ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Место, названное зимой
Потерянные девушки Рима
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Назад к тебе
Король на горе
Красная угроза
Первый шаг к пропасти
Эверлесс. Узники времени и крови

И в то же время существовала еще одна правда: в истории Горация Лоримера оставалось еще много белых пятен.

— Большое спасибо, мистер Лоример. Вы правы. Похоже, ему стало легче, он снова казался счастливым Санта-Клаусом, улыбающимся оленю. Пока он пребывал в столь веселом расположении духа, я спросил:

— И еще одно — как выглядят события в сухом осадке? Я хочу сказать, без эмоциональных объяснений, которые вы мне только что дали.

— О чем вы?

— Ну, — начал я, чуть ли не извиняясь, — вы являетесь владельцем Бри-Айленда и продали его Аарону Парадизу. Затем по какой-то причине — во всяком случае, так утверждают — вы предпринимаете попытки выкупить остров обратно. А прошлой ночью Аарона замочили. В собственной постели. Негодяй по имени Микки М, также пытался убить его брата, Джима Парадиза. Очень может быть, что Микки поспел везде, а еще, я думаю, он работал на Луиса Греческого. — Я сочувственно посмотрел на него. — Вы понимаете, какая цепочка выстраивается? И как на нее посмотрит полиция?

— Полиция?..

Какой же он нервный! Я продолжал:

— Поскольку Греческий является генеральным менеджером «Хэнди-фуд» и работает на вас, а вы — хозяин предприятия, и так как вы хотели купить Бри-Айленд, может создаться впечатление, что вы — не только Луи Греческий, но также и вы — причастны к трагедии, разыгравшейся прошлой ночью.

— Нет! Господи милостивый, стрелять, убить — нет!

— Полиция может именно так это расценить, мистер Лоример. — Я выдержал многозначительную паузу. — Но если вы изложите им те же факты, что и мне, это их может удовлетворить.

Он уже было подумал, что я целиком и полностью согласен с ним, а теперь я снова наводил на него ужас. Его привычно розовое лицо стало бледным, и он все время облизывал губы.

Я был неумолим.

— Естественно, мне придется рассказать им о нашем с вами разговоре и моих предположениях.

— Рассказать… полиции?

— Разумеется. Вы против?

— Вы не должны этого делать.

— Простите меня, мистер Лоример. Моя лицензия обязывает…

— Вы не должны!

Я повернулся к нему спиной и сделал шаг к двери.

— Подождите! — взмолился он.

Что-то в его голосе удивило меня, словно какое-то чувство телепатически перешло из его мозга в мой. Я почувствовал, будто кто-то провел острой ледяной сосулькой по моему позвоночнику, и у меня возникло ощущение, что Гораций Лоример собирается выстрелить мне в затылок.

Я остановился и посмотрел через плечо. Лоример спокойно сидел, держа руки на коленях, и пристально смотрел на меня. Его лицо оставалось бледным, он не целился в меня из пистолета и собирался проткнуть не сосулькой, а взглядом. Своими испуганными глазами. Испуг? Интересно, чего испугался Лоример?

— Подождите, — повторил он, на этот раз спокойнее.

Казалось, он весь обмяк; воплощенная застенчивость и кротость, он опять стал похож на добродушного производителя детского питания «Па Па».

— Хорошо, — сдался он. — Я расскажу вам. Все расскажу…

Глава 13

С минуту Лоример сидел тихо, будто перед великой исповедью.

— Прежде чем я начну, позвольте высказать просьбу, мистер Скотт. Хотелось бы, если вы сочтете, что я действительно не сделал ничего, заслуживающего порицания, не совершил никакого страшного преступления, чтобы вы не сообщали полиции того, о чем я собираюсь вам рассказать.

Поразмыслив немного, я сказал:

— Если в вашем рассказе будет что-то такое, что я смогу пропустить мимо ушей, я это сделаю. В любом случае, прежде чем я уйду отсюда, я поставлю вас в известность о своих дальнейших действиях, если таковые вообще будут.

Он покорно развел руками.

— А это возможно лишь в том случае, если вы убедите меня, что не имеете никакого отношения к тому, что произошло с Аароном и Джимом Парадизами.

— Я не имею отношения ни к одному из них. Клянусь вам. Я читал об убийстве в газетах, но это все, что мне известно. Мистер Скотт, я не раскрыл вам всей правды о том, как продал остров Аарону Парадизу. Я вообще не продавал ему Бри-Айленд…

— Позвольте, я знаком с результатами проверки официальных документов…

— Разумеется, сделка по документам считается законной. Она была проведена на законных основаниях, но… — Он вздохнул и нервно потер руки. — Я уже объяснил вам, что сделал мистер Греческий со мной и с фабрикой. С одной стороны, он меня обманывает и неумолимо разоряет, с другой — бьет чудовищная налоговая система; я оказался зажатым между молотом и наковальней — как любой другой мелкий или крупный бизнесмен сегодня, мистер Скотт.

— Аминь.

— Не смейтесь. В надежде спасти хоть часть имущества от гибели, я, как уже говорил, в течение нескольких лет подавал заниженные цифры в декларации о доходах, что, понятно, вызвало подозрения. Поскольку эти скромные ухищрения позволяли мне уменьшать сумму налога, у меня оставалась некоторая часть наличных денег. Вы понимаете?

— Пока что да.

— Как вам известно, год назад против меня возбудили уголовное дело за недоплату налогов в период с 1957-го по 1959 годы. Ухнули в государственную прорву триста шестьдесят тысяч плюс пени за три года. — Лоример тяжко вздохнул, на лбу и верхней губе выступил пот. — Это поставило меня перед весьма щекотливой дилеммой. Видите ли, у меня было на руках достаточно денег, чтобы возместить требуемую сумму, но по доходам и статьям расходов, которые я показывал в отчетных документах с 1959 года, у меня не могло оставаться такой суммы. Это вам тоже понятно, мистер Скотт?

— Пока что арифметика простенькая.

Мошенник рассуждал о том, как занимался «надувательством», занижая свои доходы, и в итоге у него на руках образовался приличный сокрытый нал, который он не мог использовать, рискуя, что правительство заинтересуется, откуда у него набежали такие деньжата, а это, чего доброго, грозило еще одним уголовным делом.

Он рассуждал дальше:

— Пренеприятнейшая ситуация: я мог бы выплатить налоги за три года — и в результате предстать перед судом. Или заявить, что не способен выплатить, в таком случае правительство США наложило бы арест и продало мое имущество, включая «Хэнди-фуд» и остров… И тогда ко мне явился мистер Парадиз и предложил реальный выход из западни.

— Когда это было?

— Около года назад. Вскоре после того, как против меня возбудили уголовное дело.

— Вы до этого были знакомы?

— Нет, мы раньше никогда не встречались. Я о нем даже не слышал.

— Аарон знал Луиса Греческого?

— Кажется, нет. Но если они и были знакомы, никто из них об этом даже не заикался. — Он перевел дух. — Между прочим, так я познакомился с мисс Энджерс. Через мистера Парадиза — она несколько раз приходила вместе с ним на торжественные вечера, когда мы стали встречаться.

— Кто, вы сказали?

— Мисс Энджерс — Ева. Вы спрашивали меня о ней сегодня утром, а я сделал вид, что не знаком с ней. Мне не следовало бы так поступать, но вы застали меня врасплох, а я старался не афишировать свои дела с мистером Парадизом. — Он сокрушенно развел руками. — Мне и в голову не приходило, что когда-нибудь мне придется об этом вспоминать при столь трагических обстоятельствах.

— Успокойтесь, и вернемся к Аарону. Какой же выход из положения он вам предложил?

— Похоже, он знал обо мне довольно много и был в курсе, что мне предъявлен иск. Во время нашей беседы я поведал ему то, что рассказал сейчас вам: деньги у меня есть, а возместить убытки я не могу, не нарвавшись на неприятности. Предложение мистера Парадиза в основе своей было довольно заманчиво: я отдаю ему четыреста двадцать тысяч своих собственных денег. Потом я якобы «продаю» ему Бри-Айленд за четыреста двадцать тысяч и таким образом получаю от него свои кровные обратно. То есть я получал возможность заявить, что, продав Бри-Айленд, могу удовлетворить претензии правительства и погасить ущерб.

Я встрепенулся.

— Ну-ка, минутку. Давайте посмотрим, правильно ли я вас понял. Деньги не перешли к другому владельцу? Аарон вообще не тратил ни копейки?

23
{"b":"5921","o":1}