выехать оттуда.

— Прекрасно.

Прошлой ночью мы с Джимом договорились отправиться в его лодке на Бри-Айленд. Лодка — это «Мэттью», сорокадвухметровая, двухвинтовая яхта с каютой. Я понятия не имел, что найду на острове, но у меня возникло сильное желание взглянуть.

— Что мне нужно сделать? — спросил я Джима.

— Ну… есть одна деталь. Некоторые из присутствовавших на Лагуна-Парадиз, вероятно, хотят узнать, будет ли там открыто сегодня. После всего, что случилось прошлой ночью.

— Ты хочешь закрыть лавочку на время?

— Нет. Возможно, кое-кто только и ждет, что я закроюсь, хотя в этом мало смысла, как, впрочем, и во всем остальном. Кое-кто явно все-таки надеется, что гибель Аарона навредит Лагуне, но будь я проклят, если допущу подобное. В любом случае, если хочешь мне помочь, позвони Уэлли, и девушкам, и всем остальным и сообщи им, что ничего не изменилось? Пусть приезжают сегодня в Лагуну, как обычно.

— Заметано.

— Я бы и сам это сделал, но мне придется съездить в центр и закончить приготовления к похоронам.

— Никаких проблем. — Он продиктовал номера телефонов, а я наспех их записал. — Я вернусь к девяти и буду ждать тебя. И береги себя, Джим, — предостерег я.

Полиция конфисковала «смит-и-вессон», из которого я прошлой ночью продырявил Микки М., но мы подготовили для Джима другое оружие, револьвер 38-го калибра. Я посоветовал ему:

— Захвати с собой пушку.

— Я давно уже это сделал.

Взбодрившись разговором, я принялся всех обзванивать. Мне не удалось дозвониться лишь до Евы и Лори — у них никто не снимал трубку. Разумеется, когда я звонил Лори, я не стал долго трезвонить. Раз никто не ответил, мне нужно обязательно наведаться к ней лично. Я бросил трубку, упал в машину и помчался в «Клеймор».

Я вошел в отель и остановился у табачного киоска, что возле лифтов. Сковыривая тонкую целлофановую полоску с пачки сигарет, я увидел у киоска крупного толстощекого мужчину средних лет. Это был тот самый Санта-Клаус, что разговаривал вчера вечером с Евой.

Он тоже открыл пачку, достал сигарету с фильтром, который рекламируют как «гигиенический, безопасный и эффективный», уверяя, что он поглощает 90 процентов никотина, 95 процентов смолы и приблизительно 99 процентов дыма. Круглолицый воткнул сигарету еще и в металлический фильтр, который он потом с большой осторожностью ввел себе в рот. Он закурил, и я усомнился, чувствует ли он вообще какой-нибудь вкус. Черт возьми, стоило ли возиться так долго, чтобы на выходе получить так мало.

11
{"b":"5921","o":1}